21 августа 2018, вторник

Это был бы фантастический Кабмин. Разговор Евгения Киселева с Айварасом Абромавичусом на Радио НВ

Экс-министр считает, что Украина должна задуматься о внедрении

Экс-министр считает, что Украина должна задуматься о внедрении "эстонского налога"

В пятницу, 16 марта, в 20:00 в прямом эфире Радио НВ вышел первый выпуск авторской программы Час відповідати Евгения Киселева, гостем которой стал бывший министр экономического развития и торговли Украины Айварас Абромавичус. В эфире программы они поговорили об идеальном, по мнению экс-министра, Кабинете министров, гендерных квотах в Верховной Раде и способах достижения экономического прорыва. Ниже публикуется полная расшифровка разговора. 

Евгений Киселев (далее К.) Айварас Абромавичус (далее А.)

К.: Я приветствую всех, кто в эту минуту слушает Радио НВ — "кажемо те, що знаємо". Это Евгений Киселев. Мой дебют на волнах новой радиостанции и первый мой собеседник — экс-министр экономического развития Украины Айварас Абромавичус. Айварас, я Вас приветствую.

А.: Добрый день!

К.: Некоторое время тому назад у вас появилась заметная публикация в родственном нам журнале "Новое Время", где вы называете, непривычно для человека, который занимается бизнесом и который имеет политическое прошлое как бывший член Кабинета министров, поименно людей, которые, на ваш взгляд, являются двигателями экономического прогресса Украины. Среди этих людей вы назвали Владимира Гройсмана. Честно говоря, для меня это прозвучало несколько неожиданно, потому что вы работали в другом правительстве — в правительстве Яценюка. Получается, что правительство Гройсмана лучше, чем то, в котором вы работали?

А.:  Как я сказал, во-первых, я считаю, что у нас слишком много негатива везде, включая политику, бизнес, новостной фон, поэтому позитивные вещи редко когда замечаются. Я считаю, что их тоже нужно говорить. И, как я уже сказал в начале своей публикации, что на очень частых встречах с международными партнерами, также с людьми из бизнеса, с гражданским обществом, постоянно задается один и тот же вопрос: кого нам поддерживать? Где есть реальные результаты? От кого ждать хороших результатов в будущем? И, в том числе, от этого зависит финансовая поддержка отдельно взятых реформ. Поэтому я решил такую публикацию сделать, где сказал, что, на мой взгляд, существует шесть ярко выраженных команд людей, находящихся во власти, в основном в исполнительной власти, у которых есть уже ощутимые результаты, и от того, что они как раз работают как команды, а не как отдельно взятые чиновники, я ожидаю, что так же в будущем можно ожидать позитивных результатов и, по возможности, их поддерживать.

К.: Но все-таки, на счет Гройсмана?

А.: Как я сказал в нашем прошлом интервью на телевидении, у меня, к сожалению, не было возможности поработать с Гройсманом, но несколько моих бывших коллег работают у него…

К.: А это кто?

А.: Это бывший мой советник по реформе государственных предприятий Адомас Аудицкас, это мой советник по отношениям с Верховной Радой Ярослав Железняк — молодой специалист, около 30 лет, считаю его лучшим во всей стране, знающий как работают эти сложные пути принятия законов в Верховной Раде; это Иван Миклош, бывший вице-премьер Словакии, который работал и моим советником, и советником Министра финансов Яресько одновременно, и несколько других ребят, которым я симпатизирую. Но я бы сказал, что стиль его управления больше полагается на прислушивание к советам, и это более современный стиль, более мне приемлемый, чем, возможно, премьер-министра Яценюка, который, пройдя все возможные высокие позиции в эшелонах власти Украины, считал себя самым умным…

К.: Да, он только президентом не был, а так он был и министром иностранных дел, и спикером парламента, и министром экономики, и лидером крупнейшей оппозиционной фракции. В общем, действительно, у него такой послужной список, будь здоров.

А.: Человек очень умный, но, конечно, ему труднее было на тот момент идти за советами к новоизбранным министрам, потому что, наверное, он считал, что люди во власти более опытные, чем люди, пришедшие из частного бизнеса. Хотя этот тезис я всегда "выбрасываю в мусорный бак", потому что считаю, что люди со свежим взглядом на вещи готовы и способны менять страну более радикально, более быстро и более успешно, чем те, которые во власти уже долгие годы.

