«Коломойский хихикал из-за разбомбленного аэропорта». Разговор с мэром Днепра Филатовым

27 апреля, 16:22
Эксклюзив НВ
Борис Филатов рассказал, насколько изменился Днепр с начала полномасштабной войны в Украине (Фото:dnipro.tv)

Борис Филатов рассказал, насколько изменился Днепр с начала полномасштабной войны в Украине (Фото:dnipro.tv)

Мэр Днепра Борис Филатов рассказывает о том, как его город, и он сам изменились за два месяца войны, и не упускает случая вспомнить одиозного бизнесмена Игоря Коломойского

За два месяца полномасштабной войны с восточных регионов страны, где идут бои, в Днепр переехали более 70 тыс. переселенцев, еще часть жителей востока, остановившись ненадолго в Днепре, едут дальше, в более безопасные западные области страны или за рубеж. А из самого Днепра в эвакуацию уехал каждый пятый житель. Таким образом город превратился в транзитный и гуманитарный хаб.

Видео дня

О том, как живет Днепр в условиях военного времени, НВ рассказал его мэр Борис Филатов.

— Какая сейчас ситуация в Днепре?

— Вопрос риторический. Ситуация сложная, но контролируемая. Например, когда в Днепр после посещения Запорожья приехали британские, швейцарские и французские журналисты, они сообщили, что у нас жители более собранные, настроены на результат и на победу. А вот в Запорожье как-то грустно.

Ну, во-первых, мы севернее Запорожья [где возможна атака российских войск с юга]. А во-вторых, жители видят, что местная власть на месте и все работают на победу. Паники нет. А что касается страха, то мне тяжело говорить о том, что переживают другие, но мы готовимся [к возможной атаке]. И самое главное, когда мы готовимся, то не особо выносим это в публичную плоскость и не обсуждаем, в отличие от других наших коллег. Строим, копаем, и таким образом выстроили четыре линии обороны.

— Как вы прокомментируете ракетные удары по военным и инфраструктурным объектам Днепра, где фактически нет активных боевых действий? Какие уже повреждения нанесла Россия городу?

— У вражеских сил очень простая логика. Они же наносят удары не только по нам. Мы ближе всего к Донбассу, вот они и бьют по Днепропетровской области. В первую очередь по железнодорожной инфраструктуре, чтобы парализовать нашу логистику, чтобы Украина не перебрасывала войска и материальные ресурсы [в зону боевых действий]. Они лупят везде — Новомосковск, Павлоград, Синельниково. Насколько эти удары эффективны мы не комментируем. Кроме этого, стреляют по нефтебазам и военным частям. Где-то в среднем раз в два дня прилетает. А ущерб оценивается в сотни миллионов гривен.

— С началом полномасштабного вторжения России в Украину Днепр стал своеобразным хабом для переселенцев с востока. Как это отразилось на настроениях горожан, возникают ли конфликты и справляется ли город с перенаселением?

— На самом деле, довольно тяжело посчитать, сколько к нам приезжает людей. Потому что многие не регистрируются и едут дальше на запад Украины. Поэтому мы опираемся на данные железнодорожного вокзала, сотовых операторов и тех, кто зарегистрировался как внутренне перемещенные лица. Таким образом считаем, что в Днепре более 70 тыс. переселенцев.

В городе сразу стало ощутимо больше автомобилей и людей. Все наши шелтеры, школы и другие места для временного пребывания и размещения переселенцев заполнены. Огромное количество людей обращаются за помощью. Поэтому ситуация довольно напряженная. Впрочем, сейчас в Днепре активно развернули деятельность и открыли офисы представительства ООН, ЮНИСЕФ и Всемирная продовольственная программа.

Что касается конфликтов, то, как везде, есть эксцессы. Например, заезжают какие-то компании, снимают квартиры, пьют, гуляют, люди недовольны. Есть нарушения правил дорожного движения. Но мы готовы помогать всем без исключения, только люди должны понимать, что эта война общая. Поэтому, если вы к нам приехали, то должны помогать работать на общую победу. Потому что наши волонтеры уже просто с ног валятся.

Несмотря на такое количество переселенцев, инфраструктура города справляется, у нас все нормально с продуктами питания, с медикаментами и т. д. При этом мы ведем и привычную мирную деятельность — заделываем ямы, высаживаем цветы, меняем лампы освещения на светодиодные LED. Жизнь продолжается. И она не может остановится во время войны.

