23 июня 2018, суббота

Три истории об однополых парах, которые живут вместе уже много лет. Ирина и Кристина

Кристина (слева) и Ирина (справа) вместе уже одиннадцать лет.

Кристина (слева) и Ирина (справа) вместе уже одиннадцать лет.

В преддверие Марша равенства, который состоится в Киеве 17 июня, три однополые пары, которые живут вместе уже не один год, рассказывают в спецпроекте NV.ua  о себе, о долгосрочных отношениях в ЛГБТ-союзах и объясняют, за какие права борются. Герои первого рассказа - Ирина и Кристина, которые вместе уже 11 лет.

 

О знакомстве

 

Ирина: Я лесбиянка, феминистка, авторка лесбийской поэзии и прозы, ЛГБТ-активистка.  Мне 34. Около месяца назад мы переехали в Польшу. Я работаю фотографиком в немецкой корпорации, учусь на графического дизайнера.

Кристина: Мне 30 лет, работаю HR-менеджером. Но меня не покидают мысли о том, что еще не поздно стать рок-звездой. Обычно всегда за что-то воюю, за что-то важное для меня - за права женщин, за ЛГБТ-права. Сейчас меня слегка мучает совесть, что я уехала из Украины, но это был выбор в сторону возможностей для личного развития. Считаю, что и удаленно можно быть включенной в правозащитную деятельность.

Ирина: Мы очень часто меняем место проживания из-за специфики работы. Последние пять лет прожили в родном городе Черновцы.

Кристина: Мы вместе уже одиннадцать лет.

Познакомились в те времена, когда еще интернета дома у нас не было, приходилось бегать по клубам и покупать возможность посидеть в виртуальном мире. Мы [с Ирой] познакомились на сайте знакомств с романтическим название loveplanet. Я как раз возвращалась из Киева после неудачного свидания - та девушка на него просто не пришла. Я получила сообщение от Иры. С третьего предложения мы договорились о встрече, на которую я пришла на полтора часа раньше и очень замерзла - это был последний день января.

Ирина: Желание о совместной жизни возникло примерно через два года наших отношений. Но тогда мне было очень страшно рассказать семье, что мы - пара. Именно из-за этого страха осуждения мы решили переехать в другой город. Сейчас только понимаю, насколько велика была моя внутренняя гомофобия.

От внешней опасности в гетеронормативном мире можно убежать, спрятаться, оправдаться, а вот с внутренним давлением приходится находиться в постоянном психологическом конфликте. Хоть это и не так легко. Но именно с позитивного восприятия себя самого и начинается принятие тебя миром.

Мама почти сразу задала мне вопрос, что за странные отношения у меня с Ирой, я ответила – любовь

Кристина: Когда мы познакомились, мне было 19 лет, я еще училась в университете. Жила с мамой, которая даже слышать не хотела о том, что я серьезно намереваюсь строить отношения с женщиной.

Переезд в другой город был идеальным решением для возможности жить вместе. У нас было на выбор три города: Львов, Киев, Одесса. Первое предложения работы я получила во Львове, там мы и начали нашу совместную жизнь – это было девять лет назад.


О реакции окружающих

 

Кристина: Мне лично жутко “сидеть в шкафу” - прятаться. Я с первого дня рассказала своим друзьям об Ире, и даже раньше о том, что я лесбиянка. Скажу честно, мало кто из них тогда воспринял меня всерьез. Думали, что это временная моя прихоть.

Мама почти сразу задала мне вопрос, что за странные отношения у меня с Ирой, я ответила – любовь. И дальше было много слез и скандалов, походов в церковь, угроз и просьб. Потом – мамин страх, что об этом узнают другие, который сдерживал и меня.

Тогда я бы не поверила в то, что сейчас она будет переживать как Ира доехала, как ее здоровье и интересоваться, когда же мы родим детей.

Ирина:  Я очень долго скрывала свою ориентацию, к тому же, мой личный путь принятия себя как лесбиянки был достаточно длинным. Влечение к девушкам возникло очень рано, а в подростковом возрасте я уже это четко понимала.

До встречи с Кристиной я вела двойную жизнь: одну для общества, другую - для себя. У меня параллельно были отношения и с девушками, и с парнями. Сейчас многое изменилось и при любой возможности я открыто говорю, что лесбиянка. Очень важна наша видимость в обществе.

Кристина: Детей у нас пока нет, и, наверное, это даже хорошо. Готовность появилась только сейчас, очень хочется поделиться с детьми своими знаниями, и очень хочется воспитать их без каких-либо ограничений в их выборе, не навязывать им свои травмы и страхи. Мы очень хотим расширить нашу семью. Я чувствую, что хочу трансформировать свою любовь и умножить ее на два.

Наверное, расскажу, как же у нас это получится, а то очень устаю объяснять хейтерам, что гомосексуальность не делает меня бесплодной и нежелающей рожать.

Это очень индивидуально и совсем не зависит от сексуальной ориентации.  Мы планируем обратиться в клинику и сделать ВМИ [искусственная внутриматочная инсеминация]  с использованием спермы анонимного донора.

