Пыл угас. Крым погряз в общероссийской коррупции и несвободе — The Economist

13 июня, 10:21
Цей матеріал також доступний українською
Пыл угас. Крым погряз в общероссийской коррупции и несвободе — The Economist - фото

REUTERS/Alexey Pavlishak

Поддерживаемая пропагандой эйфория уходит из Крыма (на фото — Севастополь)

Спустя пять лет, прошедших после аннексии Крыма Россией, полуостров столкнулся с теми же проблемами, что и остальная часть РФ — коррупцией, управленческими проблемами и репрессиями, пишет журнал The Economist.

8 июня это влиятельное издание опубликовало материал под названием Спустя пять лет после захвата Россией Крым все еще в подвешенном состоянии (Crimea is still in limbo five years after Russia seized it)

НВ перевело наиболее важные фрагменты из этой публикации.

***

Пьедестал памятника Екатерине II в Севастополе венчает дерзкая надпись: «Памятник возрожден в честь воссоединения Крыма с Россией в 2014 году навсегда». […]

Сергей Алексашенко, бывший замглавы российского центробанка, полагает, что за последние пять лет Москва потратила на Крым 1,5 трлн рублей ($23 млрд), что равнозначно трехлетнему бюджету расходов на здравоохранение. […]

И все же вызванный аннексией патриотический пыл угас. «Эйфория полностью прошла», — говорит известный [крымский] бизнесмен Олег Николаев.

Регион страдает от тех же проблем, что и остальная часть России: коррупция и неэффективное управление, инфляция и падение зарплат, репрессии и запреты. «Мы строим дорогу, затем разрываем ее, чтобы проложить трубы. Затем мы строим дорогу снова, но забываем об уличных фонарях, поэтому все разрушаем и начинаем заново», — сетует Николаев. «Губернатор» Севастополя, назначенный Путиным извне, раздражал местных жителей [Сергей Меняйло, в Крыму работал в 2014—2016].

Крымчане недовольны российской бюрократической машиной, кадровой чехардой, коррупцией

Поддержка аннексии остается высокой. И все же недавнее исследование [социолога] Владимира Мукомеля из Российской академии наук выявило недовольство «российской бюрократической машиной, кадровой чехардой, коррупцией». Требования стабильности уступили место стремлению к переменам.

Спорный правовой статус Крыма усугубляет проблемы. Западные санкции стесняют бизнес. Значительные частные инвестиции редки и больше похожи на донкихотство. Группа инвесторов из Санкт-Петербурга надеется превратить пыльное конструкторское бюро советских времен на окраине Севастополя в российскую Силиконовую долину. «Что нужно технарю? Он сам, ноутбук и вдохновение, — говорит Олег Королев, управляющий директор технопарка [ИТ КРЫМ — прим. ред.]. — Почему бы не на берегу моря!». Подобные оценки умалчивают о тех вещах, которые начинающий предприниматель может не найти в аннексированном Крыму: связь с внешним миром, доступ к капиталу и верховенство права.

Большинство банков, включая даже российских государственных гигантов, считают регион токсичным

Новый аэропорт предлагает рейсы исключительно в пределах России. У крымчан проблемы с получением виз в другие страны, поскольку лишь немногие из них признают аннексию. Пересекать сухопутную границу с Украиной — а этот поток оценивается в 200 тыс. человек ежемесячно — означает быть готовым к длинным очередям и пытливым пограничникам. Большинство банков, включая даже российских государственных гигантов, считают регион токсичным — напрямую его обслуживают лишь несколько мелких финучреждений. Чтобы заказывать покупки в интернете, крымчане используют VPN-сервера, скрывающие их местонахождение. Компании сотрудничают с фирмами на материке, чтобы избежать проблем с поставщиками. Появилась целая ниша дельцов, предлагающих доставку товаров из IKEA и других гипермаркетов в Краснодаре, который находится сразу за Керченским проливом.

По словам Мукомеля, госслужащие и пенсионеры стали единственными, кто выиграл в материальном плане. […]

Аресты, преследования и исчезновения стали обычным явлением

Аресты, преследования и исчезновения стали обычным явлением. Один крымскотатарский активист говорит, что милиция угрожает им: «Будешь плохо себя вести — станешь «потеряшкой». Активисты создали группу Крымская солидарность для поддержки политзаключенных.

Этнические украинцы — сокращающееся меньшинство — сталкиваются с аналогичным давлением. «Стерто все, что осталось от Украины», — сетует архиепископ Климент, глава Православной церкви Украины в Крыму. До аннексии у церкви было 49 локаций, в том числе 25 действующих приходов и почти 20 священников по всему полуострову. Сегодня здесь всего девять таких мест и четыре священника. «Язык умирает, — шепотом говорит один из украинских активистов. — Есть пяти- и шестилетние дети, для которых украинский язык такой же чужой, как английский».

Официальная канва истории новых властей стирает нерусское прошлое полуострова. На вопрос о том, что было здесь до Екатерины, гид одного из севастопольских исторических музеев махнул рукой: «Да только какие-то турки». Как отмечает Климент, в этом нет ничего нового: русификация Крыма началась задолго до того, как Путин поглотил полуостров. «Но смогут ли они протянуть так и дальше, знает лишь Бог», — размышляет он.

Журнал НВ (№ 21)

Парламентские списки

Благодаря двум новым политсилам парламент ждет беспрецедентное в истории Украины обновление

Читать журнал

Главное

Геополитика

Сегодня, 03:05

img
Британия и РФ рассматривают возможность встречи Мэй и Путина — The Guardian
Политика

Вчера, 11:30

img
«Я никогда не видел у Зеленского двойного дна»: Радуцкий рассказал, как и зачем стал членом Зе команды
Футбол

Вчера, 15:04

img
Украина стала чемпионом Европы по футболу среди спортсменов с недостатками слуха

ТОП 3

Политика

Вчера, 08:30

img
Основатель клиники Борис, который в первой двадцатке Слуги народа, высказался о медреформе, Супрун и Комаровском
30599
Политика

15 июня, 08:30

img
Парламентская революция. Как две новые партии могут изменить состав Рады
9103
Политика

Вчера, 00:45

img
Зеленский искупался в мариупольском фонтане — видео
7143

Новости Одессы

img
Одесские лифтеры проигнорировали вечерний вызов на поломку, лишив колясочницу возможности попасть домой
img
Поиски 11-летней Дарины продолжаются: девочка вела прямой эфир в Инстаграме до исчезновения
img
Во дворике одесского музея спел Борис Гребенщиков