К.: Айварас, есть такая пословица: "Кто старое помянет, тому глаз вон". Но я, тем не менее, рискуя потерять один глаз, хотел бы вас спросить об инциденте из далекого прошлого. Тогда, на пятисотый день вашей работы Министром экономического развития и торговли, вы подали в отставку в связи с тем, что в вашу работу вмешивались влиятельные депутаты Верховной Рады и конкретно близкий президенту Игорь Кононенко. Вы не жалеете в итоге, что вы это сделали тогда?  Ведь, по сути дела, ваша отставка спровоцировала правительственный кризис, который закончился уходом всего Кабинета, в котором, кстати, помимо вас было еще несколько ярких персонажей, которые остались за бортом правительственной команды?

А.: Я считаю, что правительственный кризис случился не в итоге моих заявлений. Это все назревало, было множество других проблем…

К.: Но он был спусковым крючком, триггером.

А.: Как вы понимаете, была внутриполитическая вражда и проблемы, и я считаю, что как раз своим заявлением, своим уходом я обратил внимание на колоссальные проблемы, на давление по назначению на очень важные позиции. И своим заявлением я очень четко сказал, что мы находимся в кризисе ценностей, в кризисе доверия, потому что к правительству было на тот момент почти нулевое доверие, особенно к премьер-министру, как бы ни было жалко. На самом деле, наверху, во власти, были очень конкретные дискуссии по назначению Натальи Яресько премьер-министром Украины. Я считаю, что мы были в двух сантиметрах от того, чтобы получить очень позитивного человека, яркую личность, очень свежую личность с правильным набором ценностей как премьер-министра нашей страны и она уже набирала себе полный кабинет министров из похожих на нее людей. Поэтому я считаю, что нужно было это "добить" каким-то способом.

К.: То есть, было бы еще лучше, чем при Гройсмане, если бы Яресько стала премьер-министром?

А.: Я считаю, что у Гройсмана Кабинет министров все-таки больше результат политических договоренностей, поэтому там есть несколько министров, которым я симпатизирую. Но есть множество министерств, которые на данный момент находятся в некоем застое, мы даже не видим в СМИ, чем они занимаются, в лучшем случае; в некоторых случаях есть даже и откат, точно негативная траектория, что касается кадровых назначений. Поэтому, зная конкретные имена, которые, возможно, находились бы в Кабинете Яресько, я знаю, что это был бы фантастический Кабинет, с которым мы были бы в шаге от экономического прорыва.

К.: А почему не вышло, по вашей информации?

А.: Я думаю, что политические элиты были не готовы к такому сценарию развития событий.

К.: А почему были не готовы?

А.: Потому что, возможно, на данном этапе, на протяжении многих лет, включая теперешнее время, политические элиты больше склонны работать с такой ситуацией, которая полностью ими контролируема. Яресько - человек из бизнеса, человек из-за границы частично, хотя 22 года здесь жила, и другие министры были такие же, поэтому здесь неправильный подход. Желание везде все контролировать взяло верх над здравым смыслом, над тем, чтобы работать на благо страны, чтобы войти в учебники истории. И решили, как всегда, пойти не путем провала, не путем прорыва, а, как всегда, Украина выбирает средний путь — топтаться на месте: два шага вперед, один шаг назад.

К.: Кстати, Яресько 22, а вы сколько прожили в Украине?

А.: Скоро будет десять лет.

К.: Я обращаю внимание всех, кто распускает слухи о том, будто Абромавичус давно уже уехал из Украины. Не дождетесь! Как я понимаю, Айварас собирается здесь еще долго жить и работать.

А.: Абсолютно.

К.: Я даже слышал, что вам предлагали стать мэром Вильнюса. Опровергните, если это не соответствует действительности.

А.: Мне предлагали несколько самых высоких позиций в Литве, от которых я отказался, потому что считаю, что Литва стоит на правильном пути, помощи разного рода от людей извне ей практически не требуется. Я считаю, что здесь у нас еще будет возможность побороться.

