«Россия питается кровью других». Украинцы никогда не забудут ни одной смерти и будут мстить — интервью с Маркивым

15 июля, 17:20
Эксклюзив НВ
Последствия ракетного удара России по центру Винницы, 14 июля 2022 года (Фото:REUTERS/Valentyn Ogirenko)

Последствия ракетного удара России по центру Винницы, 14 июля 2022 года (Фото:REUTERS/Valentyn Ogirenko)

Россия всегда была кровавым государством, но не учитывает, что украинцы будут мстить за каждую смерть наших граждан, рассказал Радио НВ Виталий Маркив, офицер батальона оперативного назначения НГУ имени генерала Кульчицкого.

— Если говорить о Донецкой области, понятно, что рашисты давят. На сегодняшний день как вы опишете ситуацию на линии фронта?

— Ситуация очень непростая, но это можно понять по вышеуказанным обстоятельствам. У врага есть огромный запас вооружения, техники, устаревшей техники и человеческого ресурса, которого они не жалеют и работают как по книге времен Советского Союза. То есть они планируют, как говорил Жуков «еще матери нарожают». Забрасывают своими телами наши подразделения и расчет очень неровный. Но, что касается наших подразделений, разница между нами и орками — что мы защищаем свою страну, нам некуда деваться. Мы будем защищать и сражаться до победы, до освобождения всей нашей территории Украины. Ситуация конечно сложная, но благодаря помощи наших международных партнеров, благодаря долгожданным ракетным HIMARS, мы наносим беспощадные удары по их тыловым частям. Враг злится, и в ответ мы, к сожалению, получим контрудары. Но, соответственно, мы видим, что они не бьют по военной инфраструктуре, хотя у них это описывается, что они ударили по военным частям, а мы видим, что гибнут мирные люди, гибнут дети. Украина — это такой народ, такая нация — она точно не забудет и не простит. Поэтому мы обязательно отомстим за каждую унесенную жизнь, за каждого ребенка, за каждого раненого, за каждого нашего героя, положившего жизнь за нашу родину. Мы победим, здесь нет сомнений. Трудно будет, но главное верить и бороться, потому что у нас не будет другой альтернативы, иного варианта.

Видео дня

— Вы офицер, инструктор в батальоне, да. Можете ли вы рассказать, что входит в сферу вашей компетенции. Судя по этой должности, вы учите бойцов, возможно, и новым типам вооружений?

— Что касается моей компетенции, я уже в батальоне служу с 2014 года. Я один из ветеранов, которые еще с Майдана пошли защищать, вступили в ряды добровольцами. С тех пор по 2017 год я неоднократно был на разных международных учениях, проходил с нашими иностранными партнерами и изучал различные тактики введения боя. Что касается нашего подразделения, я уже говорил, что уже девятый год мы непрерывно защищаем и выполняем служебно-боевые задачи. Да, возможно наше подразделение не особо отличалось и не ходило, так сказать, по медийности. Но ребята всегда работали, работают и будут работать. Входит, что по вооружению: у нас сейчас тоже есть образцы и новейшего вооружения, которое обеспечивается. Конечно, не слишком хватает, но это понятно. Будем ждать, чтобы было гораздо больше оружия, чтобы мы защитили достойно всю нашу территорию.

— Вы вернулись сейчас с юга, были на юге. Как ситуация отличается на юге Украины? Мы с вами слышали задачу, которую поставил президент Зеленский — это деоккупация юга. Разумеется, украинцы такие максималисты, они ожидают, что это будет происходить в ближайшее время. Хотя мы с вами понимаем, что и на юге также ситуация сложная. Ваши впечатления о том, что вы увидели на южном фронте?

— В первую очередь, то, что я увидел, что подразделения сильно мотивированно-подготовлены для выполнения этой задачи. Мы понимаем, что освобождение юга — это стратегическая основная наша задача пока до зимы. Вообще было бы здорово, чтобы полностью была вся территория освобождена, будем на это надеяться. Но если учесть стратегическую составляющую, мы не имеем абсолютно никакого права дать врагу закрепиться и дать время, чтобы он зимовал по эту сторону Днепра. Поэтому мы должны максимально его отвергнуть. До тех пор пока юг будет оккупирован, под угрозой будет Николаев, под угрозой будет Одесса, Кривой Рог — все южные города. Поэтому мы понимаем, что до тех пор, пока будут в Черном море находиться корабли, вся Украина будет под угрозой. Мы увидели страшные события, которые сегодня произошли в Виннице. Поэтому безосновательность этих ударов по мирной гражданской инфраструктуре — это значит, что подтвердилась, так сказать, сущность и коварство врага. Они постоянно обвиняют нас в каком-то фашизме, нацизме. Но они себя ведут одинаково, как вели себя их кумиры, можно так их назвать. Потому что они во многом не отличаются от того, что мы видим сейчас и что сейчас происходит. На юге ситуация немного другая, потому что нет таких огневых точек, как на востоке. На востоке ситуация более сложная. Но я убежден, что эта ситуация скоро изменится с момента старта ленд-лиза, и мы будем поэтапно освобождать нашу территорию.

— А каков характер действий оккупантов сейчас на юге? Они пытаются закрепиться, они готовятся к атаке? По характеру их действий можно определить, какие планы у российских оккупантов на юге Украины?

— Что касается действий оккупантов, я бы им посоветовал просто на просто быстрее взять свои манатки и бежать к себе за поребрик. Что касается их оборонительных действий, то в среду говорили, что западные образцы оружия — здесь, они в Украине, они работают и выполняют поставленную перед ними задачу. оккупанты в панике. По перехвату их разговоров, они жалуются, они подчеркивают профессионализм наших аэроразведчиков, наших артиллеристов, которые метко бьют по самому болезненному. Врагу не будет где спрятаться, потому что мы рано или поздно всех найдем. Они окапываются, будет сложно, но еще раз, как я говорил, это наша земля и мы обязательно освободим всю нашу территорию.

— Говоря о попадании во вражеские склады в Новой Каховке, вы даже начали улыбаться. Это эффектно все смотрелось. Как местные жители реагируют, что вам известно?

— Я лично с ними не общался, но я уверен, что они будут очень рады, что все-таки оккупационные войска несут такие безвозвратные потери. Они думали, что их встретят с цветами, возможно, они были в чем-то правы — их встретили с цветами, только похоронными. И никто там не будет встречать с хлебом и солью. Оккупант должен быть уничтожен. Когда ты пришел на чужую землю и хочешь забрать дома, соответственно народ будет защищаться. На юге очень успешно действуют наши партизанские отряды. И это еще раз доказывает, что украинский народ никогда не был и не будет братским народом с россиянами. Ибо это уже неизлечимая опухоль. Если ты уже знаешь, что это раковая опухоль, ты не можешь ее залечивать, ее нужно удалять. В нашем случае — оккупанты — это опухоль, которую мы должны обязательно удалить, обезвредить и уничтожить.

— Мы с вами говорим и о юге, и о востоке страны. Если сейчас снова вернуться на восток: тактика врага понятна, он сметал города, начиная с Попасной, Волновахи, Рубежного. Сейчас под ударом Бахмут, Славянск, Краматорск. Как вы считаете, у нас есть возможности удержать эти города?

— Мы должны их удержать. Ибо до тех пор пока защищаем восток, мы не даем перегруппироваться врагу на других направлениях. Это мое мнение. Когда я говорю, что мы должны — мы обязательно приложим все усилия, чтобы этого не произошло. К сожалению, как вы подчеркнули, это правда — враг совершенно доказал обратное. Он не пришел защищать Донбасс, он пришел полностью его уничтожать. Потому что их артиллерия, она не выборочно, берет улицу и просто под ноль сметает улицу. Неважно, есть ли там мирные жители, или там есть какие-то военные позиции. Они улицу за улицей, артиллерией, за счет своего большинства, преимущества в вооружении — полностью ровняют все с землей. Но я думаю, что это все ненадолго. Ибо чем больше к нам идет западное вооружение, хотелось бы намного быстрее, потому что, к сожалению, чем дольше тянется эта процедура, тем больше мы теряем наших профессиональных защитников, которые могли бы быть более эффективными при освобождении. Но это наша военная обязанность, это наша задача. Мы не можем иначе. Верю, что с ленд-лизом все улучшится и с оружием. Сейчас уже преимущество по разбитым составам, несмотря, это юг или это восток, но враг ощутимо понял, что игра меняется.

— Мы с вами видим коренное отличие. Украинская армия бьет по военным складам, по военным объектам, по складам с горюче-смазочными материалами, чтобы обесточить, остановить армию врага. В то же время, мы вспоминаем города, которые россияне уже фактически выжгли на востоке Украины. Буквально выжгли и уничтожили. И вспомнили об этом ужасном ударе по Виннице, в центре Украины. Кроме такого подтекста — запугивание, имеют ли военную цель оккупанты, обстреливая центр гражданского города? Как думаете, как это можно объяснить?

— Никак иначе, как террористический акт. Россия — это спонсор терроризма и пора, чтобы весь мир это признал. С Россией нельзя договариваться, потому что Россия понимает только силу. Чем-то его пытаться как-то примирить, ему угодить — это не произойдет. Россия всегда будет кровавой страной, которая будет хотеть только крови. Она живет этим, она «питается» гражданскими потерями. Просто провести аналитику: где бы Россия ни заходила, там был хаос, была кровь, была разруха. С Россией нельзя договариваться. Что происходит по городам. Какие могут быть стратегические военные объекты? Ну да, они заявили, что ударили по Дому офицеров. Для них Дом офицеров, возможно, они в своей голове полагают, что все офицеры там были. Нет, это здание культуры, где проводились разные концерты, были захоронения наших героев, то, что касается пилотов. Куда они попали, там не было никакой военной инфраструктуры, никакого штаба, ничего там не было. Рано или поздно они сядут за стол, трибунал и будут отвечать за свои военные преступления. А что касается нас. К сожалению, нам как нации, как стране, пришлось раскрыть всему миру, так сказать, снять розовые очки и показать, что такое на самом деле Россия. Россия — это зло, с которым нельзя мириться. Уже однажды хотели помириться с Гитлером, мы увидели, к чему это привело. Поэтому если мы будем и дальше пытаться что-то договориться, что-то отдать, идти на какие-то компромиссы, к сожалению, можем получить повторно то, что произошло в 1940-х годах.

— Сегодня поступила информация о том, что будут создавать добровольческие батальоны россияне. Есть известная информация, это тоже не секрет, что вагнеровцы агитируют в колониях за мобилизацию зэков в российскую армию. По-вашему, о чем это свидетельствует?

— А свидетельствует это о том, что Россию можно победить, прежде всего на идеологическом направлении. Они всегда привяжутся к каким-то событиям. Одна из самых больших наших побед — это потопление крейсера Москва, и это был очень болезненный удар. Мы увидели, что они в ответ нанесли ракетные удары по другим городам: это было и по Киеву, Одессе, Николаеву. Тем более вы упомянули так же о других городах, по торговым центрам. Тактика их — это устрашение, это сеяние хаоса, чтобы возможно общество уже сказало «мы устали, давайте переговоры, давайте, что-то будем отдавать». Возможно, они этого будут добиваться. Но я уверен на 100 процентов, что украинцы не пойдут именно на это. Они еще более становятся злее, и понимают, что Россия должна быть уничтожена.

Мы как украинцы, для нас главное, чтобы все территории Украины были освобождены, а другие территории после развала Российской Федерации, желающие вернуться в исторический состав нашей страны, мы будем уже думать, чтобы их принять. Я безусловно уверен, что я говорил шесть месяцев назад, и в этом сейчас больше убеждаюсь, что на нынешнем уровне Россия уже начинает испытывать существенные экономические потери. Но это только начало. К сожалению, эта война не закончится завтра, не окончится осенью. Я не буду сейчас пропагандировать сколько времени, но мы должны готовиться к затяжной войне. Мы должны быть готовы, что та жизнь, которая у нас была до начала 2014 года, тогда еще в 2014 году не было понятно. Но уже тогда для бойцов, ушедших защищать свою страну, было понятно, что рано или поздно это не закончится перемирием, это приведет к полномасштабной большой войне. И общество должно готовиться, что пока Россия будет в таком составе, будет нашим соседом, от них мира ожидать ни в коем случае мы не должны. В латыни есть такая поговорка: если мы хотим мира, мы должны готовиться к войне.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X