«Власть пропитана агентами РФ». Интервью с Кошкиной — о флаге Украины над Кремлем и взаимной «дикой ненависти» Зеленского- Порошенко

26 мая, 10:40
Эксклюзив НВ
Шеф-редактор издания Lb.ua Соня Кошкина (Фото:Радіо Україна — Rádio Ukrajina / Facebook)

Шеф-редактор издания Lb.ua Соня Кошкина (Фото:Радіо Україна — Rádio Ukrajina / Facebook)

Между командами пятого и шестого президентов Петра Порошенко и Владимира Зеленского существует взаимная «дикая ненависть», убеждена шеф-редактор издания Lb.ua Соня Кошкина, а потому, по ее мнению, каждый не «отказывает себе в удовольствии» указать на недостатки оппонента.

Война России против Украины — главные события 3 июня

В интервью Радио НВ она рассказала, почему показания задержанного пророссийского политика Виктора Медведчука появились именно сейчас и можно ли им верить; как случилось, что пятая служба ФСБ России опиралась на информаторов — приспешников беглого президента Виктора Януковича; имеет ли Украина право наносить удары по территории РФ и что будет считаться победой в войне.

Видео дня
https://www.youtube.com/watch?v=q3JIax6RzTY

— Почему именно сейчас Служба безопасности Украины опубликовала показания Медведчука?

— Очевидно, потому, что он их сейчас дал. Это логично (смеется — ред.).

— Когда Медведчука задержали, то, видимо, общество ждало, что мы узнаем что-то о том, каким образом Россия планировала захватывать Украину, потому что, кажется, он должен знать об этом много. Но мы получили его свидетельство о том, якобы пятый президент Петр Порошенко имел отношение к тому, что уголь закупали на территориях так называемых «ЛНР» и «ДНР». Это ведь не случайно произошло. Многие говорят о том, что это сейчас не ко времени. Ты как оцениваешь?

— Надеюсь, что Медведчук все же даст показания, которые напрямую касаются его, скажем мягко, подрывной деятельности, потому что этот человек годами внедрял здесь «русский мир». Через него шли, в частности, и финансовые потоки на становление «русского мира» [на территории материковой Украины], в оккупированном Крыму.

По поводу того, что у него были дела с пятым президентом, — это вообще не секрет. Но одними показаниями Медведчука сыт не будешь. Если он такое говорит, то должно быть следствие, которое должно все это проверять, расследовать. Конечно, ставить какие-то штампы только из-за того, что сказал Медведчук, — простите, Медведчук не тот человек, которому стоит верить на слово, это первое. Есть ли доля истины в его словах? Я думаю, что это должно выяснить следствие.

— Однако мы видим ролик, публикуемый СБУ. Он смонтирован. Видим, что там есть фраза самого Порошенко «Это трэш», так что понимаем, что это как инструмент давления. Ко времени ли именно сейчас публиковать? Эти показания могли быть зафиксированы, но широкая публика могла их не увидеть сейчас во время горячей фазы войны.

— Нет однозначного ответа. Простого ответа на сложные вопросы вообще не бывает. Я считаю шарлатанами тех людей, которые пытаются сказать, что это только черное, а это только белое — так не бывает в политическом процессе.

То, что политический процесс оживился, — это хороший сигнал. Это значит, что у нас победа очень близка, раз мы можем позволить себе отвлекаться на политические процессы.

Ты говоришь о том, что, возможно, эти свидетельства были бы зафиксированы, а позже обнародованы. А если бы они были обнародованы позже, у тебя возник бы логичный вопрос «а почему не сразу?» И так выглядит странно, и так бы выглядело странно, то есть здесь нет какого-то универсального ответа.

Конечно, у Порошенко дикая ненависть, его команды к нынешней власти, а у нынешней власти дикая ненависть к Порошенко и его команде. Могла ли та или иная сторона отказать себе в удовольствии уколоть другую, если есть такая возможность? Конечно, нет.

— Единство пострадает или нет?

