«Проходной двор для россиян». Как Лукашенко снова играет роль гауляйтера Кремля в Беларуси в войне против Украины — журналист

2 июля, 11:29
Эксклюзив НВ
Лукашенко и Путин на саммите ОДКБ 16 мая в Москве (Фото:Alexander Nemenov/Pool via REUTERS)

Лукашенко и Путин на саммите ОДКБ 16 мая в Москве (Фото:Alexander Nemenov/Pool via REUTERS)

Нежелание белорусов воевать против Украины сохраняется и дальше, многие из них игнорируют вызовы в военкоматы, несмотря на попытки РФ надавить на минского диктатора Александра Лукашенко, рассказал Радио НВ Валерий Калиновский, журналист белорусской службы Радио Свобода.

— Как вы думаете, Лукашенко заявил, что будет бороться за независимость Белоруссии. Если смотреть на его заявление, на цитаты, он говорит: на Юге (имея в виду Украину) все тревожно, нестабильно. С Севера и Запада нам тоже угрожают, и мы будем защищаться, бороться за независимость. По вашему мнению, эта защита может перерасти в прямое наступление на Украину?

Видео дня

— Его заявление о независимости — это ритуальное заявление, потому что 3 июля в Беларуси формально отмечается День независимости, День республики. Он по этому поводу делает каждый год заявления, единственное, что сейчас это совпадает с войной и поэтому к этой риторике добавляется украинская война. Его нужно слушать, конечно, иногда я даже так поступаю, что все его заявления наоборот оцениваю. Риторика — одно, а дела совсем другие. Поэтому не нужно спешить с какими-то выводами, потому что это человек неискренний, он никогда не говорит правду, никогда не говорит о своих намерениях, а сейчас тем более. О независимости Беларуси, если говорить сегодня, очень трудно об этом говорить. Беларусь является откровенным сателлитом России. Здесь страна стала проходным двором для российского оружия, самолетов, ракет, танков и т. д. Это очень ограниченный суверенитет, фактически страна, как лидер оппозиции говорит, находится в состоянии российской военной оккупации.

— Мы все понимаем, что они в военной и политической оккупации, однако видим с Нового года шесть или семь поездок Лукашенко к Путину, Путин давит на Лукашенко, и рычагов у него много. По вашему мнению, что может стать спусковым крючком, что при всех внутренних настроениях не вступать открыто в войну все-таки Лукашенко может прибегнуть к прямому вторжению?

— Лукашенко в частности говорил о Мозырском нефтеперерабатывающем заводе, вблизи границы с Украиной, сказал, что если будет [удар]. Но и тогда он говорил, что будут удары по Киеву, но без вмешательства. Такое могло бы произойти, но я вижу, что Украина, конечно, другим занята и не хочет создания еще одного фронта. А другое — это все-таки, я думаю, скорее всего, будет риторика на любую поддержку, но словами, войск Путина, но до агрессии все-таки, я думаю, не должно дойти. И нет таких условий, оснований и желаний у народа и солдат армии. <...> Думаю, об этом все-таки сложно говорить.

— У нас здесь не раз говорили, что у нас нет планов совершать какие-то акты агрессии ни на территории Беларуси, ни на территории России. Мы видим сообщения нашей разведки о том же Мозыре, о НПЗ, что Россия готовится совершить там теракт. Я бы хотела еще вернуться к взаимоотношениям Путина и Лукашенко и обсудить, можно сказать, слухи, но они ходят. О последней поездке Лукашенко, обсуждают, что Путин во время разговора с ним хлопал дверью, мол, объясните этому (не буду называть это слово), Лукашенко, что он живым отсюда не выйдет. Как вы думаете, Путин угрожает Лукашенко прямой физической расправой?

— Я этого не исключаю, мы видим какой неадекватный Путин, как он действует, ему никого не жалко и он, наверное, хотел бы чего-нибудь такого. У меня лично нет сомнений в Путине. А относительно Лукашенко, он все-таки выкручивается, мы видим, выкручивается пятый месяц подряд. Хотя уже семь визитов, семь разговоров, и все это говорилось о том, чтобы каким-то образом вмешалось и белорусское войско, он избежал этого на этот момент. А что там угрожат, что он говорит — мы это не знаем, мы знаем только какие-нибудь слухи. Официально такой информации и не официально вообще такой конкретной информации нет. Я думаю, что Лукашенко пока еще держится.

— Были разговоры вокруг размещения ядерного оружия. Есть ли признаки начала таких процессов, или это пока разговоры и угрозы?

— Думаю, разговоры и угрозы. Если пойти на то, чтобы сюда в Беларусь попало российское ядерное оружие, это будет очень серьезное нарушение всех возможных договоренностей, договора о нераспространении и т. д. На это Россия пойдет в момент, когда уже будет готовиться к ядерной войне. Но думаю, что все-таки ядерная война — это война больше угроз, потому что к ней никто не перейдет, это очень большая опасность. Поэтому скорее всего это какие-то разговоры, в России это говорят почти каждый день, что это их главное стратегическое преимущество, что они могут говорить о ядерной угрозе сколько угодно.

— Но, тем не менее, в Беларусь прилетает российская авиация, привозят новые ракетные комплексы. Какая приблизительная группировка войск и техники сейчас стягивается на Юг Беларуси, к нашим границам? Есть ли у вас такие данные?

— Там дежурят семь-восемь батальонно-тактических групп белорусов, они отрабатывают учения, разные такие дела, оборудуют границу и т. д. Плюс находятся российские ракетчики, самолеты и т. д. Мы не можем в деталях говорить, что они есть, прибывают. Но массового скопления российской силы, как было в феврале, нет. Напротив, есть сведения, что из Беларуси вывозятся разные снаряды, вещи, которые нужны России для боев на Донбассе, вывозятся отсюда с целью поражения, я так понимаю.

— Мы видели сообщения о том, что белорусам массово начали раздавать повестки, вызывают в военкоматы. Какова реакция людей, что говорят?

— Я бы не сказал, что это массово, потому что мои знакомые, никто не говорят об этом. Может, где-то и есть попытки изучить, каким образом действовать, потому что военкоматы также должны готовиться к любой операции, ситуации по приказу, что там будет дальше. Реакция такова, что люди бегут, военнообязанные бегут из Беларуси, хотят избежать [призыва], воевать никто не хочет из тех, кто потенциально мог бы попасть под призыв. Но массового пока не наблюдается.

— Но вообще, как население воспринимает эти события, к каким сценариям готовится?

— Это очень тревожная ситуация для белорусов, все следят за происходящим в Украине, что с белорусской территории также поражают украинские города ракетами и самолетами. И что было прямое вмешательство с белорусской территории в феврале, это все очень больно для белорусов, потому что у них есть родственники, связи и очень дружественно настроены по отношению к Украине. Власть действует наоборот, Лукашенко является фактически самопровозглашенным президентом, он не президент, избранный на свободных выборах. Он сцементировал вокруг себя власть, они действуют так, как им приказывают из Москвы, и пропаганда, и Министерство обороны, разные ветви власти.

Все они действуют практически в российском русле. Поэтому нужно воспринимать отдельно самопровозглашенную власть и отдельно население. Население Беларуси очень положительно относится, и сейчас распространяется по социальным сетям, что белорусы обижены из-за того, что их считают агрессорами. Белорусы не агрессоры, белорусы были бы неплохими соседями, если бы не такая власть, которая есть, в отношении тех приказов, которые идут из Москвы. Лукашенко фактически как гауляйтер Путина на территории Беларуси. А народ, население не хочет войны, не хочет какой-то агрессии, не требуют от Украины ни какой-либо земли, ни других вопросов, нет у белорусов каких-либо претензий к Украине.

— Еще хотела обсудить момент: Польша заявляет, что достраивает стену, говорят, что будут просить НАТО увеличить военный контингент на своей территории, о такой же необходимости говорят в странах Балтии. И кроме того, мы видим еще одну точку напряжения — Калининград. Насколько серьезным в этих странах считается нападение со стороны Беларуси?

— Эта стена была построена после мигрантского кризиса, когда были фактически нападения на польскую границу мигрантами, организованными белорусскими властями. Полякам пришлось реагировать, очень сложная ситуация была. Так же было с Литвой и Латвией, Лукашенко хотел этим что-то доказать, но я так понимаю, что это была попытка мигрантского кризиса, организованная Лукашенко вместе с Путиным, чтобы опередить украинский мигрантский кризис, что будет такая миграционная волна. Сейчас фактически от [Беларуси] отгораживаются, как и от России, и Литва, и Польша, и Латвия, и транспортное сообщение, и все остальное. Напряжение продолжается, может, сейчас не столько с Польшей, а только с Литвой, потому что этот транзитный кризис, запрет Литвы на транзит через территорию Беларуси в Калининградскую область России, этот транзит заблокирован. И здесь начинают пугать литовскую и европейскую сторону из Беларуси и России, которые могут ударить, потому что этот Сувалкский коридор, эта риторика остается. И нестабильность также по отношению к Литве, Польша в этом коридоре, ведущем в Калининград, остается.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X