Майдан. Начало - большой репортаж

22 ноября 2018, 23:52
1641
Цей матеріал також доступний українською
Майдан. Начало - большой репортаж - фото

Фото: Наталья Кравчук / НВ

Майдан Независимости 22 ноября 2013 года

21 ноября Украина отмечает пятую годовщину Революции Достоинства. Пять лет назад в этот день неравнодушные украинцы вышли с протестом против игнорирования властью европейского курса развития страны.

Специальный корреспондент Радио НВ Богдан Амосов поговорил с участниками событий первых дней Евромайдана и вспомнил вместе с ними, как начиналась большая и трагическая борьба Украины за право на европейское будущее.

Часть I. “Стоим! Мы уже здесь!”

"Встречаемся в 22:30 под монументом Независимости. Одевайтесь тепло, берите зонтики, чай, кофе, хорошее настроение и друзей", - этот пост на своей странице в Facebook в девять вечера 21-го ноября опубликовал журналист издания Украинская правда Мустафа Найем.

Сейчас под ним тысяча комментариев, семь с половиной тысяч репостов и 12 тысяч лайков. Киевские улицы покрывала прохладная морось - погода, соответствующая настроениям в столице и многих других городах Украины. Кабинет министров во главе с Николаем Азаровым объявил о приостановлении процесса подготовки к соглашению об ассоциации с ЕС. Уже через час после сообщения Мустафы на Майдане возле Стелы Независимости стояло несколько сотен человек, а еще через час - уже полторы тысячи.

Первые активисты принесли флаги Украины и Европейского Союза, а также сине-желтые ленты; еще позднее появилось авто со сценой. На Майдане - темно, лишь отсвечивают фонари с Крещатика и подсветка гостиницы Украина, а также Октябрьского дворца. На фоне консерватории черным скелетом проступает каркас новогодней елки, которую только начали собирать.

Подготовка Соглашения об ассоциации с ЕС продолжалась еще при президенте Викторе Ющенко, и президент Виктор Янукович вместе с премьером Азаровым по тот день продолжали этот путь. Соглашение было парафировано (то есть предварительно подписано), был опубликован его текст; оно должно было бы открыть для Украины европейские рынки и стать стартом для полноценной европейской интеграции.

Говорят, что решение о сворачивании европейского пути Янукович принял в Сочи 9 ноября на полутайной встрече с российским коллегой Владимиром Путиным. Впрочем, еще в течение двух недель после нее властная верхушка уверяла, что Ассоциации - быть. Внезапный разворот вектора внешней политики, который сделали Янукович и Азаров, стал шоком для украинцев, которые видели свое будущее в Европе. Конкретного плана действий у митингующих на Майдане не было.

"Пропозиція така: всім разом піти на Банкову і там пов’язати стрічки на забор. Закласти все помаранчами - що є, якщо хочете. Вам там роздадуть якісь кульки, рукавички, тому що ви розумієте - все розібрали, і ми не готувалися. Це друге, головне - я пропоную, щоб ми збиралися тут щодня до Вільнюського саміту, о 22:00. Я розумію, що ми не можемо збиратися весь день, чекати, тому що всі працюють. Тому давайте о 22:00 завтра, ми теж тут збираємось. Це не означає, що всі, хто хоче залишитися, за пропозицією Андрусіва, - лишайтеся, хто хоче, тому що це наш майданчик", - говорил митингующим Мустафа Найем пять лет назад.

Сейчас в разговоре со мной нардеп отмечает:

— Коли ми виходили на Майдан в перші дні, звісно, що ніякого ані плану, ані бачення, як це буде розвиватися; ані яка може бути загальна мета (чи, може бути, загальна мета) [не було]. Це був поклик емоційний, тому що незрозуміло було, яким іншим шляхом - як журналісти або представники громадянського суспільства - ми могли домогтися якихось змін.

Примечательно, что практически в тот самый день (если быть точным, то 22 ноября) отмечался День Свободы - годовщина Оранжевой Революции 2005 года. Впрочем, официально это событие не праздновалось, из перечня праздников эту дату убрали по приказу Виктора Януковича еще в 2011 году.

