100 дней работы нового Верховного Суда. Пять сомнительных и пять правильных решений

4 комментировать
Эксперты Фундации DEJURE составили список конкретных правильных и конкретных сомнительных, по их мнению,  решений, принятых за первые 100 дней работы нового Верховного Суда
dt.ua

Эксперты Фундации DEJURE составили список конкретных правильных и конкретных сомнительных, по их мнению, решений, принятых за первые 100 дней работы нового Верховного Суда

На уходящей неделе обновленному Верховному Суду Украины исполнилось 100 дней. Специально для NV.ua эксперты Фундации DEJURE, общественной организации, которая принимает активное участие в процессах обновления судебной системы Украины и мониторит ход судебной реформы, оценили 100 первых дней работы нового ВС. 

 

За первые 100 дней работы новый Верховный Суд получил 105 000 дел: 75 000 - наследие предшественников, 30 000 — новые поступления. В зависимости от юрисдикции, это от 300 до 2000 дел на одного судью. Нагрузка немалая, и, по словам главы нового ВС Валентины Данишевской, с ней не справляется даже компьютер, который на сегодня распределил между судьями всего 80 000 дел. Люди работают еще медленнее: с начала работы новоназначенные судьи успели рассмотреть около 17 000 дел, заявлений, ходатайств и жалоб. Если бы их равномерно разделили между собой все исполнители, получилось бы по 2–3 на каждого судью в день.

В общем в высшей судебной инстанции Украины сегодня работают 115 судей. Вопреки громко задекларированному обновлению суда, около 80% из них — это старые кадры. 

В зависимости от юрисдикции, на одного судью приходится от 300 до 2000 дел

Состав соответствующим образом отражается на качестве решений «обновленного» Верховного Суда. Среди них есть как абсолютно сомнительные, так и просто небрежные, что также нельзя считать приемлемым для высшей судебной инстанции. Так, ВС до сих пор может издать, например, четыре разных решения по идентичным жалобам, одновременно отчитываясь журналистам о единстве судебной практики.

Впрочем, на 20% Верховный Суд все-таки обновился — за счет представителей научных и адвокатских кругов. Заметны и позитивные тенденции в работе суда, такие как попытки более полной и интенсивной коммуникации с обществом и написание решений по четкой структуре, похожей на структуру решений Европейского суда по правам человека, которая дает возможность понять логику суда и мотивы принятия решений, делает их понятными для людей без юридического образования. Но системными эти проявления называть еще рано.

На брифинге 27 марта по случаю 100 дней работы нового Верховного Суда Валентина Данишевская выразила благодарность представителям профессионального сообщества и общественности за попытки анализа решений ВС, поскольку это позволяет суду понимать, как воспринимается его деятельность. Конечно, мы — не компьютер, чтобы охватить все наработки за 100 дней, но хотели бы положить начало традиции оценивать деятельность Верховного Суда не только количественно. Ми собрали конкретные сомнительные решениях, за которые, по нашему мнению, судьям должно быть стыдно, и конкретные правильные решения, которых обществу нужно больше.

Сомнительные решения  

1 ВС восстановил в должности первого из уволенных «судей Майдана»

19 февраля, в годовщину расстрелов на Майдане, Верховный Суд отменил постановление парламента об увольнении Виктора Степаненко — судьи, который во время Революции Достоинства лишил водительских прав четверых автомайдановцев за поездку в Межигорье.

Судью Степаненко и еще 18 «судей Майдана» Верховная Рада уволила в 2016 году, срочно собравшись на внеочередное заседание по инициативе Президента накануне запуска судебной реформы, — в знак неотвратимого очищения судебной власти. Самого судью Степаненко символичность момента не впечатлила: он оспорил решение парламента, так как не получил сообщения о рассмотрении своего увольнения за три дня до заседания. Суд согласился с формальными претензиями и отменил постановление Верховной Рады об увольнении судьи.

Это решение Верховного Суда открывает дорогу к возвращению в «обновленную» судебную систему остальных уволенных в тот день парламентом «судей Майдана».

2 ВС отказался иметь дело с жалобой на главного военного прокурора Матиоса

Конституция Украины гарантирует всем гражданам право на апелляционное обжалование решений государственных органов, а новый Верховный Суд — отказывает в нем.

Именно так закончилась попытка оспорить в суде решение Квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуратуры (КДКП) не привлекать к ответственности главного военного прокурора Анатолия Матиоса. В публикации на Facebook чиновник позволил себе выражение «эта скотина украла» и нарушил презумпцию невиновности человека. Упомянутая комиссия — это коллегиальный орган, который привлекает прокуроров к дисциплинарной ответственности, в том числе по заявлениям граждан. Но для привлечения Матиоса к ответственности голосов органу не хватило.

Заявители обжаловали решение комиссии о закрытии производства в отношении Матиоса в суде. Но Верховный Суд отказал в открытии производства по жалобе, даже не рассмотрев ее по сути. По его толкованию, заявитель, который не соглашается с решением КДКП в отношении Матиоса, права обжаловать его не имеет, если только он не Матиос.

3 ВС отказал одному из кандидатов в судьи ВС в праве обжаловать назначение судей ВС

Судья из Кропивницкого Роман Брегей, который сам принимал участие в конкурсе в Верховный Суд, обратился в суд с иском о признании противоправным указа Президента, которым назначены почти все судьи нового ВС.

Свое требование он обосновал грубыми нарушениями в процедуре отбора судей, которые допустила Высшая квалификационная комиссия судей. В частности, в ходе конкурса 69 судей вообще не должны были быть допущены к этапу собеседований, поскольку неуспешно сдали экзамен. Если бы этого нарушения не было, состав конкурсантов и, в итоге, суда был бы другим.

Однако Верховный Суд решил узко истолковать Кодекс административного судопроизводства и отказал в открытии производства по иску Брегея, указав, что прав и/или обязанностей истца президентский указ не касается, а потому и права обжаловать его истец не имеет. И опять — вопреки гарантированному Конституцией праву обжаловать решения государственных органов. Позднее ВС также не увидел конфликта интересов в рассмотрении дела о противоправности назначения на должности самих судей ВС и не передал его на рассмотрение другому суду.

4 ВС позволил скрыть информацию о связях кандидатов в ВС с теми, кто их выбирал

В ходе конкурса в новый Верховный Суд неизбежно возникали ситуации, когда члены Высшей квалификационной комиссии судей (ВККС), которые оценивали кандидатов в ВС, оказывались знакомы и каким-либо образом связаны с кем-то из кандидатов. Такие обстоятельства обязывали членов комиссии заявлять о самоотводе от оценивания этих кандидатов с указанием причин.

Не удивительно, что с этими заявлениями о самоотводах захотела ознакомиться общественность. Не удивил никого и отказ комиссии их предоставить. Но неприятно удивило решение нового Верховного Суда, к которому обратился с соответствующим иском юрист Фундации DEJURE Андрей Химчук. Суд отказал в удовлетворении иска, отметив, что доступ к такой информации ограничен с целью защиты репутации членов ВККС, хотя законодательство не предусматривает таких мотивов ограничения доступа. Более того: суд полностью проигнорировал норму закона, по которой ограничениям может подлежать только конкретная информация в документе, но не документ в целом.

5 ВС не заметил, что презумпцию недостоверности негативной информации давно отменили

Еще в 2005 году Европейский суд по правам человека постановил, что презумпция недостоверности негативной информации нарушает право на свободу выражения мнений. Прошло почти десять лет, и в марте 2014 года соответствующую норму (ч. 3 ст. 277) наконец изъяли из Гражданского кодекса Украины.

Прошло еще 4 года: в Украине бурно разворачивается судебная реформа, запустился новый Верховный Суд… который в первые же месяцы работы просто взял и воспользовался нормой, которая давно перестала действовать, в мотивировочной части своего решения: «Согласно с частью третьей статьи 277 ГК Украины, негативная информация, распространенная о лице, считается недостоверной, если распространившее ее лицо не докажет обратное».

Правильные решения, которых обществу нужно больше

1 ВС отменил выговор прокурору, который не стал выполнять незаконные указания руководства

Начальник Департамента специальных расследований Генеральной прокуратуры Украины Сергей Горбатюк, который курирует так называемые «дела Майдана», получил выговор за отказ предоставить материалы нескольких уголовных производств по незаконному требованию заместителя генпрокурора. Такое решение по жалобе последнего приняла в октябре 2017 года Квалификационно-дисциплинарная комиссия прокуроров.

Верховный Суд признал противоправным и отменил решение комиссии о наложении дисциплинарного взыскания на начальника Департамента специальных расследований ГПУ. Это решение продемонстрировало способность суда защитить прокуроров, которые пользуются своим законным правом не выполнять незаконные указания.

2 ВС защитил право адвоката на свободу слова и мнений

Адвокат и экс-заместитель министра юстиции Андрей Вишневский в своем публичном выступлении на мероприятии в здании Верховного Суда нелицеприятно выразился о состоянии украинской адвокатуры, назвав его «плачевным» и признав «главным риском реализации гражданами права на безоплатную правовую помощь». Из-за этого адвоката привлекли к дисциплинарной ответственности и лишили права заниматься адвокатской деятельностью.

Верховный Суд признал такое решение Квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры Киевской области противоправным, защитив право адвоката на свободу слова и мнений.

Суд сослался на положения Конституции, Конвенцию о защите прав человека и основоположных свобод и практику ее применения Европейским судом по правам человека, в частности приведя п. 2 ст. 10 Конвенции, где отмечается, что свобода выражения мнений касается не только той «информации» или «идей», которые получены надлежащим образом и рассматриваются как неоскорбительные или незначительные, но и тех, которые приводят к оскорблению, возмущению или беспокойству.

3 ВС не воспользовался ошибкой истца, который не так понял новое противоречивое законодательство

«Украерорух» подал кассационную жалобу непосредственно в Кассационный хозяйственный суд, а не через Киевский апелляционный хозяйственный суд, что противоречит порядку, предусмотренному переходными положениями обновленного Хозяйственного процессуального кодекса Украины.

Верховный Суд принял такую жалобу, пояснив, что суд имеет доступ к электронной копии обжалуемого решения и полномочия затребовать материалы дела у суда апелляционной инстанции, а соответственно — и все возможности для рассмотрения жалобы. Таким образом суд не воспользовался ошибкой истца, а наоборот — содействовал реализации его права на обжалование.

4 ВС защитил права потребителей на бесплатное судопроизводство

Верховный Суд признал, что истцы в делах о защите их прав как потребителей освобождаются от уплаты судебного сбора в соответствии с законом «О защите прав потребителей» не только в суде первой инстанции, но и при подаче апелляционной и кассационной жалобы. С уточнением, что отсутствие упоминания об этом в законе «О судебном сборе» не лишает их права на эту льготу.

При этом позиция предыдущего состава Верховного Суда по этому вопросу была другой: прошлогодние решения ВС освобождали потребителей от уплаты судебного сбора только при подаче искового заявления и не освобождали при подаче, в частности, апелляционной жалобы.

Таким образом новый Верховный Суд защитил права потребителей, применив комплексное толкование норм законодательства.

5 ВС разъяснил другим судам значение союза «или»

В течение ближайших лет все судьи должны пройти квалификационное оценивание и доказать свою способность вершить правосудие именем Украины. А пока в судебной системе работают даже судьи, которые не знают государственный язык на уровне младших классов школы, Верховному Суду буквально приходится разъяснять словарные истины.

Так, судья столичного апелляционного суда отказался рассматривать апелляционную жалобу истца, потому что придал союзу «или» несвойственное ему значение «и»: требовал в подтверждение полномочий защитника приложить к договору с адвокатом еще и ордер, между которыми в списке требований употреблен союз «или».

Истец обжаловал это в Верховном Суде, который удовлетворил эту кассационную жалобу. Суд пояснил, что в синтаксической конструкции, в которой однородные члены предложения соединены бессоюзной связью и между двумя последними членами предложения стоит разделительный союз «или», этот союз создает альтернативный перечень. Если такой перечень перечисляет условия для наступления определенного правового последствия, это означает, что последствие наступает при наличии хотя бы одного из перечисленных условий. Суд также отметил, что не видит причин отступать от обычного значения такой синтаксической конструкции.

Фундация DEJURE


Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Политика ТОП-10

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: