«Аплодисменты сегодня — это камни завтра». Интервью с экс-премьер-министром Арсением Яценюком

11 марта 2020, 17:42

Бывший премьер-министр Украины Арсений Яценюк впервые за долгое время дал большое интервью украинскому медиа, рассказав в эфире Радио НВ о своей карьере после отставки, «проколах» правительства и президентстве Владимира Зеленского.

НВ публикует его сокращенную версию — полное интервью можно посмотреть в видеоформате.

— Поступали ли вам предложения возглавить правительство вместо Алексея Гончарука или стать председателем Национального банка Украины?

Видео дня

 — Я не вел никаких переговоров ни с президентом Зеленским, ни с его окружением, ни с действующей властью, ни с его фракцией о том, чтобы входить в команду президента Зеленского. Они выиграли парламентские и президентские выборы и приняли всю полноту власти, а вместе с ней — всю полноту ответственности за страну. <...> Поэтому премьер-министром может быть только лицо, которое или назначено командой президента Зеленского, или персонально президентом; или лицо, которое является членом коалиции.

Поскольку у них нет коалиции (потому что партия Слуга народа имеет монобольшинство в парламенте), это означает, что новый премьер-министр Денис Шмыгаль — не политическая фигура, однако назначенная политическим решением президента и парламента.

Предложение возглавить Национальный банк поступало мне еще три года назад. Тогда, когда принималось решение о назначении нового председателя Национального банка Украины, я от него отказался и публично, и непублично, потому что считаю, что НБУ (как и Генеральную прокуратуру) должен возглавлять не политик.

— Вы отсутствовали в информационном поле — или возвращаетесь вы сейчас в политику? Каковы ваши планы относительно местных и возможных досрочных парламентских выборов?

 — Это я вам просто был неинтересен с информационной точки зрения. После отставки я делал свою работу. В течение последних четырех лет я совершил просто десятки международных поездок — начиная от двух поездок к канцлеру Германии и заканчивая президентом Совета Европейского Союза. Брюссель, Вашингтон — повсюду.

То есть я защищал страну как член тогдашней коалиции, лидер партии, несмотря на то, что у нас были непростые отношения внутри коалиции с Петром Порошенко. Если я защищал страну, мне тогда и действующего президента надо было защищать, — потому что низковато сказать «Я обиделся, буду ездить по заграницам и «гадить». Так нельзя поступать вообще.

— Вы обиделись, но не «гадили»?

 — Нет. Ну какие тут могут быть обиды? Мы из разных политических лагерей. Порошенко сделал большую политическую ошибку, я ему это откровенно говорил. Сейчас это уже его решение — признавать эту ошибку или нет. Кстати, она в том числе привела и к повышению шансов Зеленского выиграть президентские выборы.

Просто надо реально смотреть на вещи. Да, был премьер из одной политической силы, а президент — из другой. Объективно, президент с премьером не скажу что политически конкурировали, но положительно, когда у людей есть политические амбиции — они тогда более эффективны. Не так, когда амбиции омрачаются, а когда ты хочешь быть сильнее, эффективнее, более действенным.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Ну, не сложилось у нас в 2015—2016 годах. Конечно, здесь есть еще одна причина, поскольку выборы 2014 выиграла партия не Порошенко, а моя. И возможно, это спровоцировало еще какой-то конфликт. Давайте перевернем эту страницу, она уже никому не интересна -— ни Порошенко, ни мне. Надо строить завтра.

Александр Медведев / НВ
Фото: Александр Медведев / НВ

— Но если говорить о «завтра» вы же видели уровень поддержки среди граждан вашей политической силы.

 — Более того, я знал, что будет такой уровень поддержки. Я честно вышел на трибуну парламента и сказал: «Мы правительство-„камикадзе“. Я не обещаю никакого улучшения ни сегодня, ни завтра. Я обещаю, что страна не упадет, я ее удержу». И я ее удержал. У меня никогда не было цели понравиться. И это, знаете, определенный рок. Я не ставил себе целью, чтобы мне аплодировали — аплодисменты сегодня, особенно очень громкие, для политика превращаются в камни завтра.

— Вы встретились я с активом партии — возможно, уже есть какое-то решение о формате вашего участия в местных выборах?

 — В первую очередь, необходимо подождать, какой закон примут в парламенте. Потому что 100 миллионов (подчеркиваю) — это введение имущественного ценза на политическую деятельность в Украине. Если будет уменьшен залог, и изменения в законодательство позволят участвовать в местных выборах — да.