Уже в первый день Евромайдана среагировал силовой блок: некоторые подъезды к главной площади страны, уже прославившейся на весь мир одной революцией, перекрыли; автомобили гаишников появились в тех местах, где они до этого обычно не стояли.

Кроме неравнодушных киевлян, на митинг "подтянулись" и лидеры оппозиции - это известные и (в то время) еще малоизвестные люди. На импровизированной сцене троица лидеров оппозиционных партий: Арсений Яценюк, Виталий Кличко и Олег Тягнибок - будущий премьер-министр, будущий мэр Киева и лидер партии, которая будет представлена ​​в следующем парламенте только мажоритарно.

Здесь же присутствуют: Евгений Нищук - актер, голос Майдана, будущий министр культуры; Вячеслав Кириленко - нардеп, будущий вице-премьер; Зорян Шкиряк - будущий председатель ГСЧС; Егор Соболев - активист, будущий народный депутат; Юрий Луценко - будущий генпрокурор.

— Я вважаю потрібним, це важко сказати навіть сьогодні, просити Європу приймати нас в асоціацію навіть при Юлі в тюрмі і навіть без законів; приймати Євросоюз, робити Європу, не давати кредитів. Цих козлів, які довели країну до дефолту, ставити раком і примушувати ухвалювати потрібні закони і звільняти країну, - говорил Юрий Луценко во время зарождения Евромайдана.

Лидеры опозиционных парламентских фракций 25 ноября 2013 года. Фото: EPA

— Я знаю, что от наших надежд (и не только лишь надежд) зависит завтрашний день... – выступал Кличко.

— Другий крок - це наша велика акція, яку ми анонсували на 24-е число. І ми закликаємо всіх: якщо на Майдан вийде не тисяча, не 10 тисяч, а сотні тисяч - це і є реальним проявом волі України до європейської інтеграції. І третій крок - це єдність, єдність української опозиції для перемоги на 2015 рік. Тому що зрозуміло, що цей президент не підпише угоди, це зробить новий президент, новий уряд, і за це треба боротися, - говорил Яценюк.

В оппозиции также не было конкретного плана относительно дальнейших действий (во всяком случае, они так говорили). Партийные лидеры ориентировались на следующие выборы президента, которые должны были пройти меньше чем через полтора года.

Лидер крупнейшей оппозиционной парламентской фракции - Юлия Тимошенко – к моменту начала второго Майдана уже два года находилась за решеткой. К слову, вопрос ее освобождения был одним из требований ЕС для дальнейшего подписания Соглашения об ассоциации с Украиной, а в Верховной Раде лежало несколько законопроектов, которые бы позволили отправить Тимошенко из Качановской колонии на лечение в Европу. Впрочем, позже Брюссель был согласен пойти на уступки и даже снять на некоторое время вопрос Тимошенко.

Примечательно, что политические лидеры призвали выходить на протест снова, но их видение того, где и когда должен этот протест происходить, отличалось. Например, было предложение собираться по вечерам; оппозиция же призвала выйти на большую акцию тогда, когда всем будет удобно - на выходных, 24 ноября. Но на Майдане находились активисты, которые призывали стоять на площади круглосуточно.

— Будь-ласка, ще раз: завтра, 22:00… - оглашал тогда Мустафа Найем.

— Ми вже тут! Ми вже тут!

— Стоїмо! Стоїмо! Стоїмо! Ми вже тут! Ми вже тут!

К этому моменту у Администрации президента Януковича уже стояло несколько автобусов с силовиками - подойти к зданию было невозможно. Около сотни митингующих остались и достояли до утра.

Появилась информация, что Киевский окружной административный суд ограничил проведение акций на Майдане, удовлетворив таким образом иск КГГА. В тот же день на площадь приехали коммунальщики - монтировать новогодний городок и ставить заграждения для катка; а еще через несколько часов появился Беркут.