— А не было никакого единства. О каком единстве «ужа, ежа и носорога» можно говорить? Были только заявления о том, что давайте все вместе объединимся…

На самом деле речь идет не только о нынешней власти и ее оппонентах. Можно упомянуть в принципе всех участников политического процесса, включая Юлию Тимошенко. Одно дело, что люди говорят, а другое — что они делают. Поэтому никакого единства на самом деле не было, и поэтому нельзя говорить, что оно разрушено.

— Веришь ли ты в теорию о том, что видео было опубликовано сейчас, потому что серьезно рассматривают вопрос того, что Медведчука могут обменять?

— Говорить можно о чем угодно.

Я очень хорошо помню, еще [во время прошлого разговора с тобой] отмечала, что Медведчук однозначно враг Украины и если он хоть как-то сможет искупить свои грехи перед нашей страной и перед его собственной родиной, это было бы… Не факт, что ему бы эти грехи отпустились на том свете, не то чтобы вопросов к нему поубавилось, но было бы неплохо, если бы его поменяли на азовцев или кого-то другого и отправили в Россию — пусть он там живет вместе с Николаем Яновичем Азаровым.

Тогда же я сказала, что пока мы не видим большого желания Российской Федерации его забрать себе. Думаю, зная Медведчука, что для него это было очень неприятным моментом, в какой-то степени — удар. Он не ожидал, что эта его демонстративная преданность Владимиру Путину закончится тем, что даже не Россия, а аж целый [Дмитрий] Песков, пресс-секретарь, а не какой-нибудь исполнительный чиновник, скажет, что он же гражданин Украины и пусть они сами с этим разбираются. Поэтому ничего удивительного, что он сейчас начал давать показания, что-то говорить, ему уже нечего терять.

— Расследование независимого российского издания Проект показало, что информаторами занимавшейся Украиной пятой службы ФСБ были чиновники времен Януковича — бывший премьер-министр Николай Азаров, народный депутат Владимир Сивкович. Думаю, для многих эта информация была шокирующей, потому что мы уже о них забыли. Веришь ли ты в то, что какие-то российские ФСБшники могли доверять людям, восемь лет назад уехавшим из Украины, и говорили им, например, о нацистах, о другом?

— Все очень просто. У них был такой win-win. Это же был не только Азаров, но и Владимир Олийнык, который в свое время был мэром Черкасс и считался очень демократическим, участник так называемой Каневской четверки 1999 года (вторые выборы Кучмы). Это [Виталий] Захарченко, глава МВД; Павел Лебедев, возглавлявший Минобороны и лично подтверждавший мне в официальном комментарии, что он на Майдан запустил танки и, как он сказал, «крови на руках не боюсь». Это Андрей Клюев, глава Администрации Януковича… Многие люди, которые тогда уехали, пытались там [обжиться].

Насколько я помню, Азаров и Олийнык создавали «Комитет спасения Украины», давали какие-то пресс-конференции, что-то говорили. Я уверяю тебя, что в России их воспринимали вполне серьезно. А они были заинтересованы в том, чтобы их воспринимали абсолютно серьезно, в частности для того, чтобы себя как-нибудь «продавать», потому что они здесь были руководителями государства, имели все, а туда они приезжают, и они там вообще никто. Им нужно надувать щеки, что-то из себя изображать, чтобы хоть на каком-то уровне кто-то к ним прислушивался.

По ФСБ есть два момента. Первый: правда заключается в том, что, к сожалению, до сих пор украинская власть вся пропитана агентами России. Это даже признавал в интервью lb.ua год назад Алексей Данилов, секретарь СНБО. Когда масштабное вторжение началось, мы стали свидетелями того, что те так называемые «консервы» вскрылись и начали заниматься деструктивной, фактически диверсионной деятельностью.

Надо понимать, что в России создан информационный пузырь, в котором они живут, в который они сами верят — о нацистах, бандеровцах, прочем. Если бы у них действительно была контрразведывательная работа, то наступления не было бы, не было бы этой истории, что мы возьмем Киев за три дня. Они здесь очень «обломались».

Поэтому они воспринимали информацию [от чиновников времен Януковича], верили тому, во что им было удобно верить, в то, что они хотели вложить в уши своим начальникам, которые требовали соответствующей информации, которая бы их устраивала идеологически.

— То есть, чиновники времен Януковича, которые были информаторами, должны понести ответственность за совершенные в Украине военные преступления. Я не вижу, что в публичном пространстве об этом как-то говорили.

— Они должны понести ответственность, прежде всего, за разгон студентов на Майдане.

Настоящие инициаторы разгона сейчас в Москве и к ним присоединились организаторы событий 17−20 февраля 2014 года. Они все сейчас в России или в Крыму и чувствуют себя не могу сказать, что прекрасно, потому что здесь они имели все, а там стали никем. Они просто собираются на какие-то [дружеские встречи в узком кругу] и обсуждают планы возвращения, которого, конечно, никогда не произойдет. Они могут вернуться в Украину только в статусе заключенных, и я надеюсь, что так оно и будет рано или поздно.

— Мы помним новости, когда Виктора Януковича возили в Минск. Одна из теорий, которую в случае успеха их планов планировали поставить главным. По их мнению, он легитимный президент. Знаем ли мы, чем занимается Янукович в России?

— Это абсолютно правдивая история о том, что они надеялись, что смогут поставить его главой Украины. Это полный бред, юридический прежде всего. Это снова свидетельствует об абсолютном непонимании россиянами того, что происходит в Украине, структуры нашего общества. Я думаю, что мы бы Януковича с удовольствием встретили хотя бы для того, чтобы его посадить за решетку. Как минимум.

Но есть еще момент, что Виктор Федорович Янукович — человек по жизни очень робкий. И в 2014 году это сыграло положительную роль: если бы он тогда не скрылся, могли бы совершенно по-другому развиваться события.

Напомню, что в начале декабря 2021 года в ОАСК (Окружной административный суд Киева — ред.) было подано два иска адвокатов Януковича, если не ошибаюсь. Если бы они были удовлетворены, то, по мнению адвокатов, это каким-то образом можно было бы отмотать назад эти события с тем, что он был лишен звания президента. Но после ухода Януковича уже избрали Петра Порошенко, а его переизбрали на Владимира Зеленского — поезд уехал уже очень давно.

Поставить Януковича марионеточным президентом или «губернатором Таврической губернии» невозможно.

— Из-за тех исков и подозрений, что судьи ОАСК утвердят то, что хочет Янукович или его юристы, есть много вопросов к ОАСК.

— Могу сказать об ОАСК. Когда [война] завершится, ОАСК никогда больше не будет тем монстром, каким он был. Части базы данных ОАСКа (аккуратно назову) больше не существует в природе. В частности, это делает невозможным рассмотрение этих двух исков.

Думаю, что многие судьи ОАСК сделали для себя выводы. Насколько мне известно, помещение сейчас используется для нужд территориальной обороны в частности. С ОАСК уже не будет той истории, которая была раньше, можно не беспокоиться.

— Многие обсуждают, что Украина будет считать победой в войне. Одни говорят, что мы отвоевываем и Донбасс, и Крым. А вот Зеленский говорит о том, что наша победа — это границы до 24 февраля. Это как оценивать?

— Думаю, что это будет происходить поэтапно — слона нужно есть кусочками. Для меня победой на первом этапе будет, как говорит Владимир Зеленский, возвращение к границам, действующим на 24 февраля. Второй этап — это возвращение украинского Крыма и Донбасса.

А вот третий этап — здесь я ставлю большой вопросительный знак, потому что одно дело нам обороняться в пределах своих границ, но мы прекрасно знаем, что внутри армии есть настроения о том, что неплохо было бы поднять украинский флаг над Красной площадью. Нужно ли оно нам? Большой вопрос. Но моральное право у нас такое есть точно. И как дальше будут развиваться события, я не знаю. Сейчас я не готова об этом говорить, потому что рано, но моральное право ответить врагу на его территории у украинцев точно есть.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Сегодня в Украине с Андреем Смирновым

Дайджест новостей от ответственного редактора журнала НВ

Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Показать ещё новости
Радіо НВ
X