Восстановление из пепла. Чем план Маршалла помог послевоенной Западной Европе и почему Украина добивается его «реинкарнации»

15 мая, 20:16
Сюжет
Эксклюзив НВ
Сейчас Украина оценивает стоимость восстановления экономики и инфраструктуры в $600 млрд (на фото поврежденные обстрелами многоэтажки Харькова) (Фото:RICARDO MORAES/ Reuters)

Сейчас Украина оценивает стоимость восстановления экономики и инфраструктуры в $600 млрд (на фото поврежденные обстрелами многоэтажки Харькова) (Фото:RICARDO MORAES/ Reuters)

Развязанная Россией война возрождает к жизни самые масштабны проекты времен Второй мировой. Вслед за программой ленд-лиза, которую уже возобновили США, мир обсуждает возможность нового плана Маршалла для послевоенного восстановления Украины.

Война России против Украины — главные события 3 июня

НВ напоминает, какое значение имела эта программа для восстановления Европы после Второй мировой войны, и как идея плана Маршалла может пригодиться Украине.

Видео дня

Что такое план Маршалла и чем он помог странам Европы после Второй мировой войны?

План Маршалла — это американская инициатива, предназначенная для помощи государствам Европы в восстановлении после Второй мировой войны. Официально программа так и называлась — European Recovery Program (Программа восстановления Европы), однако в историю она вошла по имени госсекретаря США Джорджа Маршалла, одного из главных инициаторов плана.

Наиболее активный период воплощения программы пришелся на период с апреля 1948 по декабрь 1951 года. Получателями помощи стали 17 европейских стран, включая Западную Германию. За это время США потратили на их восстановление порядка $13 млрд (около $115 млрд по курсу 2021 года). Современные экономисты и историки до сих пор дискутируют об экономической роли программы, однако ее политическое значение было не менее весомым: план Маршала способствовал интеграционным процессам в Европе, которые легли в основу создания Евросоюза.

Вот несколько важных фактов, которые стоит помнить о плане Маршалла.

Самая знаменитая отправная точка программы — речь Джорджа Маршалла в Гарвардском университете. 5 июня 1947 года госсекретарь США изложил в своем выступлении в Гарварде основу будущего плана. «Положение дел заключается в том, что в ближайшие три или четыре года нужды Европы в иностранных — прежде всего американских — продуктах питания и других жизненно важных товарах будут настолько превышать ее способность расплатиться за них, что ей потребуется основательная дополнительная помощь во избежание весьма серьезного ухудшения экономической, социальной и политической ситуации», — заявил Маршалл. Отдельно он подчеркнул, что такой план не будет направлен «против какой-либо страны или доктрины», а его целью должно стать «возрождение в мире работающей экономики, что позволит создать политические и социальные условия для существования свободных институтов», возвращение «нормального экономического здоровья, без которого невозможны ни политическая стабильность, ни прочный мир». Маршалл также предложил, чтобы программа была «совместной, согласованной если не всеми, то значительным числом европейских государств». Уже через месяц после речи Маршалла, в июле 1947 года, представители 16 стран Западной Европы собрались в Париже, чтобы обсудить условия программы.

В США план Маршала получил двухпартийную поддержку. План, разработанный специалистами Госдепа США при содействии Института Брукингса, поддержали как республиканцы, контролировавшие в те годы Конгресс США, так и демократы, которых представлял Белый дом во главе с президентом Гарри Трумэном. Трумэн подписал закон, вводивший программу в действие, 3 апреля 1948 года.

СССР отказался от плана Маршалла и запретил участвовать в нем странам соцлагеря. Советскому Союзу, странам Центральной и Восточной Европы также была предложена помощь по этой программе. Однако Иосиф Сталин и руководители СССР отказались из геополитических соображений. Советский МИД в 1947 году обвинил США в попытке навязать свою волю и влияние Европе, используя помощь в качестве инструмента политического давления. Более того, Москва фактически запретила Польше, Чехословакии и другим странам соцлагеря участвовать в плане Маршалла, призывая коммунистов в западных странах сопротивляться «маршаллизации».