Силовики отрезали часть Майдана возле стелы от проезжей части и перекрыли выходы из подземного перехода (якобы для поддержания правопорядка). В милиции утверждали, что разгонять никого не собираются. Несмотря на это, на главной площади страны собрались несколько тысяч человек: "Банду геть!" - кричали митингующие. Произошли первые столкновения.

Конфликт начался после того, как народный депутат Андрей Парубий попытался установить первую символическую палатку:

— Хлопці себе вели як збоченці, чесно говорячи, намагаючись мене з різних сторін обняти. Я кричав їм: “Хлопці, зупиніться!” - а вони з усіх сторін намагалися чим ближче до мене притулитися, - комментировал Парубий.

— Кому, скажіть, забороняють проводити мітинг? Покажіть. Не дали поставити намет, але акцію ж ніхто не забороняв, - ответил ему работник милиции.

Поздно вечером представители власти (суда и Благоустройства) вновь пришли на Майдан; они демонтировали три палатки, которые только начали устанавливать митингующие, и снова произошли столкновения. Около полутора сотен силовиков остались дежурить со стороны консерватории, неподалеку от каркаса елки; тем временем уже начали монтировать сцену для митинга оппозиции.

Поскольку на Майдане массовые мероприятия были запрещены, установить сцену решили на Европейской площади. С одной стороны, политики использовали возможность собрать санкционированный митинг; с другой, фактически отвлекали внимание от самого Майдана - стратегической точки, которую уже начали удерживать активисты.

Следующие сутки - 23 ноября - были тревожными. Евромайданы начали появляться в разных городах Украины, однако они сталкивались с сопротивлением власти. Так, во Львове устанавливать палатки запретил суд, в Одессе вообще запретили акцию, а в Николаеве милиция штурмом снесла местный Евромайдан, избив его участников.

Также милиция задействовала силу при попытке разогнать Евромайдан в Черкассах. В Киеве же силовики оттеснили митингующих, сдвинув забор - таким образом, будто они расчищали место для установки елки. Появились первые слухи, что митингующих готовятся разгонять силой.

Фото: Наталья Кравчук / НВ

24 ноября стало самым массовым протестом с начала Евромайдана. Утром у памятника Тарасу Шевченко началось шествие "За Европейскую Украину" с участием оппозиционеров. Развернув многометровый украинский флаг и огромный флаг Европейского Союза, многотысячная колонна прошла по центру города до Европейской площади.

По неофициальным данным, по состоянию на полдень на мероприятия Евромайдана вышли около ста тысяч митингующих. Они заняли территорию от Европейской площади до Майдана Независимости и дальше по Крещатику.

Не всем лидерам оппозиции удалось вовремя добраться Европейской площади - например, самолет Виталия Кличко, который возвращался из Европы, не получил разрешения на посадку в Киеве. Ему пришлось сесть в Кривом Роге и отправиться в столицу на авто. К слову, Кличко тогда пользовался наибольшей поддержкой среди всех оппозиционеров, и его президентский рейтинг был на уровне рейтинга действующего президента Януковича.

Более радикальная, националистическая часть Евромайдана направилась прямо к Кабмину, где члены Свободы подняли на флагштоке флаг Европейского союза. Их со слезоточивым газом встретил кордон Беркута

Европейская площадь проговорила лозунги в поддержку евроинтеграции, сыграла концерт и приняла резолюцию с требованиями к власти, которую зачитал один из лидеров Батькивщины Александр Турчинов:

— Партія регіонів 21 листопада 2013 року провалила голосування за закони, які було необхідно прийняти для того, щоб забезпечити підписання Угоди про асоціацію між Європейським Союзом і Україною, і тим самим відмовилася припинити політичні репресії і звільнити Юлію Тимошенко та реформувати правоохоронну систему. […] Злочинний режим Януковича пішов на свідоме та грубе порушення статті 11 Закону України про засади внутрішньої та зовнішньої політики, якою передбачена інтеграція України в європейський політичний економічний та правовий простір з метою набуття членства України в Європейському Союзі.

От Азарова потребовали отставки, от Верховной Рады - принять необходимые законы, а от Януковича - подписать Ассоциацию. Иначе, заявили протестующие, они будут добиваться импичмента президента. Из-за большого ажиотажа вокруг митинга на "Европейке", людей непосредственно на Майдане уменьшилось, - этим и воспользовались беркутовцы.

Митинг на Европейской площади 24 ноября. Фото: EPA

Ближе к позднему вечеру милиция предприняла несколько попыток оттеснить митингующих с Майдана Независимости ближе к гостинице Днепр, однако майдановцам удалось выстоять. Оппозиционный митинг на Европейской кончился, а Евромайдан традиционно остался ночевать.

Часть II. Обещания в Вильнюсе и первая атака Беркута

Два Майдана - тот, что на Майдане Независимости; и тот, что на Европейской площади - простояли несколько дней. Сначала отдельно, а затем их организаторы заявили об объединении. Сторонники евроинтеграции решили стоять до 29 ноября, то есть до возможной даты подписания Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом.

— На той момент такі ігрища, що то підписуємо, то не підписуємо; то відпускаємо Тимошенко, то ні; то парафуємо угоду, то ні, - оці ігрища тривали весь час. І в якийсь момент будь-які заяви влади щодо європейської асоціації сприймалися, м'яко кажучи, з недовірою. Ми думали, що це чергова гра, черговий блеф; і, можливо, так станеться, що завтра вони кажуть: “Давайте, але на певних умовах”, - наприклад. І дійсно багато людей сподівалося, що це станеться до Вільнюського саміту, а не так, як сталося, - говорит в разговоре со мной Найем.

Украинское правительство во главе с Азаровым отказалось от заключения сделки, однако у общества еще была надежда, что это решение не окончательное.

Утром 28 ноября на Майдане Независимости продолжали стоять люди, и уже появился маленький палаточный городок, прямо как в 2004 году. Митингующие возлагали надежды на европейский саммит Восточного партнерства в Вильнюсе, на котором ранее планировали окончательно подписать документ.

Первым в литовскую столицу прибыл вице-премьер Сергей Арбузов, который сразу же выразил уверенность, что итоги саммита "будут положительными": “Мы планируем сегодня обсуждать в таком составе этот вопрос, который бы мог дать возможность найти выход из создавшейся ситуации. Мы действительно сегодня приложили максимум усилий и в части реформ, и в части принятия законов, и в части проведения переговоров - и с МВФ, и с Европейским Союзом, и с традиционными нашими торговыми партнерами. Работа проделана массовая. Мы не хотим, чтобы у нас украли победу. Мы однозначно будем бороться за наше право и за то решение, которое мы приняли”.

"Нам нужна Европа", - говорит вице-премьер Арбузов. В это время в зале встали люди с плакатами "Вы обещали подписать соглашение в Вильнюсе" и "Свобода дороже российского газа". Впрочем, с прибытием Виктора Януковича надежды на успех Ассоциации становятся все более призрачными. Президент Украины не говорит ничего конкретного, а западные лидеры начинают понимать, что Киев сдает назад.

Саммит в Вильнюсе, 29 ноября 2013 года. Фото: EPA

— Коли стало зрозуміло, що це була ілюзія, що через ці три роки ця мрія і ця надія на зміни, в першу чергу, буде остаточно вкрадена, отоді це викликало емоційний поштовх, і кожен відчув, що його конкретно це стосується. Особливо це стосувалося журналістів, експертів, так званого креативного класу, які найбільше були чутливі до цих питань - питань європейської асоціації, рівного життя, певних стандартів. І ті, хто за ці три роки найбільше слідкував за тими негативними трансформаціями, які відбувалися у суспільстві, - говорит нардеп Мустафа Найем.

Сначала свои сомнения озвучивает министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт, а потом о потере надежды на подписание документа заявила канцлер Германии Ангела Меркель. Наконец, Карл Бильдт написал: "Украинский глава МИД Кожара в наших дискуссиях подтверждает, что Украина подверглась суровому российскому экономическому давлению в решении отложить соглашение с ЕС".

В Киеве проходит массовый студенческий марш. Учащиеся вузов сошлись колоннами в центр столицы с требованиями подписать документ. Аналогичные акции прошли и в других городах.

Из Вильнюса же звучат различные противоречивые предложения, как, например, подписать трехстороннее соглашение между Украиной, ЕС и Россией; или, что соглашение будет подписано позже; или то, что документ все же будет подписан, но другой - не про Ассоциацию. Виктор Янукович даже просил денег у ЕС: “Мы хотим выставить вопрос предоставления Украине финансово-экономической помощи. Это первый и главный вопрос. Второй вопрос - мы внесли предложение провести трехсторонние переговоры ЕС-Украина-Россия, для того чтобы снять те требования России, которые возникли на пути подготовки создания зоны свободной торговли с Европейским Союзом”.

В кулуарах саммита президент Украины еще пытался объяснять Ангеле Меркель и президенту Литвы Дале Грибаускайте, что, мол, в стране сложная экономическая ситуация, а он уже более трех лет "один на один" с Россией.

К тому моменту Евромайдан уже имел свою инфраструктуру. Под стелой стоял палаточный городок: здесь был свой медицинский пункт, своя кухня, свои пункты обогрева, простые люди приносили продукты и теплые вещи. В ночь на 30 ноября ночевать на Майдане оставались несколько сотен митингующих. Весомую часть из тех, кто там был, составляли студенты киевских вузов.

Тогда, как и в 2004-м, студенты были одной из движущих сил Евромайдана: они регулярно посещали митинги, устраивали свои студенческие марши, а также вышли с требованиями отставки министра образования Дмитрия Табачника. Государство - в лице того же министра и руководства отдельных учебных заведений – противостояло протестным настроениям молодежи. Бывало, что рядом с Майданом на студентов нападали титушки.

События 30 ноября надолго запомнились всем украинцам. Ночью беркутовцев вокруг площади начало прибывать. Майдан мобилизовался: "Слава Украине - Героям слава! Слава Украине - Героям слава! Слава Украине - Героям слава!". Майдан окружили около двух тысяч силовиков, молодежь же собралась вокруг стелы и начала петь гимн. В четыре утра Беркут пошел в наступление.

"Милиция с народом! Милиция с народом! Милиция с народом!” - кричала молодежь Евромайдана. Ни в тот день, ни до последнего дня революции милиция с народом не была. Беркут грубой силой разогнал митингующих. В ход шли кулаки, дубинки, взрывные пакеты и просто грубая сила - лежачих били ногами, в том числе в голову: “Встал, быстро ушел! Быстро ушел! Давай-давай-давай, бл**ь! ** твою мать! Давай, давай, растягивайся!” – кричал один из беркутовцев.

“Наші хлопці отак от стояли і казали: “За що ви нас б’єте, за що?”. А вони відповідали нам російською: “Хотели в Европу? Получайте Европу”. І бідні люди, які спали біля вогнища - просто спали і нічого не чули, - вони просто підходили, їх скидали ногою і били кийками. Не просто “вставай і йди”, а ногою. Як це можна назвати? Звірі!” – комментировала студентка-участница событий.

Одним разгоном Беркут не ограничился - несколько десятков майдановцев задержали и отправили в участок. Семь митингующих были госпитализированы, еще с четыре десятка получили травмы. Те, кто спасся от силовиков, нашли приют в Михайловском соборе. Монахи храма помогали избитым, отпаивали их чаем и оказывали медицинскую помощь, как могли. Часть майдановцев осталась на Михайловской площади и продолжала митинговать там.

— У нас зараз буде чергова річниця, але фактично немає жодного покараного за злочини в ту ніч, - рассказывает Виталий Кузьменко, которому 30 ноября Беркут сломал руку. С тех пор прошло пять лет, но дела майдановцев так же путешествуют по пути судебных тяжб. – Дійсно, зараз ведуться розслідування, але фактично тільки через три роки після подій розпочалося більш-менш активно вестися розслідування.

І це величезна проблема, тому що фактично був втрачений час на початку, коли взагалі з тих, кого побили 30-го листопада, з них самих намагалися зробити злочинців. Після цього начебто і велося розслідування, почалися судові процеси щодо організаторів “середньої руки” (тобто керівництва Києва, тодішнього [мера] Попова, представників київської міліції), але фактично ці суди тривають до сьогоднішнього дня.

З нинішньою судовою системою перспектив конкретних вироків на цю річницю я не очікую, і при нинішній системі я не впевнений, чи буде до наступного року. Фактично, основна проблема в тому, що не були покарані ті, хто були винні у злочинах в період Майдану, вони відчувають свою безкарність і по сьогоднішній день, зараз ми бачимо активізацію нападів на активістів, вбивства вже фактично.

І це все просто послідовність, яка випливає з того, що немає покарання за скоєний злочин. Без покарання за злочин не буде правової держави, без правової держави ми будемо завжди повторювати одне й те саме - буде литися кров тих людей, хто хоче для своєї країни кращого. В цьому основна проблема.

На события в Киеве резко отреагировало международное сообщество. Посла Украины вызвали в польский МИД, послы Великобритании и США осудили побоище на Майдане, не бить майдановцев призвали также в Еврокомиссии. Оппозиция же, которая ранее предлагала скоординировать с митингующими свои дальнейшие действия на Народном вече 1 декабря - в годовщину референдума о независимости Украины, - более радикализировалась.

Фото: Наталья Кравчук / НВ

От политических лидеров прозвучали более четкие призывы к импичменту, смещению режима Януковича и тому, чтобы стоять на Майдане до свержения власти. События 30 ноября осудили даже отдельные депутаты в Партии регионов, также появилась информация об отставке главы Администрации президента Сергея Левочкина.

Часть III. Беркут под "йолкой" и "сувенирный" Ленин

“Верховенство права, дотримання законів України є обов'язковими для всіх. Сьогодні в Києві вже встановлюється на тому місці, де вчора стояли палатки пікетувальників, сьогодні вже встановлюється новорічна… Йолка. І люди почнуть дуже-дуже скоро святкувати Новий Рік”, - эти слова президента Виктора Януковича стали мемом.

К слову, официальной причиной разгона Евромайдана 30 ноября была именно она - "йолка", ведь будто это представители Благоустройства обратились в милицию с просьбой помочь получить беспрепятственный доступ для установки новогоднего городка. "Желание" установить "йолку" обернулось поломанными конечностями митингующих и черепно-мозговыми травмами. На следующий день - 1 декабря - в центр Киева вышло беспрецедентное количество людей.

— Першого числа, першого грудня, з тридцятого на перше - це вже був перехід в фазу радикалізації, коли на вулиці вийшли не тільки студенти, журналісти, активісти, а ще їх родичі, які вже забули, як це буває, коли б’ють їх дітей, щоб зупинити процес, - говорит Мустафа Найем пять лет спустя.

Марш начался от Михайловской площади, кроме оппозиционеров в колонне присутствовали и европейские политики, в частности, вице-президент Европарламента Яцек Протасевич и лидер польской партии Закон и справедливость Ярослав Качиньский. Как и во время предыдущей массовой акции, колонна прошла через парк Шевченко в центре города. Людей становилось все больше, многие приезжали из регионов.

Дойдя до Майдана, митингующие снесли металлические щиты, которые поставили коммунальщики, а сорвиголовы полезли на "йолку" - металлический каркас новогодней елки, который за сутки заметно вырос. Довольно быстро конструкция покрылась майдановской символикой - флагами Украины и ЕС, плакатами с лозунгами отправить Януковича в отставку и с призывами освободить Юлию Тимошенко.

Далее события развивались стремительно. Пока на Майдане проходило Вече, группа людей разбила окна в Киевской городской государственной администрации и открыла двери. По сообщениям СМИ, инициаторами были участники Правого сектора вместе с активисткой Татьяной Черновол. При этом часть протестующих пыталась помешать более радикально настроенной молодежи, чтобы они не били окна. Однако впоследствии двери здания все равно были сломаны, и люди беспрепятственно оказались в здании КГГА.

Фото: Наталья Кравчук / НВ

Правоохранители, которые были в здании КГГА, сначала встретили людей слезоточивым газом, впрочем, потом исчезли. В Киевсовете был обустроен штаб Евромайдана. Здесь появилась кухня и медицинский пункт, которые в свое время были на Майдане до 30 ноября.

“На самом деле, все было бы идеально, если бы милиция впустила нас спокойно, как мы предлагали, впустила 30-40 наших активистов, которые бы здесь все организовали и создали здесь пропускной режим. Милиция, к сожалению, отказалась это делать, и закончилось тем, что люди сами сюда зашли. Милиция сразу, как увидела, что люди сюда заходят, то сразу убежала”, - рассказывал тогда член Свободы Юрий Левченко.

“Они смеялись над нами. Сегодня им не до смеха, - говорил лидер движения Спильна справа Александр Данилюк. – Сегодня, буквально 40 минут назад, наши ребята и ребята из Свободы взяли Киевсовет, и теперь это наш Киевсовет. И теперь [мэру] Попову мы советуем действительно ехать в Борисполь, потому что в том числе и на его КГБистских усиках капли крови наших детей”.

Третий эпицентр событий был под Администрацией президента: группа молодежи отправилась на Банковую и начала штурм офиса Януковича. На улице неизвестно откуда появился желтый бульдозер, который направлялся в сторону административного здания.

Перед ним за кордоном металлического забора встали несколько рядов Беркута, за ними - автобусы силовиков, которые стояли на Банковой уже несколько дней. Бульдозер постепенно приближался к границе беркутовцев. В это время к Банковой подтянулась часть майдановцев, которые пытались предотвратить провокации. Они встали между бульдозером и Беркутом. Между людьми произошли несколько столкновений.

В это время на бульдозер забрался внефракционный народный депутат Петр Порошенко. Часть толпы его встретила неприветливо: “На**й! На**й! На**й!". Это был первый яркий эпизод с Петром Порошенко, рейтинг которого до Майдана составлял около двух процентов. Политик пытался вступить в переговоры с парнем в Балаклаве, который призвал к штурму:

— Я хочу негайної зміни цього президента! Негайної!

— Нам треба стояти, а не штурмувати. Зупини хлопців. Ти будеш хлопців зупиняти? – отвечал Порошенко
— Ти біля стели не був!

— Ти провокатор!

Порошенко взял в руки оранжевый громкоговоритель с надписью "орало" и пытался успокоить толпу: “Мы сделали все для того, чтобы люди, которые пришли на мирную акцию, ни в коем случае не поддались на провокацию титушек. Это удалось. Титушки остались в количестве 50 человек в одиночестве. Они увидели, что им не удается сделать провокацию, поднять людей, и начали в количестве 50 человек штурмовать милицейский кордон. Этот штурм был остановлен. Главная задача - не допустить крови; главная задача - мы блокируем, но ни в коем случае не вступаем в столкновения с милицией. Тот, кто пришел сюда с топором, с молотком, сокирой, с палкой, с ломом, с газом - это провокатор, мы его принимаем и удаляем с Майдана. Так мы делали в 2004 году, так мы делаем и сейчас”.

Третий штурм первого декабря так и не произошел, штурмовать должны были памятник Владимира Ленина. Милиция окружила монумент плотным кольцом и никого к вождю коммунизма не подпускала.

У монумента появились несколько человек, в Ленина полетели файеры и шумовые гранаты. Несколько человек задержали, однако это спасло памятник ненадолго. К “вождю” снова пришли через неделю - 8 декабря. Тогда милиция уже не вмешивалась в происходящее и спокойно наблюдала со стороны.

Протестующие приставили к Ленину лестницу, и несколько молодых людей в масках залезли наверх, чтобы закрепить лебедку. После этого снизу потянули за тросы и, раскачав "вождя", повалили его на землю. Четырехметровый памятник упал головой вниз с глухим стуком, сама же голова Ленина отвалилась.