К.: Вспоминая наши сравнительно недавние телевизионные интервью, которые вы цитировали, там был чудный момент по поводу женщин. Я вспомнил в связи с тем, что вы говорили, что Яресько реально претендовала на пост премьер-министра, была в двух шагах от того, чтобы возглавить правительство тогда, когда был правительственный кризис 2016 года. Не все слышали, не все смотрели наши телевизионные интервью. Если бы вы сочли возможным, повторите, пожалуйста, ваш главный тезис насчет того, как полезно привлекать женщин во власть.

А.: Я считаю, что очень полезно, потому что и в частном бизнесе, и в правительстве я в основном полагался на женщин. Я также специалист корпоративного управления и в практике доказано, что женщины чуть-чуть другие: мыслят по-другому, относятся к вещам по-другому и, как мне кажется, в нашей среде главным их достоинством является то, что они менее склонны к коррупции. И, как я уже сказал, мне с трудом представляется, чтобы несколько женщин сидели в бане…

К.: Или в охотничьем домике.

А.: И придумывали схемы по выводу средств, по откатам из Одесского ОПЗ.

К.: А вдруг в косметическом салоне с бокалом шампанского?

А.: Абсолютно, и еще обсуждали мужиков по пути [смеются]. Это трудно представимо. Конечно, есть отдельно взятые случаи, когда женщины, возможно, задерживаются слишком долго в политике, поэтому они ассимилируются по своим подходам к мужской ориентации. Я ведь один из учредителей Украинской академии корпоративного управления и на выходных у нас закончился очередной модуль обучения самых высоких руководителей…

К.: Айварас, извините, я вынужден вас прервать, про этот семинар вы расскажете нам уже в следующей части нашей программы, потому что нам надо сейчас прерваться на минуту-другую. Потом мы продолжим наш разговор.

К.: Мы продолжаем нашу программу. Я напомню, что мой гость сегодня — Айварас Абромавичус, бывший министр экономического развития и торговли Украины, ныне, как и до прихода в Кабинет министров, частный предприниматель. Вы рассказывали перед паузой о семинаре, который у вас был. Если можно, продолжите эту историю.

А.: Продолжая тему о женщинах. Как раз профессор [неразборчиво], из бизнес-школы № 1 в мире сказал, что женщины действительно думают по-другому, это не какой-то феномен последних лет. Это уже с дарвинских времен, когда мужчины ходили на охоту или их вылавливали в рабство, женщины тем временем оставались в деревнях, ухаживали за деревней, управляли деревней, детьми. Поэтому у женщин в крови так называемая fair play - справедливая игра. А мужчины, тем временем, ходили на охоту, стреляли в зверей из лука, из другого какого-то оружия, ставили капканы, и это, конечно, ни в коем случае не является fair play, справедливой игрой.

К.: Честной игрой.

А.: Да, честной игрой. Поэтому это все длится с давних времен и многие вещи никак не внедрить без насильственного подхода. Поэтому я являюсь сильным сторонником ввода квот, как это делается в Швеции, как это делается в Норвегии. Поэтому считаю, что в том числе нужно вводить квоты в парламенте по отдельно взятым партиям, фракциям, чтобы как минимум 40% было женщин, минимум 40% мужчин. Я думаю, таким способом в комплексе можем побороть коррупцию.

К.: Эти квоты должны быть прописаны в законодательстве.

А.: Конечно.

К.: Возвращаясь к событиям, которые происходили весной 2016 года. Тогда некоторые высказывали мысль о том, что Украина так изменилась за время, прошедшее после выборов в парламент 2014 года, что Верховную Раду нужно перезагрузить, лучшим выходом из политического кризиса были бы досрочные выборы. Как вы считаете, нужны были тогда досрочные выборы и нужны ли они сейчас, потому что опять пошли спорные слухи о том, что, возможно, нас ждут досрочные выборы в парламент?