— А в чем сейчас город испытывает дефицит?

— Как и все местное самоуправление, мы испытываем дефицит в деньгах. Для понимания, сейчас мы смотрим на бюджетные поступления и это где-то 40% [доходов в бюджет]. Это большая проблема.

То есть налоговые каникулы — это, конечно, хорошо и правильно, но их нужно применять для тех территориальных общин, которые сильно пострадали [от боевых действий]. Вот, например, на западной Украине (а я ведь общался там и с предпринимателями, и с другими представителями) многие за эти два месяца войны отбили [по доходу] два года эпидемии. При этом налоги никто не платит.

Поэтому нужно делать дифференцированный подход. И в первую очередь направлять все усилия на восстановление территориальных общин, которые были под оккупацией и в которых велись или ведутся активные боевые действия.

— Много ли жителей Днепра уехали в эвакуацию и куда именно? Едут ли сейчас?

— Здесь ситуация такая же, как и с переселенцами [с востока], точно сказать трудно, потому что многие уехали из города частным транспортом. Поэтому мы считаем по железнодорожному вокзалу, и это где-то 200 тыс. человек, то есть пятая часть. Но сейчас уже наблюдается обратная тенденция, люди возвращаются. В основном это мужчины. И, я считаю, что это правильно.

Есть случаи, когда, например, многие серьезные бизнесмены с большими деньгами вывезли свои семьи на западную Украину или в Европу, а теперь возвращаются в Днепр и везут нам какие-то пикапы. Казалось бы, что такое пикап в отношении состоятельного человека, но тем не мене это оказывает моральную поддержку.

— К слову, из Днепра родом такие известные личности как Юлия Тимошенко, Игорь Коломойский, Виктор Пинчук. Связаны ли они сейчас с городом, бывают ли здесь, оказывают ли материальную поддержку, находятся ли здесь их родные?

— С Виктором Михайловичем [Пинчуком] мы общаемся раз в три дня. Он предлагает разные гуманитарные программы, его предприятия участвуют в общей концепции обороны города, предоставляют услуги переселенцам, включая заводскую поликлинику. Помимо этого много заводчан с Интерпайпа мобилизовались и пошли воевать.

Ну, Юлию Владимировну [Тимошенко] мы не обсуждаем, потому что она политик, а не бизнесмен.

А что касается Игоря Валерьевича [Коломойского], то я не знаю, где этот человек. Он где-то бегает. Вроде, как в городе, а вроде, как и нет. Вроде, как он мне приветы даже передавал. Хихикал по поводу разбомбленного аэропорта. Вы знаете, это за гранью добра и зла. Это абсолютно аморальный человек.

Более того, я вам подтверждаю, что действительно был разговор моего советника [Евгения Гендина] с ним [Коломойским]. Он встретил моего советника в Меноре [культурно-деловой центр], стал тыкать фотографии [разбомбленного аэропорта] и говорить: «Посмотри, твой Филатов хотел аэропорт, так пусть насладится, что аэропорта нет».

Так у меня вопрос: откуда у него в телефоне фотографии разбомбленного аэропорта? Пусть этому даст оценку Служба безопасности Украины. Потому что даже меня, мэра, в аэропорт военные не пускают. А откуда у этого бородатого подонка фотографии? И это не говоря о том, что он ходит с охраной в десять человек автоматчиков. На каком вообще основании? Так, может, пусть его охрана пойдет и повоюет, а не его тушку охраняет?

— До войны вы были в довольно непростых отношениях с президентом. Изменилось ли что-то сейчас?

— С президентом мы закрыли все наши непростые взаимоотношения еще до войны. И я это хочу подчеркнуть. После того, как меня [в ноябре 2020-го] с оглушительным результатом [80,61% голосов] переизбрали мэром Днепра, мы с Владимиром Александровичем [Зеленским] закрыли все вопросы. И подтверждением этому служит то, что я являюсь членом президиума и зампредседателя правления Конгресса местных и региональных властей при президенте Украины.

А сейчас во время войны мы все поддерживаем президента и считаем, что решения военно-политического руководства вообще не обсуждаются.

— Как изменилась ваша жизнь с начала войны?

— В первую очередь, я хочу сказать слова благодарности [главе Днепропетровской ОГА] Валентину Михайловичу [Резниченко], [главе Центра терробороны Днепра] Геннадию Корбану и [главе Днепропетровского областного совета] Николаю Лукашуку, потому что они многое взяли на себя. У нас четкое распределение обязанностей: Корбан занимается обороной, Резниченко — общим руководством, Лукашук отвечает за все территориальные громады и координирует их. А я отвечаю за город и то, чтобы он нормально функционировал. Это первое.

А второе — это то, чего многие не видят, но я этим занимаюсь ежедневно. Каждый день я даю по пять интервью западной прессе. Например, 24 апреля у меня были интервью для The Daily Telegraph, Die Welt, Neue Zürcher Zeitung и France 24. Я считаю, что это очень важно, потому что россияне мечтают, чтобы у нас была так называемая рутинизация конфликта, чтобы Европа и мир от него устали. Но я хочу как бывший журналист донести до наших западных союзников то, что здесь происходит. Ведь информационная война также очень важна.

— Где сейчас находится ваша семья, ваши друзья, близкие люди?

— С семьей у меня получилась вот какая история. Моя жена и дочка увлекаются альпинизмом и перед войной отправились в Чили, начали восхождение на «семитысячник». На высоте 6.700 м им пришло сообщение, что началась война. После этого они спустились, так и не покорив вершину. И поскольку все авиарейсы в Украину были отменены, они с горем пополам добрались до Европы и сейчас находятся там. А недавно приезжали в Украину, и я с ними встречался. Они держат информационный фронт у себя в Instagram и поругались уже со всеми знакомыми российскими альпинистами.

А друзья все в городе. Более того, 4/5 депутатов горсовета также в Днепре. Чем я приятно удивлен.

— Если взглянуть на вашу довоенную жизнь, в каких случаях вы бы поступили иначе? Произошла ли переоценка ценностей?

— У меня переоценка ценностей произошла еще в 2014-м. Я от своей [нынешней] работы не испытываю особой радости и счастья. Я ведь в политику попал случайно. Я всегда был бизнесменом, состоятельным человеком. А в 2014-м мы остановили [попытку создания] Новороссии. После чего мне предложили баллотироваться в парламент, а потом — в мэры. Тут, как говорится, вход — рубль, выход — десять. Так что тогда вся моя жизнь поменялась. А 24 февраля 2022-го она поменялась совсем.

Кстати, накануне 24 февраля я был у себя на даче, и в ту ночь не спал, читал ленту Facebook в телефоне. И тут в ленте появляется сообщение от вашей коллеги Кристины Бердинских «Киев бомбят». Только я это прочитал, как через две минуты слева от меня прозвучал удар ракетами по военной части, а еще через две минуты удар справа по аэропорту. Но самое жуткое было, когда после этого с реки рядом в небо поднялись тысячи птиц и улетели. Я собрал вещи и поехал на работу. Так началась моя война.

— Чего вы боитесь более всего и о чем мечтаете?

— У меня есть любимый фильм — Достучаться до небес. В нем есть ключевая фраза «Бояться глупо», поэтому я ничего не боюсь.

Но в первые дни войны, я вам честно скажу, я боялся попасть в плен. Ведь для наших «русских друзей» я как красная тряпка для быка. Против меня же возбудили два уголовных дела — белорусский следственный комитет и российский. Но то была легкая душевная слабость.

А о чем мечтаю? Чтобы это все [война] поскорее закончилось. Об этом все мечтают. И еще я понимаю, что сейчас полностью обнулен политический ландшафт, вообще все. Мы фактически вышли в новую реальность. И после войны она будет абсолютно другая, а страна должна быть построена на правде и справедливости.

— На ваш взгляд, виден ли уже финал войны? Когда, по вашему мнению, это произойдет?

— Считаю, что нужно надеяться на лучшее, а готовиться к худшему. Поэтому думаю, что эта война надолго. Ведь захватчикам нужно же показывать своему «глубинному народу» какой-то результат, а не получается. Поэтому мы все должны сцепить зубы и понимать, что рано это не закончится. Когда мы убьем их 100 тыс. человек, тогда они о чем-то задумаются.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Сегодня в Украине с Андреем Смирновым

Дайджест новостей от ответственного редактора журнала НВ

Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Показать ещё новости
Радіо НВ
X