— Влада це мала зробити давним-давно: прибрати комуністичну символіку і пам’ятники, і перейменування вулиць, чим зараза Київрада займається, - рассказывает депутат Киевсовета Юрий Дидовец, у которого сейчас хранится голова Ленина. - Це мало бути реалізовано ще після 91-го року, миттєво, для того, щоб обрубити цей зловісний ланцюжок миттєво, але, оскільки всі гралися в імітацію, і останні роки теж були імітації, воно досі і стояло.

А люди це ж розуміють, загальну масу не надуриш; тому те, що відбувалося, було природно, так мало статися. Хоча в цілому подібні пам'ятники можна дійсно звозити в спеціальне “гетто”, назвемо його тоталітарним музеєм.

Остатки же Ленина разобрали на сувениры. Почти всю ночь толпа колола монумент на кусочки, чтобы забрать “на память”, и вскоре от него почти ничего не осталось.

— Коли виникла ідея повалити пам’ятник, я там фактично був один із перших, - продолжает Дидовец, - коли його лебідками стягували, і він вниз встрявав головою, був постійно поруч. Коли вже тіло лежало на землі, його били на шматочки, відколювали собі хто що хотів, вже десь близько дванадцятої-першої ночі ми вирішили дібратися до голови, а вона була на півметра у землі - застрягла, і ми тоді її дістали. У мене був тоді пікап, нам знадобилося 5 чоловіків, аби його підняти і покласти в пікап, тому що форма кругла, немає за що взятися.

— А скільки вона важить?

— Кілограмів сто… Може, трошки більше. Питання не у вазі, а в тому, що немає за що зачепитися. Ми тоді його запхали, зараз навчилися вже його трошки піднімати, ми його повели на Майдан, він був на Майдані – тому, де сцена, - потім голова “перекочувала” в хірургію в Шато, весь час була там. І потім вже, як Майдан скінчився, вирішували, куди його діти, бо не залишати ж там. Фактично забрали його з собою.

І, маючи першу освіту художню, я довго думав, в якому вигляді його реалізувати. І я вирішив зробити його у формі павука з механічним приводом знизу, демонструючи це як образ комуністичної ідеології. Що є вождь, який керує народами, масами і людьми, які бездумно виконують його вказівки. А фактично це столик, на який чашку можна поставити, підставка така. Витвір мистецтва такий вийшов.

8 декабря на Майдан вышло наибольшее количество людей. Этот день назвали Маршем миллионов. Евромайдан потребовал отставки правительства Азарова, а СБУ начала расследовать "захват государственной власти". На Майдане же все только начиналось...

"Есть вещи, которые стали однозначно другими именно благодаря Майдану. В первую очередь, это касается, конечно, состояния гражданского общества и отношения людей к власти вообще, когда появилось у людей желание спрашивать у власти и требовать у власти. И второе, что очень важно, что произошло, мне кажется, что сейчас мы уже прошли тот романтизированный этап, когда только потому, что мы честные-правильные вышли на улицу, что-то происходит. Нет. Мы понимаем, что надо структурироваться; мы понимаем, что надо организовываться; и мы понимаем, что никто другой нам не поможет, если мы не будем добиваться этого до конца", - говорит Мустафа Найем.

"Большинство украинцев решили, куда они хотят двигаться, это было основное. Собственно, сама революция - это было заявление и решительный шаг к тому, в каком направлении мы идем. Уже после революции началась война, и многие из тех, кто был активистом во время Майдана, ушли на фронт, начали фронту помогать, чтобы завершить то, что было тогда начато", - подытоживает участник Евромайдана Виталий Кузьменко.

Богдан Амосов / Радио НВ

Журнал НВ (№9)

Дело, которое топит президента

Накануне президентских выборов Петр Порошенко оказался в эпицентре мощнейшего скандала в оборонном секторе, который может стоить ему второго срока

Читать журнал онлайн