На пике реализации плана Маршалла (в 1948—1949 годах) потоки финансовой помощи от США достигал 14% ВВП Австрии, 10,8% ВВП Нидерландов, 6,5% ВВП Франции и 2,5−2,6% ВВП Западной Германии и Великобритании. Крупнейшим получателем американских средств была именно Британия (до 50% всего объема), хотя по отношению к ее ВВП эта помощь была менее значимой.

Страны Европы получали средства на восстановление не только напрямую. Помощь по плану Маршалла преимущественно представляла собой такую схему: необходимые товары (включая продукты питания, топливо, оборудование) поставлялись из США в Европу, где их продавали в местной валюте, аккумулируя вырученные средства на специальных счетах в центробанках стран-участниц плана Маршалла. Далее эти средства использовали для инвестиций в долгосрочную реконструкцию (особенно во Франции и Германии) или для погашения военных госдолгов (Британия). Поскольку в годы Второй мировой европейские страны почти исчерпали свои валютные резервы, подобный механизм помощи позволила Западной Европе покрыть огромную потребность в долларовом финансировании и проблему импорта.

Период с 1948 по 1952 год стал периодом самого быстрого роста в истории Европы, хотя экономисты и историки не склонны приписывать это только лишь плану Маршалла. Тем не менее, уровень промпроизводства в эти годы вырос на 35%, сельскохозяйственное производство превзошло довоенный уровень, а Западная Европа вступила в период двух десятилетий экономического роста. К середине 1970-х уровень доходов в Европе вырос почти на 20%.

Геополитические последствия плана Маршалла были едва ли не важнее экономических. Главными из них историки называют снижение коммунистического влияния на Западную Европу (одним из условий помощи было отсутствие коммунистов в правительствах), а также зарождение безбарьерных торговых отношений, которые впоследствии способствовали интеграционным процессам в Европе и созданию Евросоюза. Его прообразами стали созданное в 1950-м Европейское объединение угля и стали и Европейское экономическое сообщество (основано в 1958). США поддерживали этот курс, отстаивая устранение валютных и таможенных барьеров между государствами в процессе воплощения плана Маршалла.

План Маршалла стал синонимом любого крупного проекта реконструкции или восстановления после кризиса, метафорой какой-либо крайне масштабной программы, призванной решить конкретную проблему. В разные годы предлагались «планы Маршалла» для Восточной Европы (после развала СССР), для Африки (инициатива Германии в 2017 году, глобальный план Маршалла (его предложил бывший вице-президент США Эл Гор для спасения окружающей среды).

Как возникла идея такого плана для Украины? Есть ли в этом смысл, пока война не окончена?

Начиная с первых недель российского вторжения стало очевидно: Россия готова нанести максимальный ущерб украинским городам и инфраструктуре, что впоследствии потребует огромных ресурсов на восстановление Украины. Спустя почти 80 дней после вторжения официальный Киев оценивает стоимость возрождения украинской экономики и инфраструктуры как минимум в $600 млрд.

Поскольку именно план Маршалла стал синонимом масштабных программ экономической помощи в Украине и на международной арене стала обсуждаться идея разработки подобного плана для украинской экономики.

8 марта, менее чем через две недели после начала вторжения, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон озвучил такую инициативу после встреч с лидерами стран Вышеградской четверки (Польша, Словакия, Венгрия и Чехия). «Мы пришли к согласию относительно необходимости показать народу Украины сейчас: что бы ни случилось, когда свободная, суверенная, независимая Украина будет защищена и восстановлена, мы ее отстроим, и у нас будет план Маршалла для восстановления Украины», — заявил тогда Джонсон.

Впоследствии и другие европейские лидеры высказывались в поддержку такого плана для Украины. Среди них:

  • премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий (19 марта заявил, что надежда украинцев на восстановление суверенитета «должна быть подкреплена реальным фундаментом — планом Маршала № 2 для Украины»);
  • президент Европейского совета Шарль Мишель (5 мая фактически объявил международную донорскую конференцию в поддержку Украины в Варшаве «отправной точкой европейского плана Маршалла для Украины»: «Мы должны послать очень сильный сигнал в отношении того, что будем поддерживать Украину настолько, насколько это возможно. […] Цель — построить современную, процветающую, устремленную в будущее Украину», — заявил Мишель, отметив, что собранные средства необходимо начинать использовать уже сейчас для гуманитарной поддержки Украины и для помощи бюджету страны).

Президент Украины Владимир Зеленский, выступая онлайн на той же донорской конференции в Варшаве 5 мая, заявил о необходимости «стратегического международного плана поддержки для Украины, который будет современным аналогом исторического плана Маршалла». «Это деньги и не только. Это технологии, специалисты, возможности для роста, которые необходимы для возвращения к безопасной жизни, для модернизации и социального развития», — очертил важнейшие направления такого плана Зеленский.

Кроме того, он предложил странам-донорам Украины взять шефство над отдельными регионами, городами и отраслями, пострадавшими в ходе российского вторжения. «Такое шефство может стать уникальным историческим примером взаимодействия и партнерства между державами свободного мира», — сказал украинский президент.

В поддержку новой программы помощи для Украины высказывались и украинские бизнесмены. «Нам однозначно потребуется беспрецедентная международная программа восстановления — план Маршала для Украины», — заявил в комментарии Reuters в середине апреля Ринат Ахметов. А Томаш Фиала, глава инвестиционной компании Dragon Capital (владеет журналом НВ, сайтом NV и Радио НВ) в тот же период поделился надеждой, что после войны драйвером украинской экономики после может стать именно приток внешнего финансирования через «план Маршалла» и евроинтеграцию. «Когда инвесторы поймут, что Украина — будущий член Европейского союза и процесс евроинтеграции запущен, то инвесторы начнут массово вкладывать деньги, а люди — возвращаться в страну», — отметил Фиала.

Эти волну дискуссий заметили в мире. «План Маршалла перестал быть нишевой историей» — с таким заголовком в конце апреля был опубликован материал в Financial Times. Его автор Джиллиан Тетт, главный редактор FT в США, отметила, что за последние недели ей уже неоднократно приходилось слышать этот исторический термин в кулуарах заседаний Всемирного банка и МВФ в Вашингтоне. Она также призвала не считать подобные дебаты преждевременными, назвав ряд причин, почему план Маршалла для Украины необходимо обсуждать уже сейчас, даже если боевые действия еще в разгаре и аналитики прочат затяжную войну:

  • страны Запада сейчас стремятся действовать так, чтобы демонстрировать веру в победу Украины — очевидно, обсуждение программы стало бы дополнительным таким знаком;
  • именно сейчас, на пике сочувствия и благожелательного отношения к Украине, ее союзники могли бы добиться наибольшего результата — ведь есть риски, что фокус внимания к войне будет слабеть и в медиа, и в мировой политике;
  • для сосредоточения ресурсов подобного масштаба требуется время, «а задержки дорого обходятся», отмечает Тетт, напоминая, что оригинальный план Маршалла отчасти запоздало заработал лишь через три года после Второй мировой;
  • западные финансисты готовы участвовать в подобном восстановлении Украины («Мировая финансовая система наводнена наличными деньгами, ищущими пристанище, — пишет Тетт. — И хотя средства на инфраструктуру вряд ли устремятся в Украину, пока ее осыпают ракеты, они знают, что, если современный план Маршалла все же будет осуществлен — то будут и контракты, за которыми стоит гнаться. Это перекликается с 1948 годом, когда средства американской помощи использовались в основном для покупки товаров у американских компаний»);
  • план Маршалла для Украины может стать инструментом более масштабной «перезагрузки», к которой стремятся некоторые западные политики (реальное значение плана Маршалла 1948 года заключалось не даже не в его воздействии на экономический рост, а в том, что он стал «инструментом европейской интеграции» и, в конечном счете, создания ЕС. Джиллиан Тетт отмечает, что уже слышала в Вашингтоне мнения о возможности повторения изменений подобного масштаба. «Новый план Маршалла с участием Америки и Европы мог бы разнопланово укрепить солидарность Запада, подарить Европе новую сплоченность и даже создать модель того, как „перезагрузить“ государство, которое стало бы образцом для Европы», — пишет главный редактор Financial Times в США).

Украинский вариант: какие проблемы нового плана Маршалла уже обсуждают?

В последние недели в мировой прессе обсуждают не только саму идею плана Маршалла для Украины, но и дебатируют о возможных проблемах его реализации. Ключевые из них перечислены, к примеру, в недавних материалах журналов Newsweek и New Statesman (автором второй публикации является известный британский историк, исследователь событий ХХ столетия Адам Туз). Эти опасения включают в себя такие вопросы:

Кто будет платить?

Номинальный ответ на этот вопрос сейчас — условный Запад: США, ЕС, Всемирный банк и так далее, пишет Newsweek. «Но как насчет завтра? Это неудобный вопрос, который сейчас повис в воздухе над головой каждого политика», — констатирует издание.

В 1945 году преимущество США заключалось в их безусловном богатстве. Америка не только владела половиной мировых золотовалютных резервов, она производила более 50% мировых промышленных товаров и обладала огромными излишками сельскохозяйственной продукции. Сегодня благосостояние США также высоко, однако ситуация гораздо менее радужная, напоминает Newsweek: «Инфляция набирает обороты; ожидается резкий рост цен на энергоносители — а значит и на все остальное; крупные банки предупреждают, что крупная рецессия уже не за горами». К тому же позади у США 20 лет расходов на другие войны за границей (включая Афганистан), а впереди — промежуточные выборы в 2022 году и президентские в 2024-м, что может повлиять на щедрость Белого дома и Конгресса США. Еще сложнее действовать странам Евросоюза: так, Германия может не захотеть одновременно бороться с надвигающейся рецессией, увеличивать свои военные расходы на 100 млрд евро, отказываться от российского газа и давать Украине необходимые миллиарды.

Не помешает ли плану коррупция в Украине?

Западные издания напоминают, что вплоть до того, как Россия начала стягивать войска к границам Украины, в Украине длился кризис вокруг Конституционного суда, отменившего часть важных антикоррупционных законов; США, МВФ и многие другие западные структуры критически оценивали темпы реформ в Украине, а довоенные усилия в борьбе с укоренившейся коррупцией считались недостаточными. «Очевидно, сейчас никто не будет открыто призывать МФВ „приструнить“ Зеленского, — пишет New Statesman. — Но дело не в личностях. Когда речь идет о деньгах, Украина имеет историю получения иностранной помощи — и история эта безобразна [из-за коррупции]».

New Statesman напоминает, что с 2014 года Украине были выделены 17 млрд евро от ЕС (более 10% ВВП страны), еще как минимум $5 млрд в виде гражданской и военной помощи от США; $1,88 млрд — от Японии, а МВФ предоставил кредит в размере $17,5 млрд долларов. Автор публикации отмечает, что за эти восемь лет экономика Украина действительно начала расти, а ее торговля переориентировалась на ЕС, «но результаты были далеки от послевоенных trente glorieuses Западной Европы или даже от опыта Польши с 1990-х годов».

Будет ли план эффективен в других исторических реалиях?

Ситуация в Украине в 2022 году существенно отличается от того, что происходило в Западной Европе в 1948-м, когда начал действовать план Маршалла, подчеркивает Newsweek. Тогда восстановление экономики континента уже шло. По словам гарвардского историка Чарльза Майера, план Маршалла «был подобен смазке в двигателе — но не топливу, — позволяя работать автомобилю, который в противном случае заклинило». На тот момент экономики Западной Европы, даже пережившие Вторую мировую войну, были самыми развитыми в мире послеСША, напоминает New Statesman — чего нельзя сказать ни о довоенной Украине, ни тем более о состоянии ее экономики после вторжения РФ. Издание признает, что украинские власти и общество в условиях войны продемонстрировали чудеса самоорганизации и сплоченности, охватившей даже региональные элиты и олигархов. «Но цифры ВВП имеют значение. Они отражают потоки доходов, из которых должны идти средства на выплату налогов и обслуживание госдолга», — пишет New Statesman.