А.: После моего ухода в отставку многие политические игроки подталкивали меня к тому, чтобы я сделал какую-то партию, "раскачал лодку", чтобы были ранние выборы. Я не сторонник этого, не был тогда и не являюсь сейчас, а как раз горжусь тем, что Украина идет путем, чтобы пусть не совсем спокойно, но прожить от выборов до выборов без каких-то серьезных эксцессов. Это пример демократического общества, роста нашей страны как демократии и это уже наблюдается в странах Балтии, хотя много лет назад было как в Италии. В Латвии было больше правительств за первые 20 лет, чем лет независимости. В Литве чуть лучше ситуация. Поэтому идем правильным путем, ни в коем случае преждевременные выборы сейчас не нужны. Я думаю, если они и состоятся, то это будут чисто политтехнологические штучки, исходя из очевидных социологических опросов. Чтобы забежать наперед, что-то предотвратить, это точно не будет выгодно стране.

К.: В статье, с которой мы начали наш разговор, в статье в журнале "Новое Время", где вы говорили о командах реформаторов, достигших на сегодняшний день наиболее существенных успехов, помимо команды Гройсмана вы назвали еще команду Нафтогаза во главе с Витренко и Коболевым или, точнее, Коболевым и Витренко, если по старшинству; команду Ульяны Супрун, которая руководит медицинской реформой; команду НАБУ; команду Нацбанка (неожиданно), который, казалось бы, только ленивый не ругает; и, наконец, Министра финансов Александра Данилюка и его замов. Я сразу вспомнил эпизод, который был незадолго до Нового года, когда Данилюк неожиданно выступил с политическим заявлением, сказав, что требует отставки генерального прокурора Юрия Луценко. Вам понятно было, почему это случилось?

А.: Мне совсем непонятно, почему это случилось. Тем не менее, это было неожиданно, потому что это очень храбрый поступок, наверное, у него это скопилось. Но, как мы знаем, первым эту словесную перепалку начал все-таки генеральный прокурор, когда публично попросил у Данилюка отставку, прессинговали его по каким-то якобы не уплаченным налогам, когда он проживал в Великобритании, когда занимался инвестиционным фондом и т.д.

На самом деле Данилюк делает правильные вещи, у него сложнейшая работа, потому что он стал министром после очень харизматичной личности - ЯреськоНа самом деле Данилюк делает правильные вещи, у него сложнейшая работа, потому что он стал министром после очень харизматичной личности - Яресько. Поэтому ожидания были достаточно невысокие от многих. Но, тем не менее, имеем как факт: первый раз в истории Украины возврат экспортного НДС без коррупционной составляющей, вовремя и в полном объеме, за это ему большое спасибо.

К.: А вы объясните, пожалуйста, нашим слушателям, в чем тут смысл? Я думаю, для огромного большинства тех, кто слушает нас сейчас, возврат НДС без коррупционной составляющей — это почти что китайская грамота.

А.: Во все времена это было 15-20-30%…

К.: От чего?

А.: От того объема, который ты должен был получить от государства, когда ты экспортировал зерно, сталь, другие экспортные продукты. Иногда некоторые компании сами занимались этим возвратом и платили…

К.: А почему вообще налог должны возвращать? Возникает вопрос, думаю, почти у всех слушателей.

А.: Так во всем мире работает налогообложение. Ты что-то импортируешь, создаешь добавленную стоимость, на всех этапах цепочки платишь НДС, а потом, когда уже вывозишь все это за границу как экспорт, некое стимулирование экспорта, возвращаешь этот НДС. Государство, из-за того, что исторически имело большую дырку в бюджете, этих денег никогда не было, только по коррупционным составляющим после большой задержки возвращало эти деньги. Когда-то, когда уже долги были сумасшедшие…

К.: За откаты, грубо говоря.

А.: Тогда выпускали так называемые НДС-облигации и только таким путем возвращали эти деньги. Поэтому многие экспортеры даже часто и не рассчитывали на возмещение НДС, каким-то способом списывали это в издержки, возможно, вели какую-то деятельность…

К.: А правда, что был целый теневой бизнес по возврату НДС?

А.: Да, конечно…

К.: И что многие весьма высокопоставленные чиновники на этом обогащались, называли даже лично экс-премьер-министра Азарова и людей из его окружения.

А.: Да, конечно. В очень сильно округленных цифрах, если у нас экономика около 100 млрд долларов, чуть меньше, если экспорт идет 50% от ВВП, вы понимаете, что возврат НДС — это достаточно существенные деньги и таким способом финансировались многие вещи в стране, включая политическую коррупцию. Поэтому у Данилюка здесь получилось феноменально. Я рад, что и другие политические деятели - и президент, и премьер в данный момент эту инициативу поддерживают, надеюсь, что отката назад перед выборами не будет. Но возвращаясь к теме, что касается генерального прокурора, здесь общими усилиями Нацбанка и Министерства финансов был все-таки национализирован "Приват", там оказалось, что украли 5 млрд долларов путем вывода этих средств из банка через кредитование связанных лиц.

К.: То есть, "Приват" выдавал кредиты компаниям, предприятиям, которые были с ним аффилированы, а потом эти деньги не собирались ему возвращать?

А.: Да, больше 90%, не собирались возвращать. Данилюк возмутился нашими правоохранительными органами, что в Англии более заинтересованы вернуть эти деньги обратно в Украину…

К.: Вы имеете в виду решение английского суда по этому поводу?

А.: Да. А в Украине мы ничего не делаем и, к сожалению, это ничегонеделание иллюстрируется снятием санкций с беглых членов команды Януковича, которые в Европе только руками размахивают, суды говорят: "Так если Украина ничего не делает по этому поводу, мы обязаны снять личные санкции с этих лиц".

К.: А ваша похвала коллективу Национального банка, это похвала и в адрес госпожи Гонтаревой?

А.: Абсолютно.

К.: Уж сколько ее ругали, просто сил нет.

А.: Я знаю, я знаю. К сожалению, большая часть этой критики совсем не объективна. Считаю, что она приняла весь удар только потому, что 25 лет там было полное бездействие, полное закрытие глаз на очевидные сумасшедшие коррупционные схемы. Считаю, что в банковской среде было больше коррупции, чем в энергетической среде.

К.: Тогда считалось, что энергетическая среда, операции с газом - это главный источник коррупции, нет?

А.: Если у нас закрыли около 100 банков, я считаю, что большинство из них как раз занимались самой неприкрытой, самой наглой коррупцией, когда собирались деньги вкладчиков и эти же деньги путем кредитов передавались себе (акционерам). Потом, когда образовалась большая дырка, приходили в Нацбанк, умоляли о рефинансировании и тогда выносили этот рефинанс через ту же самую дверь — через кредиты связанным лицам. Когда уже эти деньги украли, приносили ключи и говорили: "У нас не совсем получилось управлять этим банком, поэтому вот ключи, управляйте дальше сами", и проблема возврата вкладов — это тоже уже проблема государства.

К.: Я напомню, что сегодня в первом выпуске моей программы "Час відповідати" мой гость - экс-министр экономического развития и торговли Украины Айварас Абромавичус. Сейчас мы вынуждены будем еще раз прерваться буквально на минуту-другую и затем продолжим разговор, будут заключительные 13 минут, оставайтесь с нами.

К.: Я приветствую всех, кто слушает Радио НВ, кто слушает вашего покорного слугу Евгения Киселева. У меня сегодня премьера, "Час відповідати", и в этой программе первый гость - экс-министр экономического развития и торговли Украины, а ныне частный предприниматель Айварас Абромавичус. Мы с ним уже на разные темы поговорили. Я знаю, что вы были на встрече, которая была в начале недели с президентом, по-моему, и премьер-министр тоже был, президент встречался с представителями деловых кругов. Что для вас было там самое важное, самое интересное?

А.: Самое интересное, что такие встречи начинают быть регулярными. И, конечно, в преддверии выборов традиционно бизнес пугался власти, думал, что вот-вот начнут "гайки закручивать", деньги вытаскивать из бизнеса якобы на выборы. А сейчас…

К.: А такая практика раньше была?

А.: Была.

К.: Простите, а вот как это было раньше?

А.: Опять же, путем невозврата НДС.

К.: В России, из прошлой жизни, (я 10 лет, как и вы, в Украине), предыдущая часть моей журналистской карьеры проходила в России и я знаю, что там представители власти что называется просто "шли с шапкой по кругу" и заставляли бизнесменов, особенно крупных бизнесменов, жертвовать деньги прежде всего на предвыборные кампании тех политиков и тех политических партий, которые были угодны верховной власти. Такое было в Украине раньше?

