«Я не буду извиняться». Меркель впервые объяснила «потакание» Путину и блокаду курса Украины в НАТО, но ее уличили в новых противоречиях

8 июня, 15:07
Сюжет
Ангела Меркель дала первое публичное интервью на сцене берлинского театра (Фото:REUTERS/Annegret Hilse)

Ангела Меркель дала первое публичное интервью на сцене берлинского театра (Фото:REUTERS/Annegret Hilse)

Ангела Меркель, которая ровно полгода назад уступила должность канцлера Германии Олафу Шольцу, впервые за все это время дала полноценное интервью. В нем Меркель заявила, что не жалеет о попытках дипломатически договориться с Россией, и ответила на критику на фоне вторжения РФ в Украину.

Интервью с Меркель 7 июня провел корреспондент журнала Spiegel Александр Осанг. Он пообщался с бывшей главой немецкого правительства на сцене берлинского театра Berliner Ensemble в присутствии полного зала зрителей. Разговор с экс-канцлером транслировался в прямом эфире на общественном телеканале Phoenix. Полуторачасовое интервью стало заметным событием, поскольку за полгода жизни вне политики Меркель почти не появляется на публике и ограничилась лишь несколькими краткими заявлениями о войне в Украине.

Видео дня

Сразу после начала вторжения РФ она назвала его «поворотным моментом в истории Европы с момента окончания холодной войны. «Этому вопиющему нарушению международного права нет никакого оправдания, я осуждаю его самым решительным образом», — подчеркнула Меркель в заявлении 25 февраля. А в начале июня, после трех месяцев глобальной дискуссии о геополитическом наследии ее попыток сотрудничать с Россией, Меркель на закрытом мероприятии коротко выразила солидарность с Украиной и назвала войну «варварской».

Теперь же Украина и мир обратили особое внимание на новое обширное интервью с Ангелой Меркель. НВ рассказывает главное, что стоит знать о ее позиции.

«Я не виню себя»: что думает Меркель о Путине, войне в Украине и своей стратегии отношений с РФ

Нападение России на Украину — «жестокая атака, нарушающая международное право, которой нет оправданий».

Переговоры с Путиным все эти годы стоило вести, убеждена Меркель: «Я бы чувствовала себя очень плохо, если бы заявила: «Нет смысла разговаривать с этим человеком [Путиным]. Большая трагедия, что это не сработало, но я не виню себя за то, что пыталась». «Россия — вторая по величине ядерная держава в мире. Я не могу делать вид, что ее просто не существует», — отметила экс-канцлер. Однако она признала, что «продолжает задавать себе вопросы» о том, «можно ли было сделать больше, чтобы предотвратить такую ​​трагедию».

Решение Германии блокировать курс Украины в НАТО в 2008 году (тогда обсуждалось предоставление ПДЧ) — верный шаг, по мнению экс-канцлера: «Тогда Украина не была той страной, которую мы знаем сейчас. Это была очень расколотая Украина. Даже в рядах реформаторских сил, [между Юлией] Тимошенко и [Виктором] Ющенко, были огромные разногласия», — заявила Меркель. По ее словам, тогда Украиной «управляли олигархи», а украинская демократия была недостаточно сильна изнутри. К тому же, подчеркнула экс-канцлер, Путин счел бы предоставление Украине ПДЧ в НАТО «объявлением войны». «Я совершенно не разделяю его представления о том, что весь Запад является его врагом, что его [Путина] постоянно унижают. Но я знала, как он думает, и что он видит это именно так. Я не хотела его провоцировать», — отметила Меркель. Она также заверила, что заблокировала путь Украины к членству в Альянсе, якобы пытаясь руководствоваться интересами самой Украины. Меркель напомнила, что стать членом НАТО невозможно за один день: «Это [длительный] процесс, и я знала, что в ходе этого процесса Путин совершил бы что-то плохое для Украины».

Минские соглашения 2014−2015 годов помогли Украине выиграть время, полагает Меркель: «Это успокоило ситуацию и дало Украине время, чтобы развиться в ту страну, которой она стала сейчас». Однако она признала, что еще на саммите Большой двадцатки в Риме (30−31 октября 2021 года) осознала, что Путин «покончил с Минскими соглашениями». По словам Меркель, именно с того момента она начала всерьез относиться к угрозе возможного вторжения.

Обвинения в политике «умиротворения» России Меркель фактически отвергла. Она дала понять, что не разделяет такие оценки посла Украины в Германии Андрея Мельника и заявила, что «дипломатия не является ошибкой, даже если терпит неудачу». «Я не вижу необходимости говорить, что это было неправильно, и я не буду извиняться за это», — добавила бывший канцлер.

Россия совершила большую ошибку, а Запад не смог предотвратить нападение. «То, что произошло, — это большая ошибка со стороны России, объективный разрыв со всеми нормами международного права, которые позволяют нам мирно сосуществовать в Европе. Если бы мы проживали столетие за столетием, споря о том, какая территория кому принадлежит, мы бы воевали без остановки, — заявила Меркель. — Чтобы внести полную ясность — я не разделяю мнение господина Путина. Но нам [странам Запада] не удалось создать архитектуру безопасности, которая могла бы предотвратить это [войну в Украине]. И об этом мы тоже должны думать».

Холодная война не завершилась с распадом СССР — Меркель заявила, что спровоцированные этим событием геополитические вызовы преследовали ее все 16 лет у власти: «Невозможно было полноценно положить конец холодной войне. Всегда оставался вопрос России». Она также прокомментировала известные слова Путина о том, что распад СССР был «величайшей катастрофой 20 века»: Меркель возразила, что для нее это событие стало одним из самых счастливых, потому что дало возможность заниматься тем, что ей нравилось.

Цель Путина — уничтожить ЕС, признала экс-канцлер. Она отметила, что «ненависть Путина, его враждебность» направлены против самой модели западной демократии, и она всегда предупреждала об этом других союзников Германии: «Он хочет уничтожить Европу. Он хочет уничтожить Европейский Союз, потому что видит в нем первую ступень к НАТО», — считает Меркель.

Газопровод Северный поток — 2 Меркель обошла молчанием, упомянув о нем только в одном контексте: она признала, что была возмущена американскими санкциями против компаний, задействованных в проекте. По ее словам, администрация Байдена могла бы так поступить с Ираном, «но не с союзником, с которым вы, к примеру, вместе воевали в Афганистане», считает Меркель. Именно поэтому она назвала «квантовым прыжком» соглашение с Белым домом, согласно которому санкции были приостановлены, однако в случае использования проекта как «политического оружия» официальный Берлин был готов отказаться от него. Экс-канцлер признала, что «не была наивной» и «не питала иллюзий» относительновозможности изменить намерения Путина путем развития торговых отношений, однако верила, что если политическая кооперация невозможна, то смысл могут иметь хотя бы частичные экономические связи с Москвой.

Язык силы и войны — «единственный, который понимает Путин», признала Меркель. «Он видел, что мы — не только Германия, но и другие страны — больше не обладали ударной мощью времен холодной войны», — заявил экс-канцлер, комментируя дискуссию о необходимости больших вложений в оборону для противостояния РФ. Она приветствовала курс Шольца на развитие армии ФРГ, но отвергла критику в адрес недостаточной готовности немецкой армии, добавив, что Бундесверу нужно лишь немного «наверстать упущенное».

Правительству Шольца Меркель выразила поддержку: «Я не могу себе представить, что не доверяю действующему федеральному правительству».

После отставки Меркель провела пять недель на Балтийском море, ведет более подвижный образ жизни, много читает и слушает аудиокниги. Она констатировала, что уйти с поста канцлера по собственной воле — «приятное ощущение», однако напомнила, что статус экс-канцлера никогда не позволит ей быть обычным гражданином Германии. Меркель также признала, что война в Украине омрачила ее жизнь после ухода с должности. «Время после завершения работы я представляла себе по-другому», — отметила она.

Как реагируют на новые заявления Меркель в Украине и в мире

Советник Офиса президента Украины Михаил Подоляк раскритиковал ряд утверждений Ангелы Меркель, озвученных в новом интервью.

«Если Меркель всегда знала, что РФ планирует войну, а цель Путина — уничтожить ЕС, то зачем было строить Северный поток-2? „Я не была наивной“, — говорит экс-канцлер. Зачем тогда было подсаживать Европу на нефтяную и газовую иглу РФ? И почему Германии сегодня приходится исправлять эти ошибки?» — отметил Подоляк.

Посол Украины в Германии Андрей Мельник в комментарии немецкому агентству dpa резко негативно оценил новые заявления Меркель. Он посетовал, что не увидел в интервью «ни намека на самокритику». «Обескураживают заявления экс-канцлера о непогрешимости ее курса относительно России и слишком терпимого отношения к диктатору Путину», — заявил Мельник. Дипломат возразил, что если политика Германии в отношении России «была такой замечательной» в последние несколько десятилетий, то как могло случиться, что Россия смогла начать «самую кровавую войну в Европе с 1945 года». Нынешние заявления Меркель «вызывают большое сожаление», добавил украинский посол. «Потому что без честного, всестороннего пересмотра политики Германии в отношении России совершенно невозможно сделать правильные выводы о будущих отношениях с Москвой и остановить ее агрессию», — заключил Мельник.

Британская The Guardian тоже подметила, что попытка Меркель высказаться в защиту своей политики расширения экономических связей с Россией, «похоже, расходилась» с другими ее словами. Особенно — «с заявлением о том, что она предупреждала других политиков, что Путин враждебно настроен ко всей западной модели демократии и хочет разрушить Европу».

Журнал Politico расценил интервью Меркель как стремление «защитить свое дипломатическое наследие» по итогам 16 лет работы на посту канцлера Германии. Она фактически отвергла обвинения в том, что косвенно виновна в нападении России на Украину из-за собственной политической стратегии во главе крупнейшей экономики Европы, констатирует издание. В то же время Меркель проявила «осторожную самокритику», признав провал попыток создать такую архитектуру безопасности, которая могла бы сдержать Путина, пишут журналисты Politico. Хотя ее признание, что Путин понимает лишь жесткую политику «вызвало вопросы о том, почему она придерживалась более осторожного подхода». Без ответа остался и очевидный вопрос о том, почему Меркель лишь наращивала зависимость Германии от импорта российского газа, если верила во враждебные намерения Путина, подчеркивает издание.

Financial Times напоминает, что до вторжения РФ «Меркель долгое время считалась одним из величайших послевоенных лидеров Германии». Однако ее репутация существенно пострадала после начала полномасштабной войны России, а многие голоса в Киеве и Берлине обвиняли Меркель в том, что «она заискивает перед Путиным и ставит экономические связи с Москвой выше поддержки Украины». Поэтому интервью экс-канцлера в переполненном ​​театре Berliner Ensemble «показало, что она была уязвлена ​​критикой», считает FT. «Обычно хладнокровная, Меркель […] была воинственной и эмоциональной, стремясь оправдаться и опровергнуть то, что она явно считает несправедливыми обвинениями», — пишет издание.

Американская The Washington Post напоминает, что спорная внешня политика Германии при Меркель, включая углубление экономических отношений с Москвой, «стала объектом повышенного внимания с тех пор, как Путин начал войну». «Бывший канцлер была одной из немногих женщин — мировых лидеров, с которыми Путин тесно общался с тех пор, как пришел к власти более двух десятилетий назад. Бывший госсекретарь США Хиллари Клинтон, которая безуспешно пыталась перезагрузить американо-российские отношения, заявила на литературном фестивале на прошлой неделе, что кремлевский лидер «враждебно» вел себя во время их контактов и «не любит критиков, особенно женщин-критиков», — пишет WP. Издание также обратило внимание на контраст между новыми заявлениями Меркель о том, что членство в НАТО могло бы нанести ущерб Украине из-за восприятия Путиным как «объявления войны» — и мнениями других наблюдателей, «которые утверждали, что обязательства трансатлантического Альянса относительно коллективной обороне удержали бы Путина от нападения на страну — члена НАТО».

Показать ещё новости
Радіо НВ
X