Каким может быть план Маршалла для Украины: детали

Один из наиболее детализированных вариантов подобной программы под названием A Blueprint for the Reconstruction of Ukraine (Концепция восстановлении Украины) еще в апреле предложила группа специалистов британского Центра исследований экономической политики (CEPR). В нее вошли специалисты Стокгольмской школы экономики, Гарвардского университета, Калифорнийского университета в Беркли, Массачусетского технологического университета, а также другие эксперты и экс-глава Минэкономразвития Украины Тимофей Милованов.

По мнению авторов проекта, который по оценке Financial Times вполне мог бы стать основой для украинского «плана Маршалла», международная помощь для реконструкции Украины должна базироваться на шести принципах:

  • Украина движется к вступлению в ЕС;
  • под эгидой ЕС создается отдельное агентство, обладающее существенной автономию в вопросах координации и управления помощью и программами реконструкции;
  • Украина является «владельцем» программы реконструкции;
  • реализуется принцип максимального содействия и помощи в поступлении иностранного капитала и технологий;
  • помощь Украине должна быть преимущественно в виде грантов, а не кредитов;
  • восстановление страны должно исходить из потребностей будущего — с минимальной зависимостью от ископаемого топлива и миниммальным углеродного следа.

Потенциальными источниками международной помощи Украине могут стать:

  • помощь на двусторонней основе, которую могут предоставлять правительства конкретных стран (в форме грантов, кредитных гарантий, кредитов, натуральные взносы);
  • международные институции: Всемирный банк (ВБ), Европейский банк реконструкции и развития (ЕБР), а также Организация объединенных наций (ООН), гуманитарные организации, такие как Врачи без границ (могут предоставлять срочную гуманитарную помощь);
  • Евросоюз — особенно если поддержит курс к членству Украины;
  • частные источники (от частных фондов до украинской диаспоры);
  • конфискованные активы РФ;
  • текущие средства РФ от продажи нефти и газа (ЕС может обложить налогом экспорт российских энергоносителей, чтобы компенсировать гранты, предоставленные Украине на восстановление).

План также предусматривает усилия, направленные на минимизацию убытков еще до окончания войны, а затем три основных фазы реконструкции Украины после завершения боевых действий:

  • немедленный ответ на самые насущные потребности (наподобие оказания помощи странам в случае стихийного бедствия) — до шести месяцев после окончания войны;
  • быстрое восстановление критической инфраструктуры и услуг, базовых экономических и правительственных функций — с 3-го −по 24-й месяцы после завершения боевых действий;
  • построение «фундамента» для будущего роста и модернизации, что должно вывести Украину «на траекторию быстрого стабильного роста» — неограниченный во времени период реформирования технологий, капитала и институций.

Объем помощи, необходимой в рамках нового плана Маршалла, будет зависеть от продолжительности боевых действий, однако авторы программы оценивают его как минимум в $200−500 млрд.

«Но ЕС, который может возложить на себя большую часть суммы […] не должен рассматривать это как расходы. Компании из ЕС будут заключать контракты в сфере инфраструктуры, жилищного строительства, транспорта и многих других — при этом им стоит передавать навыки и технологии украинцам, — пишет автор Financial Times, оптимистично оценивая перспектива такого плана. —  Это также инвестиции в ценности Европы и ее безопасность. [Программа] привлечет 44 миллиона человек к либеральной демократии и социальной рыночной экономике — историческое достижение, которое может конкурировать с воссоединением континента после холодной войны и самим планом Маршалла».

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X