Относительно парламентских выборов: выборы все же должны состояться в конституционные сроки, и я надеюсь, что досрочных парламентских выборов не будет. Но если недавно назначенное правительство не справится со своей работой, я думаю, уже осенью начнется активное раскачивание политической ситуации с целью проведения досрочных парламентских выборов. Конечно, мы примем в них участие — будут ли это срочные, или досрочные выборы.

— Каковы самые крупные «проколы» правительства Алексея Гончарука и что нужно предотвратить правительству Дениса Шмыгаля?

 — Основной считаю, ключевой) прокол правительства Гончарука — это то, что это правительство не подписало программу с Международным валютным фондом. Только не надо рассказывать о том, что они добились Staff Level Agreement — предварительного соглашения с Фондом. Это очень хорошо. Только «договориться с банком» и «подписать кредитный договор с банком» — это, как говорят в Одессе, две очень большие разницы.

Почему я сейчас об этом говорю? Ну никто же три месяца назад не знал, что такое коронавирус, никто не ожидал, что будут такие финансовые потрясения на мировых рынках. Любой премьер-министр всегда должен чувствовать «пятой точкой», что может быть кризис.

Они по факту провалили подписание соглашения с Международным валютным фондом. Почему — пусть они объясняют. Сегодня мы лишены вот этой safe line (линии безопасности), которая бы дала возможность стране немного легче дышать в это время финансового кризиса.

— Госдума РФ проголосовала за поправку в Конституцию, согласно которой Путину можно бессрочно занимать пост президента России. Как это может сказаться на Крыме и войне на Донбассе?

 — Считаю, что новая власть (хотя она уже и не такая новая) вообще недооценивает риски, связанные лично с президентом Путиным и с путинской Россией. У них есть желание достичь мира, но одного только желания недостаточно вообще ни в каком вопросе.

Дьявол всегда кроется в деталях. Я знаю о том, что мир с Россией может быть только на условиях Путина. Условие Путина одно — «сдавайтесь». В какой форме это «сдавайтесь»? В форме Минских соглашений, «Нормандии», двустороннего диалога — это лишь техника. А стратегия Владимира Путина остается неизменной.

Его стратегия, его внутреннее убеждение и его миссия, которую он сам себе нарисовал, прямо противоположны задачам украинского государства. Наша задача — сохраниться как государство и иметь независимую Украину. А его задача — поглотить Украину и войти в мировую историю как новый советско-российский император, «собравший земли», создавший новую империю, затянувший Беларусь в какое-то Союзное государство и восстановивший свое влияние над украинским государством.

Александр Медведев / НВ
Фото: Александр Медведев / НВ

Я не вижу такого масштаба мышления у новой украинской власти. Уважаемые чиновники, Владимир Путин — это исторический враг нашего государства! Он никогда не пойдет на уступки. Как только вы начнете заигрывать с ним, он это увидит как четкий сигнал слабости. Как только вы уклонились на один миллиметр назад, он вас провалит на метры, собьет вас с ног. И масштабы его «машины» и той государственной системы, которая сегодня существует в Украине, несколько различаются. Самое важное — никогда не недооценивать врага. А он является одним из самых сильных врагов в истории нашего государства вообще.

Вы вообще понимаете стратегию Владимира Зеленского? Я действительно хочу понять, что мы можем сделать, чтобы остановить Россию.

 — Пункт № 1: знать о том, что режим Владимира Путина — это враг, и из этого строить всю стратегию.

Пункт № 2: кто нам нужен? Союзники. Не дай бог вы хотя бы немного в сторону повернете голову от Запада, это сразу используют, в частности, наши недруги на Западе, для того чтобы сказать: «Ну, это же украинское решение — давайте снимем санкции. Это же Украина пошла на прямые переговоры, это же Украина начала договариваться с Владимиром Путиным, почему мы должны бороться с ним?».

Пункт № 3: держать экономическую стабильность в стране, потому что нужно финансировать армию и быть финансово независимыми. Поскольку Путин понимает: в случае кризиса и отсутствия МВФ он станет одним из ключевых бенефициаров украинского дефолта.

Пункт № 4: военное сотрудничество со странами — членами НАТО. Все скажут о том, что в Альянсе нас не ждут, но я знаю точно, что если не стучать, эти двери никогда не откроют.

— Вы не допускаете, что Владимир Зеленский даст слабину? Чем это может для него закончиться?

 — Я не предполагаю, что он может дать слабину, потому что это закончится драмой не для него, а для Украины. Я убежден, что он не хочет войти в историю Украины как последний украинский президент.

poster
Сегодня в Украине с Андреем Смирновым

Дайджест новостей от ответственного редактора журнала NV

Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Показать ещё новости
Радіо NV
X