«Соучастников много». Почему Путина не стоит делать ключевым обвиняемым на трибунале — объясняет юрист-международник

18 августа, 08:47
Эксклюзив НВ
Российский диктатор Владимир Путин (Фото:REUTERS/Maxim Shemetov)

Российский диктатор Владимир Путин (Фото:REUTERS/Maxim Shemetov)

Борис Бабин, юрист, эксперт Ассоциации реинтеграции Крыма, рассказал в эфире Радио НВ, что диктатор Владимир Путин не должен быть ключевым обвиняемым на трибунале относительно войны РФ против Украины, поскольку в российской политике есть очень много сообщников и соратников в его взглядах.

— Начну с последних новостей: Алексей Резников, министр обороны Украины, через МИД инициировал обращение к странам — участницам Контактной группы по обороне Украины (так называемая группа Рамштайн), просьба делегировать экспертов по военной юстиции, которые могли бы помочь со сбором доказательств и работой по конкретным кейсам российских военных преступлений в Украине. Скажите, как это может выглядеть на практике? Может, например, можем вспомнить какие-то случаи из истории для сравнения?

Видео дня

— Самый простой пример — это объединенная следственная группа, которая была создана для расследования событий по сбитию Boeing российскими террористами в 2014 году, куда вошли представители следственных органов разных заинтересованных стран (Австралия, Малайзия, Нидерланды и т. д.). Вопрос межгосударственного, международного сотрудничества в измерении противодействия международным преступлениям не нов. И здесь специальных каких-то механизмов придумывать не нужно, будет достаточно двустороннего соглашения о сотрудничестве. Ведь те международные преступления, которые Российская Федерация и ее наемники совершают массово на территории Украины, охватываются универсальной юрисдикцией. Поэтому для того, чтобы, условно говоря, латвийские, датские или французские следователи совершали соответствующие действия, в частности по вопросам расследования, каких-то специальных оговорок международное право не содержит. Вопрос в другом: в том, куда пойдут результаты этих расследований. Это может быть национальный суд Украины, это может быть Международный уголовный суд, с февраля начавший производство.

— А как бы вы в целом оценили эти процессы, которые сейчас ведутся по расследованию преступлений? Из того, что мне приходилось читать и слушать, все-таки это редкость, когда война продолжается, а суды над преступниками уже идут и даже выносятся приговоры.

— Это не такая уж редкость. Вспомните Вторую мировую, когда нацистские преступники, виновные в преступлениях против мирного населения, получили свои приговоры до Нюрнберга в рамках национальных судебных производств тех стран, которые их захватывали во время боевых действий. Это не какое-то ноу-хау в истории человечества. Иногда войны продолжаются очень долго, конфликты бывают в латентных фазах, как Корейская война, ведь это не значит, что каких-то северокорейских преступников надо откладывать на 50 лет.

— Оцените, как украинские стражи порядка делают эту работу? Насколько мне известно, все-таки среди украинских юристов и правоохранителей было не так много людей, специализировавшихся на военных преступлениях.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X