А.: Типично — это спустить через Государственную фискальную службу так называемые планы, сколько нужно собрать. Тогда уже на местах включаем молодых специалистов из налоговой, которые приходят и говорят: "Мне сказали, что я с вас должен забрать 6 тысяч гривен", это еще маленькая сумма, бывали и больше.

К.: Наличными?

А.: Конечно, наличными. Специалист говорит: "Они мне не сказали, с чего начать, поэтому давайте я начну с проверки, — грубо говоря, — посадочных талонов. Я вижу, что вы часто ездили в командировки за границу и из ста посадочных талонов за последние несколько лет не хватает пяти оригиналов. Вот за это я вам выпишу штраф. Или штраф вот столько, или без штрафа на 60% меньше”, грубо говоря. “Если стране так нужно, давайте будем судиться или давайте такой относительно небольшой штраф, возможно, заплатим, хотя я с этим не согласен, потому что по букве закона вы правы, а по духу закона я прав", и подобные ситуации. Надеюсь, что сейчас будет наоборот, что чувствуется из-за этих регулярных встреч, что власть все-таки надеется на поддержку бизнеса во время грядущих выборов. И поэтому, возможно, мы как бизнесмены можем пользоваться положением и быть более требовательными ко власти. Все эти инициативы, которые скопились…

К.: А поддержка в чем должна выразиться, в моральной поддержке или все-таки деньги от вас ждут?

А.: Нет, я как-то не чувствую, что от большинства прямо будут деньги. Я думаю, будут как всегда традиционно какие-то крупные спонсоры, от этого мы не отошли, это не секрет, хотя должны пойти путем отказа от финансирования политических партий юрлицами и только из бюджета, только прозрачно, тем самым жестко контролируя растраты.

К.: Для этого нужно, согласитесь, очень серьезно поднять реальные деньги, суммы должны быть серьезными.

А.: Да-да. Поэтому краудфандинга, что “давайте со всех соберем по чуть-чуть”, такого я не буду, это слишком очевидно сейчас, когда есть социальные медиа, никто так нагло уже не делает. Поэтому я на этот диалог смотрю позитивно, есть несколько экономических законов, которые были подписаны прямо в зале этого мероприятия. И, конечно, одним из важнейших событий будет продолжение дискуссии о налоге на выведенный капитал, где украинский бизнес в основном поддерживает так называемый "эстонский налог", когда 0% на прибыль и делишься с государством налогами только в случае, если деньги выплачиваются в виде дивидендов.

К.: Вы все-таки привыкли изъясняться профессиональным специфическим языком, я позволю себе простыми словами пересказать для слушателей, о чем идет речь. Предположим, уважаемые слушатели, есть бизнесмен или частная компания, которая зарабатывает какие-то деньги, получает прибыль. Если эта прибыль решением одного акционера (если там один акционер) или решением всех акционеров (если там собрание акционеров), если принимается решение, что эта прибыль после уплаты всех налогов распределяется как доход участников предприятия или владельца предприятия, то с нее платится налог.

А если они принимают солидарное решение или единоличный собственник компании принимает решение, что эти деньги не кладутся себе в карман, а идут на дальнейшее развитие бизнеса, на дальнейшее развитие производства, то ни копейки налогов не платится, тем самым стимулируется развитие экономики. Правильно я объяснил?

А.: Абсолютно.

К.: Такое в Эстонии и, по-моему, не только в Эстонии.

А.: В Эстонии это существует давно, я там работал в банковской сфере и видел, как это работает в реальности, в Эстонии с 1996 по 1999 годы работало, сейчас уже в Латвии, сейчас уже в Грузии. И по подсчетам СУП (Спілки українських підприємців), где я состою в наблюдательном совете, мы ожидаем дополнительный рост экономики только в первые годы 1,5-2%, в дальнейшем больше и считаем, что это нужно вводить как можно быстрее, потому что на самом деле только 1% юридических лиц на данный момент платят налог на прибыль…

К.: Сколько-сколько?

А.: 1%, в основном все уходят…

К.: 1%? Я не ослышался? 99% украинских предпринимателей рисуют себе либо по нулям, либо в убыток?

А.: По нулям в основном.

К.: В основном по нулям, то есть аккуратненько так получается, расходы равны доходам.

А.: Да. Но хотел бы сосредоточиться на позитиве, потому что…

К.: Подождите, чтобы закончить эту тему, а потом про позитив. Все-таки, что президент сказал? Я так понял, что он не готов пока подписать?

А.: Он готов, но есть стейкхолдеры, которые против, которые очень важны в этот момент, нам крайне важно остаться в программе МВФ…

К.: То есть, это не только крупные алчные украинские предприниматели, но и какие-то другие?

А.: Нет, есть несколько важнейших отраслей, транснациональных компаний, которые на данном этапе против, потому что во время кризиса они накопили большие убытки и считают, что они и так не должны платить налог на прибыль в следующие несколько лет до того, пока выйдут на 0. И Междуднародный валютный фонд пока против, потому что они всегда традиционно говорят: "Снижаешь налоги - найди компенсатора. Вот этот налог понизил — покажи, где будут дополнительные притоки в бюджет, потому что мы не в бизнесе финансирования государственного бюджета, мы в бизнесе увеличения резервов Национального банка, стимулирования экономического роста". Поэтому здесь дискуссия будет продолжаться в ближайшие месяцы, этот закон нужно принять до 1 июля, чтобы он вступил в силу с 1 января следующего года, поэтому здесь будет достаточно жесткая борьба.

К.: Так а где взять недостающие деньги, источники которых требует показать МВФ?

А.: На примере многих стран, в том числе Эстонии, Грузии, с некоторыми налогами в Украине, в России в начале 2000-х, такие серьезные понижения или отмена некоторых важных налогов в итоге выливаются в то, что общий сбор налогов увеличивается, потому что начинается стимулирование экономики, экономический рост и т.д.

Фото: World Bank Photo Collection via Flickr

К.: То есть, бизнесу становится выгодно выйти из тени?

А.: Абсолютно. Поэтому здесь я считаю, что это будет стимулирование экономики и в итоге мы соберем больше. Но нужно ли будет все-таки найти временные компенсаторы, покажет будущее. Считаю, что нужно более активно, более позитивно разговаривать с Международным валютным фондом, возможно, прежде всего, исполнять то, что было обещано ранее и тогда у них, возможно, появится более компромиссная ситуация по поводу этой позиции, я бы их в этом подталкивал, насчет создания антикоррупционного суда, на котором они настаивают в данный момент.

К.: Почему?

А.: Без этого денег не получим, вы видели, возможно, недавно дополнительный миллиард долларов макрофинансовой помощи от Европейского Союза, но только при условии, что требования Международного валютного фонда будут выполнены и также только после дополнительной перепроверки электронных деклараций, которые уже поданы, чего не было сделано до этого.

К.: То есть, без антикоррупционного суда Украине не приходится рассчитывать на дальнейшее плодотворное сотрудничество?

А.: Без независимого антикоррупционного суда.

К.:  Без независимого антикоррупционного суда.

А.: Я думаю, что власть, на данном этапе, в лице депутатов идет на то, чтобы в очередной раз обмануть общество, чтобы обмануть наших международных партнеров, поставить галочку, сказать: "Мы все-таки создали, он будет улучшаться из года в год, не все сразу". Но, на самом деле, уже есть примеры, когда были сделаны уступки, здесь уступкам места нет. Мы видели, каким способом были созданы такие органы как Национальное агентство по предотвращению коррупции, где на первый взгляд была независимость, а на самом деле никоим образом его нельзя назвать независимым, поэтому и отрицательный результат.

К.: Ну что же, время наше потихонечку подошло к концу. Я напомню, что это был первый, дебютный выпуск программы "Час відповідати" с Евгением Киселевым, моим гостем сегодня был экс-министр экономического развития и торговли Украины в 2014-2016 годах, ровно 500 дней находившийся на этом посту, Айварас Абромавичус, который, несмотря на разные слухи, на самом деле остается в Украине, живет здесь, работает, растит детей. И жена его тоже здесь работает и, насколько я знаю, возглавляет успешную компанию. Желаю вам успехов, спасибо, что были с нами. Это был Евгений Киселев в программе "Час відповідати". До встречи через неделю.

Хотите знать не только новости, но и что за ними стоит?

Читайте журнал Новое Время онлайн.
Подпишитесь прямо сейчас

Читайте 3 месяца за 59 грн

Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Политика ТОП-10

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: