"Иногда мне трудно дышать". На плантациях табака в Индонезии работают тысячи детей

1 июля 2018, 07:21
Сюжет

В Индонезии, которая занимает пятое место в мире по объему производства табака, к его сбору и обработке активно привлекают детей. Это стало повсеместной обыденной практикой, хотя противоречит индонезийскому законодательству и наносит серьезный урон детскому здоровью, пишет британская газета The Guardian в своем репортаже с индонезийского острова Ломбок.

НВ предлагает полный перевод этой публикации.

Опасный урожай

Еще девочкой Жулепинг Путри любила играть и даже порой вздремнуть среди свежих табачных листьев, сложенных стопками вокруг ее дома на индонезийском острове Ломбок.

Видео дня

Ее мать, Нурул Худа, в то время никак не беспокоилась из-за этого. Ей самой нравилось видеть пачки листьев табака – напоминание об обильном, прибыльном урожае.

С трех лет Жулепинг – или Эпинг, как ее называют коротко – помогала свои родителям в поле, высаживая маленькие ростки табака Вирджиния, смешивая удобрения и поливая растения.

В сезон сбора урожая Эпинг и ее друзья тратили часы после учебы в школе, чтобы привязать листья табака к большим шестам и подготовить их к "печам" - деревенским коптильням, где листья высушивают почти неделю. Иногда они состязались наперегонки, чтобы увидеть, кто справится с задачей быстрее.

Но так весело было не всегда. Несколько раз во время сбора урожая Эпинг чувствовала себя так плохо, что теряла сознание. Ее мать, слишком занятая урожаем, чтобы отвезти дочь в больницу, звала местную медсестру и просила сделать ей инъекцию.

За последующее десятилетие проблемы Эпинг со здоровьем так никуда и не исчезли.

"Со второго класса у меня проблемы с легкими, а иногда бывает трудно дышать", - рассказывает Эпинг, которой сейчас 14 лет.

По ее словам, хуже всегда становится в период сбора табака, особенно когда приходится разворачивать листья из печей и запах табака наиболее едкий.

Запах табака так силен, что меня тошнит. Я чувствую боль в груди, а сердце начинает биться очень быстро

"Запах табака так силен, что меня тошнит. Тошнота и рвота часто случаются, - рассказывает девушка. – Когда мы разворачиваем листья, я чувствую боль в груди, а мое сердце начинает биться очень быстро".

Согласно докладу правозащитной организации Human Rights Watch от 2016 года, который называется Урожай в моей крови (The Harvest Is in My Blood), тысячи детей задействованы в табачной промышленности Индонезии, где они подвергаются серьезным рискам для здоровья.

В докладе, основанном на беседах с более чем 130 детьми, отмечается, что описанные симптомы, такие как рвота и тошнота, отвечают острому отравлению никотином - оно вызвано контактом с растением и листьями табака.

В прошлом году родители Эпинг отвели ее к врачу, чтобы выяснить, связаны ли ее многократные жалобы на тяжесть в груди и одышку с воздействием табака.

В ответ на вопрос о диагнозе ее старший 28-летний брат Джови смеется.

"Здешние врачи недостаточно храбры, чтобы быть честными. Они не говорят, что это связано с табаком, но мы-то знаем, - говорит он, берясь за сигарету. - Возможно, "храбрые" - неподходящее слово. Может быть, они просто опасаются возможных демонстраций".

Семейное дело

Табак уже давно является крупным бизнесом в Индонезии. Согласно исследованиям Euromonitor International, в 2015 году Индонезия произвела 269,2 млрд сигарет, а здешний рынок был оценен в 231,3 трлн рупий (12,4 млрд фунтов стерлингов или около $ 16,6 млрд).

Курение и реклама табака широко распространены в стране – закурить сигарету считается бесспорной нормой для индонезийских мужчин. Правила настолько либеральны, а сигареты настолько дешевы - менее 2 фунтов стерлингов за пачку, – что многие начинают с раннего возраста.

Индонезия - пятый в мире производитель по объемам табака в мире и второй по величине табачный рынок в мире после Китая. По состоянию на 2013 год среди индонезийцев насчитывалось 65 млн курильщиков.

Имея столь обширную поддержку, табачная индустрия обладает мощным лобби в Индонезии и быстро дает отпор любым попыткам давления, говорят участники антитабачных кампаний.

В поселке Белеке местные жители рассуждают о финансовых преимуществах выращивания табака для деревни. Вслед за рисом и кукурузой, табак - самый прибыльный урожай, однако его можно выращивать лишь в сухой сезон, с мая по сентябрь.

Деревня, где живут около 3 тыс. семей, растянулась среди изумрудно-зеленых рисовых плантаций, которые в вегетационный период полностью вытесняет табак.

Около 80% жителей Белеке занимаются фермерством, и во время табачного сезона деревня является центром их деятельности. В поселке около 20 "печей", и во время сбора урожая они дымят непрерывно, днем и ночью.

"Никто не сидит дома в сезон уборки урожая. Стар и млад – все вокруг печей и на полях. Все зарабатывают деньги и все этим довольны", - говорит 42-летний Анги, фермер.

Почти все дети старше четырех лет работают - некоторые неохотно, потому что их просят об этом родители, другие – поскольку хотят заработать деньги.

Никто не сидит дома в сезон уборки урожая. Стар и млад – все вокруг печей и на полях. Все зарабатывают деньги и все этим довольны

"Моя дочь помогает мне в поле, удобряя растения, а также носит воду, - говорит Анги. – Такова картина для всех матерей и фермеров в деревне, у кого есть дети".

На протяжении почти двух месяцев урожайного сезона в деревню завозят телеги табачных листьев, а детей зовут, чтобы помочь подготовить их к коптильням – они привязывают листья к большим шестам и получают деньги за каждый готовый шест.

Некоторые из детей, с которыми пообщалась The Guardian, рассказывают о том, на что тратят деньги, вырученные за табачную работу, но они также описывают долгие часы труда. "Мне нравится это делать, потому что я получаю деньги, - говорит 12-летняя Анинг, которая впервые начала работать шесть лет назад. - Я могу купить еду в школе или игрушки, например, куклу. Я начинаю [работать] после школы, с полудня и примерно до 17:00. Я могу заработать около 15 тыс. рупий (0,81 фунта стерлингов или $1,08), так я и делаю каждый день в сезоне".

Лучшему другу Анинг всего шесть лет, однако в прошлом году он так тяжело работал в табачный сезон, что накопил 1 млн рупий (52 фунта стерлингов или $70). "Если я продолжаю работать ночью, то могу получить 50 тыс. рупий (2,69 фунтов стерлингов или $ 3,6). После молитвы в 19:30 я работаю где-то до полуночи, - говорит он. - Занятия в школе начинаются в 8 утра. Поэтому мы часто опаздываем во время сезона".

Тихой сапой

В то время как трудовое законодательство Индонезии запрещает детям в возрасте до 18 лет выполнять вредную работу, на практике - особенно в мелкомасштабном земледелии в малоразвитых восточных регионах Индонезии - законы часто недостаточно соблюдаются и осознаются.

После сушки табак, выращенный рядовыми фермерами Белека, продается посредникам, которые тоннами транспортируют его на один из нескольких складов на острове Ломбок. В основном он продается на склад, контролируемый индонезийской табачной компанией Djarum.

Один из посредников сообщил The Guardian на условиях анонимности, что компания не знает о вовлечении детей в производство, однако признал, что никто не задает лишних вопросов на эту тему.

Все мои учителя курят, - отвечает 13-летний Ресту на вопрос о том, что узнал о курении в школе

Компания Djarum отказалась отвечать на вопросы об использовании детского труда.

Пять крупных транснациональных табачных компаний заявили, что детский труд неприемлем и что они прилагают большие усилия, чтобы положить конец подобной практике в своей цепочке поставок. Они отмечают, что поощряют фермеров выращивать и другие культуры, но добавляют, что табак приносит хозяйствам более высокий доход.

Никто из собеседников The Guardian в Белеке [местных жителей] не видит проблемы в том, что дети работают в табачной промышленности.

Один из местных мальчиков-подростков, 13-летний Ресту, иллюстрирует, насколько лояльно относятся к табаку в деревне.

"Все мои учителя курят, - отвечает он на вопрос о том, что узнал о курении в школе. - Даже мой директор курит возле нас в школе".

Родители 14-летней Эпинг не знают, что думать из-за ее повторяющихся недомоганий при отсутствии диагноза. Они утверждают, что попросили ее прекратить работать во время сбора урожая.

"Иногда я прошу ее не работать, но она управляется [с уборкой табака] так быстро, что я радуюсь этому", - говорит ее мать Нурул Худа. "А иногда она просто пропадает, - добавляет мать девушки, пожимая плечами. – Но всегда возвращается с деньгами".

Редактор: Инна Семенова

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X