«Разрезать их, как колбасу». Как западное вооружение поможет ВСУ парализовать силы россиян на юге Украины — интервью с военным экспертом

13 мая, 21:51
Эксклюзив НВ
Цей матеріал також доступний українською
Украинские военные (Фото:REUTERS/Jorge Silva)

Украинские военные (Фото:REUTERS/Jorge Silva)

Получение широкого списка вооружения от государств Запада поможет Украине парализовать силы оккупантов на юге Украины и перебить их поставки, рассказал Радио НВ Сергей Грабский, военный эксперт.

— Самая приятная информация поступает с Харьковской области, где с момента, когда россияне туда зашли и даже пытались штурмовать город, их уже отбросили более чем на 34 километра. Так сейчас смотрится эта карта. Чего ждать в ближайшие дни?

Видео дня

— Надеемся, вскоре мы выйдем на линию государственной границы по всей Харьковской области и продвинемся в направлении на северо-восток, выйдем уже на железную дорогу, которая соединяет РФ и группировку, которая сейчас противостоит нашим войскам на изюмском направлении.

— Собственно, как проводились эти контратаки под Харьковом?

— Мы использовали так называемую линейную тактику. Конечно, мы не могли и думать о том, чтобы бить противника в лоб, потому что по количеству бронетанковой техники он нас преобладает. Я в свое время говорил, что мы упомянули нашу ментальность и используем тактику батьки Махно с тачанками. Приблизительно так, если можно с юмором об этом сказать, было и в этот раз. То есть мы заходили с флангов, мы будоражили колонны, мы просто заставляли противника либо сдаваться, либо отходить, оставляя все на месте. Так было и сейчас. Мы продолжаем действовать в таком духе, вытесняя противника из наших земель.

— Сейчас, как пишет Кирилл Данильченко, есть даже у Вооруженных Сил целые подразделения, полностью укомплектованные только трофейной техникой, то есть техника и взятая в плен у оккупантов, и уничтожено очень много в том направлении.

— Да. У нас целые предприятия, если вы помните, даже были сообщения о том, что предприятия перестроились под ремонт такой трофейной техники. Потому что его действительно очень много. И мы можем себе позволить такую роскошь использовать ее в наших интересах.

— Донецкая и Луганская области. В Луганской области сейчас горячее всего. И тем не менее, вчера вечером уже появилось подтверждение, что очередную попытку навести понтонную переправу через Северский Донец наши артиллеристы успешно расстреляли. И там более 70 единиц уничтоженной техники противника.

— Да, абсолютно верно. И это говорит о том, насколько умело наша артиллерия действует там и отражает все попытки противника прорваться. Но он не оставляет эти попытки. И мы должны понимать, насколько отчаянная там сейчас ситуация. Потому что противник любым способом будет и дальше пытаться прорваться с целью окружить наши войска под Северодонецком. Это выглядит для него как эдакий наиболее допустимый вариант. Так же продолжаются отчаянные попытки противника обойти нас в районе Авдеевки и осуществить там небольшое оцепление наших войск. Продолжаются обстрелы, продолжаются попытки атаковать. И когда говорят, что новостей нет, это не значит, что там ничего не происходит. Просто интенсивность боев настолько высока, что, несмотря на отчаянные попытки прорваться и отразить, я говорю об обеих сторонах, о нашей и о враждебной, линия практически стоит на месте. Но мы находимся сейчас в такой кульминационной фазе, когда противник отчаянно пытается прорваться, отчаянно пытается добиться какого-то преимущества, и мы должны быть готовы к решающим битвам на сегодняшний день.

— Военный аналитик пишет, что Россия уже исчерпала по сути, истощила запасы баллистических и крылатых ракет. И случилось это примерно две недели назад. А почему он делает такой вывод, потому что россияне начали использовать уже более старые модели разработки еще 1970−1980-х годов. Хотя для нас в этом утешительного, наверное, мало, потому что у них разлет может быть, то есть неточность попадания до пяти километров.

— Да, абсолютно верно, в этом и состоит проблема. Мы уже неоднократно с вами говорили, что противник использует ракетные обстрелы как террористический фактор. Поэтому да, они могут не попасть по военным объектам или по объектам инфраструктуры, о которых они заявляют. Надо понимать, что эта ракета может попасть и нанести вред именно гражданскому населению. Поэтому еще раз повторяем. Дорогие друзья, когда сирена звучит, нужно спускаться в хранилище.

— Им все равно, они могут назначить, куда их бомба или ракета упала, там и будет база Азова, как они говорят. Из-за невыборочных обстрелов страдает и украинская инфраструктура, и прежде всего страдают наши люди. Безопасность — это очень важно. Чего ждать в ближайшее время от ситуации на Донбассе? Это приятно, когда новостей нет, значит наши не отступают. Но все равно ситуация очень изнурительная для обеих сторон.

— Мы будем внимательно следить за событиями. И нужно понимать, как мы уже сказали, мы сейчас находимся в фазе такого кульминационного пика. Еще несколько дней интенсивность боев не будет снижаться, еще несколько дней враг будет пытаться отчаянно прорваться и окружить наши войска. Особенно под Северодонецком постарается нанести максимальное поражение в направлении Славянска. Здесь ситуация может развиваться еще в зависимости от того, как мы зачистим нашу территорию в Харьковской области. И как я уже говорил в начале нашего разговора, выйдем на линии коммуникации противника. Если мы нанесем поражение там, то следует понимать, что угроза для изюмской группировки будет достаточно велика. Так, чтобы он был вынужден отойти в том направлении или менять свои агрессивные намерения, то есть переходить к такой активной обороне. Что касается других направлений, таких, как Херсонщина, мы видим, что противник там тоже практически прекратил проводить активные наступательные действия и переходит к обстрелам. Есть такая очень осторожная надежда, что и там нам совсем удалось уже приостановить противника. И теперь от нашей готовности будет уже зависеть, когда и как будут совершены атаки, позволяющие освободить Херсонщину. Но это процесс очень долгий, и поэтому я очень осторожен в своих прогнозах.

— Собственно, насколько она может измениться после того, как уже окончательно поступит вся обещанная техника, дальнобойные гаубицы, точно попадающие дальше и точнее, чем российское оружие, имеющееся у них. Это поможет нам?

— Безусловно. Нужно понимать, что когда мы говорим, что противник истощен, и когда мы смотрим на территории, которые пока находятся под его контролем, это значит, что на этих территориях нет такой большой плотности войск. И при поступлении в полном объеме всего заявленного вооружения мы сможем наносить точечные удары, которые позволят нам разрезать позиции противника и совершать глубинные маневры. Но для этого, я еще раз говорю, нам нужно большое количество противовоздушных средств, нам нужно прикрытие с воздуха и достаточное количество бронетехники для того, чтобы совершать такие прорывные маневры. Тогда можно будет говорить о том, что мы сможем по частям, как колбасу, разрезать вражескую оборону, враждебные позиции, и заставить противника либо отступать, либо капитулировать.

— Для нас критической остается, например, правобережная часть Херсонской области.

— Абсолютно. Надо понимать и почему противник так отчаянно держится за эту часть украинской земли, и почему она важна для нас. Ведь если мы выходим на Новую Каховку или на Херсон и захватываем переправы, потому что к северу от локаций противник еще останется, фактически противник будет там обречен. Потому что отступать ему будет некуда, и он будет вынужден сдаться, или он будет гарантированно уничтожен. Кроме того, нужно понимать, что выход на эти позиции позволит нам держать под огневым контролем линии снабжения противника, идущие из Крыма. Если мы даже перейдем на ту сторону, на левую сторону Днепра, приблизимся к крымским перешейкам, мы фактически уничтожим возможность противника совершать агрессивные действия на северо-таврическом направлении, то есть на юге Запорожской области. И таким образом его ситуация, его положение там будет очень усложнена. И тогда освобождение Приазовья будет просто делом времени.

— Было сообщение от нашего Генштаба, что россияне перебрасывают часть своих войск в Брянской области для того, чтобы совершать атаку на Черниговщине. Это значит, что враг хочет сковать часть наших сил? Сил наших защитников?

— Да. Такое поведение свидетельствует о том, что враг намерен так называемым беспокоящим огнем или демонстрационными действиями сковать определенную часть наших войск. И это касается не только Брянской области. Мы помним, что учения в Беларуси или так называемая внезапная проверка боевой готовности продолжается. То есть мы вынуждены держать определенное количество и на белорусском направлении, и не забываем о Приднестровье, которое так же подавало признаки жизни с военной точки зрения. И мы же понимаем, что даже при том, что мы осознаем призрачность таких намерений в связи с тем, что там просто не существует такой большой группы войск, а провокации и террористические акты против наших населенных пунктов, против наших граждан возможны. Для этого мы там обязаны держать подразделения, которые оберегают нашу местность от провокативных действий противника. То есть да, рассредоточение, отвлечение внимания — это типичная тактика российской армии на сегодняшний день.

— Угроза с моря. Мы не можем ее отвергать, потому что, по сути, она никуда еще не исчезла.

— Надо понимать, что объективно противник имеет абсолютное преимущество в плавсредствах, военных кораблях на Черном море. И это для нас критически важно. Мы помним, что в течение этой уходящей недели были активные действия на острове Змеиный. Если даже посмотреть на карту, мы видим, что остров Змеиный фактически является стратегической ключевой позицией. Ведь он находится на линии коммуникаций, соединяющих Одессу с Босфорским проливом, и дальше со Средиземным морем. И он расположен прямо напротив устья Дуная. То есть он является ключевой позицией, которая мешает осуществлять морские перевозки в том направлении, что является стратегией. Уже сегодня ситуацию я назвал бы террор-голодом. Потому что уже на просторах Средиземного моря продовольствие практически улетучивается, и противник фактически пытается таким образом привести мир к катастрофе. И противник, зная, что мы используем ракеты, боится подходить близко к побережью. Зато у него еще достаточно сил, чтобы совершать ракетные обстрелы из отдаленных позиций, нанося поражение нашим городам. Поэтому ситуация на море остается крайне сложной. И я полагаю, что мы будем еще не раз наблюдать активные боевые действия, как в районе Змеиного, так и борьбу с вражескими кораблями, используя наши ракеты и ракеты наших союзников, подходящих нам на вооружение.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X