Мы есть и хотим равных прав. Не дополнительных или особенных, а просто равных

Мужчин в жизни детей будет предостаточно: дедушки, наши друзья, их будущие тренеры, учителя. Ребенок не всегда выбирает равняться на папу или маму, у него могут быть и другие примеры для подражания. Да и как по мне, самое главное - это любовь. Все, чего ждет от нас ребенок – это поддержка и принятие.

Касательно, его будущего -  не будут ли его дискриминировать в школе, то тут важно, что мы не будем боятся и с самого раннего детства расскажем ему про разные модели семей. Про это же будем говорить и с педагогами, если будет такая необходимость.

 

О долгосрочных отношениях в ЛГБТ-парах

 

Кристина: Это выбор каждого и каждой - как они видят свои отношения. Их есть множество вариантов. Я не считаю, что долгосрочные отношения с имуществом и детьми должны быть более настоящими, чем, например, полиаморные отношения. У людей очень разные приоритеты и желания.

Ирина: Я бы добавила, что все-таки гомосексуальным парам недоступна возможность официально зарегистрировать свои отношения, иметь совместное имущество и право на его наследие, недоступно право на свидетельствование в суде против своего любимого человека, нельзя распоряжаться телом партнера или партнерши в случае его или ее смерти.

Среди моих знакомых много гомосексуальных пар, которые вместе долгий период - более трех лет. Просто мало кто это афиширует. Часто - из-за вполне реального страха физически и психологически пострадать от дискриминации. Думаю, ориентация человека не влияет на долгосрочность отношений, а зависит это от желания и готовности.

 

О ЛГБТ-активизме

 

Ирина: ЛГБТ-активизм - это как отдельная часть нашей семейной жизни так продолжается на протяжении последних двух лет. Все началось с моей публикации - петиции о проведении мирного шествия в поддержку ЛГБТ-сообщества в родном городе Черновцы.

Тогда петицию не поддержало достаточное количество голосов, но реакция людей и то, что публиковали в СМИ, повергли нас в шок. Это показало, как стереотипно мышление общества о гомосекуальных людях.

 

Мы с Кристиной организовали инициативную группу Rainbow Power при поддержке общественной организации Инсайт, которая со временем стала региональным представительством организации в городе Черновцы.  За это время в Черновцах появился безопасный комьюнити-центр для представителей ЛГБТ в котором проходят тренинги, образовательные, развлекательные и культурные мероприятий, есть бесплатная психологическая поддержка. Мы занимались координацией работы центра два года.

Разработали и реализовали проект Safe Space - cеть дружественных к ЛГБТ кафе, магазинов, организаций, представителей малого бизнеса в городе Черновцы. Провели первую в истории города публичную ЛГБТ-акцию в международный день борьбы с гомофобией, трансфобией, бифобией - Я молчу, что бы ты услышал_улышала, социальный эксперимент  Я- лесбиянка. Обними меня.

Многие задают вопросы: Зачем это все? Зачем публично? Зачем кричать о том, кто ты?

Ответ очень простой: публичные акции, проекты, петиции, любые активности такого рода повышают видимость ЛГБТ-сообщества и их проблем в стране, дают понять, что мы существуем, мы есть и хотим равных прав. Не дополнительных или особенных, а просто равных.

Кристина: Очень важно выходить на Марш Равенства, хоть его и постоянно путают с “гей-парадом”, что совершенно неверно. Гей-парады проходят в странах, где дискриминация сведена почти к нулю, там это праздник и веселье, это - гордость. У нас это площадка, где люди могут заявить о своих правах, о проблеме дискриминации, обратить внимание власти и общества на это.

Ирина: Видимость сообщества выросла за последнее время, стало больше активистов и активисток в этой сфере, вне зависимости от их сексуальной ориентации. Все больше людей из сообщества перестают боятся делать каминг-аут. К примеру, в Черновцах еще два года назад открытыми активистками были мы с Кристиной, а сейчас таких более десяти. А еще три года назад даже мы были открытыми только для безопасного круга общения, только для проверенных людей.

Все меняется, для этого нужно время. Борьба за права зависит от каждого из нас.  Не бывает маленького вклада, все меняется с первого каминг-аута, с первого выхода на акцию или Марш Равенства, с первого комментария в защиту в социальных сетях.


***

C 8 по 17 июня в Киеве проходит прайд-неделя КиевПрайд-2018 - неделя культурно-просветительских мероприятий, посвященных жизни ЛГБТ+ сообщества в Украине. Завершится она 17 июня уже традиционным Маршем равенства. Он стартует в 9.00 у Национальной оперы Украины и пройдет по центру Киева. Темой КиевПрайда является Видимость. Лозунг Прайд - Страна свободных. будь собой. КиевПрайд проходит ежегодно с 2012 года. Цель мероприятия - развитие ЛГБТ+ сообщества, усиление сотрудничества между ЛГБТ+ и правозащитными организациями в Украине.


Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Украина ТОП-10

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: