«Выживет ли королевская семья?» Почему интервью Меган и Гарри — удар по британской монархии и что о нем пишут в западных СМИ

9 марта 2021, 14:24
Сюжет

Интервью принца Гарри и Меган Маркл Опре Уинфри, вышедшее в эфир в ночь на 8 марта по киевскому времени, стало одним из крупнейших потрясений последних десятилетий для британской королевской семьи.

Двухчасовой разговор для телеканала CBS, в ходе которого Гарри и Меган поговорили со знаменитой телеведущей вместе и по отдельности, был отснят на территории их дома в Калифорнии. В нем супруги поделились историей своего разрыва с британской королевской семьей, раскрыли пол второго ребенка и озвучили ряд громких обвинений в адрес Букингемского дворца.

Видео дня

Принц Гарри прямо заявил, что никогда не оставил бы свою семью и не уехал из Великобритании, если бы не «недостаток поддержки и понимания» со стороны дворца. В интервью он дал понять, что надеялся на публичную поддержку своей жены со стороны королевской семьи — в том числе на фоне нападок прессы, — однако не получил ее.

«Моим главным опасением было то, что история начинает повторяться», — заявил Гарри, подразумевая гибель своей матери, принцессы Дианы, после охоты папарацци за ней и ее конфронтации с Букингемским дворцом. Однако историю буллинга Меган он назвал гораздо более опасной из-за влияния соцсетей и вопросов расизма.

НВ рассказывает о главных заявлениях пары и реакции на них по обе стороны океана, в британских и американских СМИ. Пара утверждает, что не получала никаких выплат за эту беседу, тогда как Опре Уинфри заплатят внушительный гонорар за громкий эксклюзив. Интервью вышло вопреки тому, что 99-летний супруг королевы, принц Филипп, более трех недель находится в больнице.

О чем рассказали Гарри и Меган — главное

Членов королевской семьи беспокоил цвет кожи Арчи, сына Гарри и Меган

Одним из самых шокирующих заявлений Меган Маркл стали ее слова о том, что еще до рождения Арчи в королевской семье обсуждали его расовую принадлежность.

«В те месяцы, когда я была беременна, с нами обоими вели разговоры о том, что „вам не будет обеспечена безопасность“, [поскольку ребенку] „не будет предоставлен титул“, а также высказывалось беспокойство и обсуждалось то, насколько темной может быть его [Арчи] кожа», — заявила Маркл в беседе один на один с Опрой Уинфри. Она добавила, что разговоры на расовую тему вела с Гарри его семья, а муж впоследствии поделился их содержанием.

Гарри и Меган с сыном Арчи в 2019 году во время визита в ЮАР (до отъезда из Великобритании) (Фото: REUTERS/Toby Melville/Pool/File Photo)
Гарри и Меган с сыном Арчи в 2019 году во время визита в ЮАР (до отъезда из Великобритании) / Фото: REUTERS/Toby Melville/Pool/File Photo

Когда телеведущая затем попыталась уточнить детали таких обсуждений в беседе с принцем Гарри, тот отказался называть конкретные имена. «Об этом разговоре я никогда не расскажу. На тот момент это было странно. Я был немного шокирован», — сказал принц. Уже после выхода интервью в эфир Опра Уинфри уточнила: принц Гарри заверил ее, что такие мысли озвучивала не королева и не ее муж, принц Филипп.

Меган Маркл была шокирована своим бесправием в королевской семье, Гарри сравнил это с жизнью в ловушке

По словам Меган, живя в Великобритании, она не имела доступа к своему паспорту, водительским правам, банковским картам, ключам и другим личным вещам — как не имела и возможности организовать встречу с кем-то из друзей. Кроме того, герцогиня Сассекская заявила, что Букингемский дворец вынуждал ее воздерживаться от публичных выступлений и заявлений.

«С того момента, как мир узнал, что мы с Гарри встречаемся, каждый человек в моем мире получил очень четкую директиву: всегда говорить: «Без комментариев», — рассказала Меган. По ее словам, ей не советовали лишний раз выходить в свет, поскольку Букингемский дворец был обеспокоен тем, «как это может выглядеть». «Но думал ли кто-то о том, как это может ощущаться?» — передала герцогиня свои попытки возражений в ответ на подобные требования.

Комментируя тему личных свобод членов королевской семьи, принц Гарри заявил, что тоже «был в ловушке», однако не осознавал этого до брака с Меган Маркл.

«Мой отец, мой брат — они в ловушке», — отметил Гарри, добавив, что испытывает «огромное сострадание» к своим родственникам, поскольку они «в западне у системы».

Меган думала о самоубийстве

«Я просто не хотела больше жить. То была постоянная мысль, очень ясная, настоящая и пугающая», — поделилась Меган ощущениями, которые испытывала из-за своей изоляции и одиночества в период первой беременности.

Я просто не хотела больше жить

Она добавила, что поднимала тему своего психического здоровья в коммуникации с Букингемским дворцом, но не получила ожидаемой реакции. По словам герцогини Сассекской, она обратилась к «одному из самых высокопоставленных людей» во дворце: «Я сказала, что мне нужно обратиться куда-либо за помощью, что я никогда не чувствовала такого раньше, […] но мне ответили, что я не могу, поскольку это не слишком хорошо для институции», — заявила Меган, рассказав также об аналогичных электронных письмах, в которых она «молила о помощи».

Наконец, она решилась рассказать о своих переживаниях Гарри: «Я знала, что если не скажу, то попросту сделаю это — я просто не хотела больше жить». Гарри признался, что был потрясен откровениями жены: «Я не был готов к этому».

Главные обвинения Меган и Гарри не касаются королевы Елизаветы II

«Есть [королевская] семья, а есть люди, которые управляют всей институцией [Букингемским дворцом], — отметила Меган. — Это две разные вещи, и важно уметь разделять их, потому что королева, к примеру, всегда прекрасно относилась ко мне».

Елизавета II и принц Гарри в 2019 году (Фото: Steve Parsons/Pool via REUTERS/File Photo)
Елизавета II и принц Гарри в 2019 году / Фото: Steve Parsons/Pool via REUTERS/File Photo

Герцогиня Сассекская рассказала, как в одной из их первых совместных поездок с Елизаветой II та проявила трогательное внимание: «Мы ехали в машине. Было холодно, и она положила плед на мои колени. Этот жест сразу напомнил мне мою бабушку, которая всегда была очень приветливой и гостеприимной», — отметила Маркл.

Принц Гарри в ходе интервью несколько раз заверил, что безмерно уважает Елизавету II и не пытался скрыть от нее планы пары отказаться от части королевских обязанностей: «Я никогда не оставил бы мою бабушку в неведении». По словам принца, они всегда сохраняли теплые взаимоотношения. «Она мой главнокомандующий», — полушутя напомнил Гарри.

Принц Чарльз перестал отвечать на звонки Гарри, когда тот планировал свой отъезд с Меган

Принц Гарри рассказал в интервью, что когда пара обсуждала с королевской семьей свои планы отказаться от части обязанностей, его отец принц Чарльз в какой-то момент перестал отвечать на звонки сына. «У меня было три разговора с бабушкой [королевой Елизаветой II] и два разговора с отцом, прежде чем он перестал отвечать на мои звонки. А потом он сказал: можешь изложить все это в письменной форме?» — поделился Гарри.

Отвечая на вопрос Опры Уинфри о том, почему принц Чарльз повел себя подобным образом, Гарри отметил: «К тому моменту я взял дело в свои руки. […]. Очень печально, что все дошло до такого момента, но я должен был сделать что-то для собственного психического здоровья, для моей жены и для Арчи — поскольку мог видеть, к чему все идет».

Гарри также рассказал, что сейчас Чарльз отвечает на его звонки, однако в их отношениях «есть над чем работать». «Я действительно разочарован, — признал Гарри. — Он [принц Чарльз] прошел через нечто подобное, ему должно быть известно, что такое боль».

Гарри прокомментировал слухи о конфликте с братом Уильямом

«Я обожаю Уильяма, он мой брат, мы с ним прошли через все круги ада, […] но сейчас идем разными путями», — заявил Гарри. По его словам, в их отношениях с братом образовалась «пустота», но добавил: «Время все лечит — я надеюсь».

Меган и Гарри сыграли частную свадьбу за три дня до официальной церемонии

«Это был спектакль для всего остального мира, но мы хотели провести церемонию только для нас», — заявила Меган Маркл о свадьбе с Гарри. Юридическое оформление их союза состоялось все же во время публичного бракосочетания 19 мая 2018 года, которое транслировали и смотрели во всем мире.

Свадьба пары в 2018 году (Фото: REUTERS/Damir Sagolj/File Photo/File Photo)
Свадьба пары в 2018 году / Фото: REUTERS/Damir Sagolj/File Photo/File Photo

Однако за три дня до этого архиепископ Кентерберийский провел закрытую церемонию для пары, на которой не было даже членов семей Гарри и Меган. Сейчас в их доме в США висит фотография именно с этой церемонии.

Пара ждет девочку летом 2021 года

В интервью с Опрой Уинфри Гарри и Меган раскрыли пол своего второго ребенка, рождения которого они ждут летом — у Арчи появится сестра. «Родить мальчика, а затем еще и девочку — чего еще можно желать», — поделился радостью Гарри, заявив, что он счастлив иметь семью и быть с ней.

Пара также заявила, что больше детей они рожать не планируют. «Двоих достаточно», — заявили Меган и Гарри в интервью.

Контракты пары с Netflix и Spotify были вынужденной мерой из-за недостатка финансирования

Комментируя контракты на производство документальных фильмов и подкастов, которые Гарри и Меган заключили с Netflix и Spotify, британский принц напомнил, что в начале 2020 года семья полностью лишила его финансирования. Поэтому он полагался на средства, оставленные принцессой Дианой.

«У меня было все, что оставила мне мама, и без этого мы бы не справились», — признал Гарри.

В один из моментов интервью он также прокомментировал вопрос о том, что могла бы думать Диана о такой судьбе своего сына. «Я думаю, она предвидела это. Я ощущал ее присутствие на протяжении всего этого процесса [разрыва с королевской семьей], — заявил Гарри. — Я чувствую облегчение, мне приятно вот так сидеть здесь с вами, со своей женой рядом, потому что я не могу даже представить, каково ей было пройти через подобное в одиночку все те годы назад».

«Ракета из Калифорнии в самое сердце монархии»: реакция СМИ на интервью

Резонанс интервью был ожидаемым, однако прямота и резкость заявлений Гарри и Меган ошеломила и Великобританию, и США.

«Переживет ли королевская семья [уход] королевы?» — задается вопросом CNN в заголовке своего материала о последствиях откровений пары в разговоре с Опрой Уинфри. Его автор убежден, что интервью ставит вопрос об «актуальности сохранения британской монархии в 21 веке», а озвученные в нем упреки в адрес Букингемского дворца — «чрезвычайно серьезны».

И хотя версия второй стороны пока не представлена, это интервью «обнажило картину устаревшей институции, чей недостаток гибкости сделал ее неспособной принимать людей, сталкивающихся с проблемами, которые являются совершенно нормальными для публичных персон в 21 веке», говорится в материале CNN. «И это трагедия», — резюмирует автор впечатление многих обозревателей, напоминающих о посылах 2018 года, когда союз Гарри и Меган называли огромным шагом вперед в модернизации самой известной королевской семьи мира.

«Гарри и Меган были суперзвездами, которые могли бы сделать так много хорошего для модернизации семьи, — цитирует CNN Кейта Уильямса, ведущего королевского историка и профессора британского Редингского университета. — Вызывает огромную тревогу тот факт, что из интервью становится очевидно: [Гарри и Меган] чувствовали, что у них нет другого выбора, кроме как уйти, потому что семья не смогла поддержать их на фоне расистских нападок и явных тревог о психическом здоровье».

В материале также называют «сокрушительным» ударом по британской монархии упомянутые Меган Маркл обсуждения расовой принадлежности ее сына.

The Washington Post в заголовке своего материала называет интервью «взрывным» и акцентирует внимание на расизме внутри королевской семьи.

Издание напоминает, что свадьба Гарри и Меган в 2018 году (с исполнением госпела и темнокожим проповедником из Чикаго) была призвана продемонстрировать готовность британской монархии к преобразованиям и ее открытость для первого не белого члена семьи. Однако разговор с Опрой Уинфри развеял все оставшиеся крупицы такой идеи, констатирует WP.

Издание называет интервью «новым переломным моментом» в мировой борьбе за расовое равенство, которая сотрясала мир в прошлом году. «В то время как бесчисленное количество институций приняли на себя ответственность за отвратительные истории их прошлого, связанные с расизмом, конфронтация британской монархии в этом вопросе имеет особое значение. Тот факт, что Меган — актриса, ставшая герцогиней, чья свадьба была национальным праздником, — оказалась не застрахована от расизма, вызывает вопросы о том, насколько распространены такие настроения в королевской семье. Это правящая династия страны, которая более двух веков торговала африканскими рабами — и интервью проясняет, почему настроения против темнокожих могут сохраняться», — пишет WP.

New York Times посвятила отдельную публикацию схожести судеб Меган Маркл и принцессы Дианы, матери принца Гарри. Хотя их истории отличает расовый контекст и противоположные истории брака, издание отмечает, что после выхода интервью сравнения неизбежны.

«Как и Диана, Меган породнилась с семьей, которая ее не понимала и считала, что она без жалоб подчинится королевским обычаям и протоколам. Как и в случае с Дианой, когда Меган оказалась неспособной следовать линии семьи — или не желала этого делать […], — дворец не сделал ничего, чтобы развеять зарождавшееся у публики представление, будто бы она требовательна, вздорна, добивается особых прав. И, подобно Диане, Меган преследовали таблоиды, обвинявшие ее в том, что она постоянно ищет внимания — хотя тем временем сами радостно заполняли страницы историями о ней», — пишет газета.

А признания Меган Маркл в суицидальных мыслях, жалобы на одиночество и изоляцию очевидно напомнили рассказы Дианы о булимии и депрессии, от которых она страдала в период брака с Чарльзом. Обе женщины заявили, что они отчаянно искали помощи и поддержки внутри королевской семьи, но их проигнорировали и отвергли, напоминает издание.

Harpo Productions/Joe Pugliese/Handout via REUTERS
Фото: Harpo Productions/Joe Pugliese/Handout via REUTERS

В другой публикации NYT приводит слова Питера Ханта, бывшего королевского корреспондента ВВС, который дал понять, что интервью — новый шаг в войне за информационную повестку между парой и Букингемским дворцом. «Сейчас происходит серьезная борьба за контроль над нарративом, — отмечает Хант. — Каково наше окончательное суждение о том, почему Гарри и Меган покинули королевскую семью? Принимаем ли мы двухчасовое [интервью] Опры или верим обвинениям в издевательствах [над персоналом дворца со стороны Меган, сообщения о чем появились накануне интервью]?»

В Соединенном Королевстве спектр оценок интервью разнится. Британские таблоиды попытались вынести на свои обложки все самые скандальные заявления Меган Маркл и интерпретировать их (Daily Mail заявила на первой полосе, что Меган «обвиняет дворец в расизме», The Sun предположила, что герцогиня больше никогда не вернется в Британию, после того как своим интервью с Опрой «разозлила королевскую семью»).

В то же время общественно-политические издания Великобритании, подобно влиятельным американским, задаются вопросом о долгосрочных последствиях интервью.

Джонни Даймонд, корреспондент ВВС, в своем анализе интервью заявляет, что оно должно было превзойти худшие ожидания королевской семьи.

«В этом интервью была нарисована ужасающая картина — пресса разрывает Меган на части, у нее появляются мысли о суициде, а королевский дворец так ничему и не научился за 40 лет, прошедшие после истории с принцессой Дианой. Меган предстает совершенно одинокой и брошенной, лишенной возможности встречаться с друзьями. В этом обвиняется дворцовая бюрократия, которая была озабочена ее постоянным мельканием в прессе — и вытеснением с первых страниц газет других членов королевской семьи. Для королевской семьи это худший сценарий из всех возможных (если не допускать прямую критику королевы). Гарри описывает свою семью как холодную и черствую, неспособную к сопереживанию и занятую только вопросом, кто за что должен платить. Совершенно очевидно, что отношения в семье были, и в некоторых случаях остаются, ужасающими», — признает Даймонд.

В заголовок специальной редакционной статьи о скандальном интервью The Guardian вынесла идиому о бремени ответственности, лежащем на британском монархе (heavy is the head that wears the crown). Издание отмечает, что откровения герцогов Сассекских — нечто большее, чем намеки на расизм в Букингемском дворце и рассказ об отвергнутых жалобах Меган на суицидальные настроения.

Газета называет принца Гарри «высшим дворцовым инсайдером, который провел десятилетия в первых зрительских рядах королевского цирка».

Герцог и герцогиня Сассекские дают понять, что англоязычный мир теперь имеет два королевских дома

«Мягкая сила монархии опирается на существенное социальное и политическое давление, направленное на то, чтобы не ставить королеву в неловкое положение, — напоминает The Guardian. —  Королевская семья обязана защищать ее интересы и ограждать от критики, осознавая, что их состояния связаны с сохранением власти монархии над людьми. Принц Гарри нарушил это правило, и, похоже, его мало волнует, что он так поступил. Как и его мать Диана, принцесса Уэльская, он перехитрил дворец, поскольку был готов обнажить свою душу на публике. Вся ярость принцессы Дианы, направленная на ее мужа и связанная с его изменами, не угрожали „фирме“ [королевскому двору], пока Диана не умерла. Принц же, находясь в добром здравии, выпустил из Калифорнии ракету в самое сердце истеблишмента».

«Герцог и герцогиня Сассекские дают понять, что англоязычный мир теперь имеет два королевских дома, из которых можно выбирать и с которыми можно себя идентифицировать», — констатирует The Guardian. При этом, признает газета, интервью безусловно добавит Гарри и Меган популярности, от которой теперь зависит их доход.

И все же скандал вокруг их интервью — история далеко не только о деньгах, пишет газета: «В Великобритании монарх имеет право окончательного решения и сохраняет за собой это право, поскольку воздерживается от политических маневров. […] Но сегодня желание монарха быть выше схватки выглядит как королевское пренебрежение к социальным движениям, таким как Black Lives Matter и #MeToo, которые поддерживала герцогиня Сассекская».

Поэтому Гарри и Меган ярко продемонстрировали реальную проблему отказа монархии от участия в политике и реакции на злободневные проблемы. «Вопрос о том, нужен ли сегодня [Великобритании] наследственный глава государства, должен быть учтен в программе реформ, в которых британское государство явно и срочно нуждается», резюмирует The Guardian.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X