Забой. Жизнь и смерть донбасского журнала на украинском, который уничтожили большевики

21 января, 00:01
2404
Цей матеріал також доступний українською

Фото: DR

Открытие Дворца труда в Горловке, 1927 год

95 лет назад в донецком регионе вышел первый номер литературного журнала Забой, который стал ареной борьбы за умы донбасской молодежи между Харьковом и Москвой.

начинающих [поэтов] Донбасса ложное понимание сути искусства. Оно для них аполитично, а особенно литература, - писал критик Владимир Беляев (Біляїв) в июне 1929-го в харьковском журнале Нова генерація. - Всегда во время разговоров о классовой сути литературы можно слышать такие нотки: “Нельзя всюду с этой политикой возиться, нужно хотя бы в стихах убежать от нее. Можно писать о природе без политики”.

Месяц тому Беляев вернулся из поездки по Донбассу - он посетил регион вместе с группой писателей из столичного тогда Харькова. Организовал тур 36‑летний Михаль Семенко, лидер модного тогда движения футуристов. “На Донбасс! Не за рифмами, за жизнью!” - писал один из участников "десанта" Иван Маловичко. Ему было всего 19, но для харьковских поэтов все горняки-романтики - молодняк, который следует взять в надежные литературные руки. Да так, чтобы писали они о покорении глубоких шахт и гуле металлургических комбинатов.

Но таким Донбасс видели лишь заезжие “учителя”, ведь они со стороны смотрели на этот край, не замечая смертельной опасности его труда.

Такими же были и молодые литераторы из Петрограда - Михаил Слонимский и Евгений Шварц. В мае 1923‑го они отправились в Бахмут - один из промышленных центров Донецкой губернии. Там, на соляном руднике, работал врачом отец Шварца.

Это уже позже Евгений Шварц напишет знаменитые пьесы, по которым Марк Захаров снимет фильмы Обыкновенное чудо и Убить дракона. А тогда на Донбассе двум питерским друзьям случилось реализовывать свои писательские задатки в газете Кочегарка.

Слонимский зашел в ее редакцию, чтобы познакомиться с местными авторами. Но там, узнав о гостях из Петрограда, тут же предложили им возглавить литературное приложение, которое никак не могли запустить.

В тот же день Кочегарка подписала с питерцами договоры, а к сентябрю вышел первый номер приложения - Забой.

Запустив журнал, Слонимский и Шварц вернулись в Питер, а в Забой подтянулись местные авторы. После того как в 1929‑м его возглавили Григорий Баглюк родом из-под Луганска и Василий Гайворонский из Константиновки, журнал выходил уже 34‑тысячным тиражом, и на него подписывались во всем Союзе, хотя к тому времени Забой уже полностью выходил на украинском.

 

Против русотяпства

И сам писательский тур группы Семенко весной 1929‑го, и наставления его участников звучали в унисон с недавно провозглашенной правительством в Харькове политикой коренизации. Она заключалась прежде всего в укреплении языка титульной нации во всех губерниях Украины. И на первых порах Кремль это даже приветствовал. Ведь в регионах компактного проживания нацменьшинств школьное образование и деловодство оставалось на языках, удобных для местного населения. Да и в России в середине 1920‑х годов на украинском преподавание велось в 500 школах и двух техникумах.

ЯЗЫК - НЕ ПРОБЛЕМА: С 1927-го Забоем руководили харьковчане Иван Ле и Иван Микитенко. Через два года журнал возглавили местные поэты Баглюк, родом из Брянки, и Гайворонский - из Константиновки. Все это время Забой выходил на украинском языке. Изображение: Национальная библиотека Украины имени Ярослава Мудрого

В резолюции ЦК компартии об украинизации за 19 апреля 1927 года говорилось: главная цель программы - преодолеть “пережитки русотяпства”. Под ними понималось превосходство русского языка и культуры при царе, на смену которому приходила уверенность в пролетарской первородности россиян.

Донецкая губерния с центром в Луганске тогда объединяла нынешние земли Луганской, Донецкой и Ростовской областей. Но еще в 1924 году пять районов, заселенных преимущественно русскими, Москва перевела в состав России. Остальной Донбасс, вопреки нынешним уверениям о его извечной русскости, принял украинизацию без негодования. Для народа, пережившего красный террор 1918–1021 годов, такой каприз власти, как экзамены чиновников по украинскому языку, был сущим пустяком.

Николай Скрипник, тогдашний нарком (министр) образования УССР и главный идеолог программы коренизации, и сам был родом из Ясиноватой Бахмутского округа. Он понимал ментальность региона достаточно, чтобы проводить украинизацию как можно мягче. Даже Лазарь Каганович, будучи главой компартии Украины в 1925–1928 годах, попытался выучить государственный язык.

МОЛОТКОМ И ПЕРОМ: Молодые литераторы Донбасса (слева направо): Алексей Фабер, Феликс Селивановский, Василий Гайворонский, Павел Беспощадный, Борис Петровский, середина 1920-х. Фото: DR

 

Нужны поэты индустрии!

В городах то и дело возникали литературные кружки, а поэтические вечера серьезно конкурировали с театром. Харьковских служителей муз на Донбассе принимали не хуже кинозвезд. А нарочито вызывающий тон их выступлений только добавлял задора публике.

Михаль Семенко пятью годами ранее издал сборник стихов, дерзко назвав его Кобзарем. Одно из последних стихотворений в нем начиналось строками: “Нынешние / Восторжены и жестоки / Вы / С языком пламени на голове / С удалью саможертвы / Для будущего / Наглые пророки / […] Но в то же время / Засохшие узколобцы / Что тайно от глаз / Сосете спирт из горла / И хороните себя-человека / Для будущего…”.

Подобное из уст живого автора приводило в восторг слушателей, даже если они не до конца понимали, о чем идет речь.

Харьковским парням простодушная донбасская молодежь прощала даже их резкое менторство. Тот же Беляев, выражая общее мнение коллег, уличал шахтерских авторов: “Создается впечатление, что [они] не в краю угля и чугуна, а где‑то в глухих селах. [Их] лирика наполнена березами, акациями, запахом трав и цветочков, всюду трактаты, посвященные любимой матери, сестре, знакомой, смешанные со вздыханиями по утраченной жизни, которая никогда не вернется. Встречаются сексуальные мотивы”.

Тогда в Союзе порицалось подражание Сергею Есенину: вскоре после самоубийства поэта в декабре 1925‑го в стране началась мощная кампания против его эстетики. С подачи Кремля критики заклеймили ее как упадническую. “Поэтическая хворь взяла в свои руки молодняк Донбасса, многие утопают в лирических песнях, списанных у Есенина и Блока, где пахнет голубой весной и шепчущими березами”,- писал по этому поводу Беляев.

По воле обстоятельств самым преданным учеником Есенина стал именно уроженец восточноукраинской Старобельщины Яков Овчаренко, более известный как Иван Приблудный.

Он подростком сбежал из дома. Успел понюхать пороха в армии Котовского. А в 16 лет попал в московский интернат для одаренных детей.

Однажды Есенин услышал, как Приблудный читает свои стихи, явно ему подражая. Они познакомились, и украинец стал тенью знаменитого поэта: тот поселил парня у себя.

Приблудный таскался за Есениным по творческим вечерам и попойкам, а после приносил наставника в беспамятстве домой. В дни трезвости часто развлекал гостей, читая наизусть отрывки из Тараса Шевченко и позиционируя себя “гостем из Украины”.

Стихи Приблудного пользовались успехом, пока был жив Есенин. Помнили о нем и земляки - для них он был примером свалившейся на голову славы, пусть и недолгой.

“Гость из Украины” так и не смог отойти от своего учителя и сетовал сам на себя: “Кругом пожар, кругом война, / Окопы, танки, баррикады, / А у меня… холмы да хаты, / И всюду мир и тишина”. В 1937‑м поэта расстреляли после выбитых у него признаний в заговоре против советских руководителей.

Михаил Булгаков увековечит его в Мастере и Маргарите в образе мятущегося поэта Бездомного.

А в 1927 году в Новій генерації попал под раздачу последователь Есенина из городка Сталино (будущий Донецк) Иван Спектор. Досталось и Забою, так как он печатался в этом журнале и состоял в одноименном союзе пролетарских писателей.

Годом ранее поэт вместе с двумя товарищами поехал в села Мелитопольского округа. Компания выступала в сельских клубах, читая, кроме своих стихов, произведения Маяковского и Есенина, выдавая их за свои. Получали в среднем по 25 рублей за “концерт”. Это турне закончилось тем, что “поэт” Амалин отобрал у Спектора три рубля, а тот снял с обидчика штаны и сбежал. Хотя дело дошло до милиции, Спектор как‑то выкрутился. Устроился работать на шахту, а спустя три месяца вскрыл себе вены. Товарищи спасли поэта, а местные газеты продолжали печатать его стихи.

“Организация Забой влияла на Спектора похлопыванием по плечу. Это не исправляло его, а толкало талант в есенинскую пропасть,- изобличал Беляев и призывал:- Донбасс должен дать украинской литературе поэтов тяжелой индустрии! Айда помогать ему!”

 

За фасадом поэзии

арьковские поэты снимали флер второсортности с украинского языка. Его носители чувствовали себя увереннее и быстро усваивали новые литературные нормы.

Происходило это на фоне трагических коммунистических экспериментов: Донбасс одним из первых почувствовал их на себе.

В 1928 году на весь Союз прогремел процесс над старыми техническими специалистами из городка Шахты. Их обвинили в том, что они будто бы жили в ожидании возвращения прежних хозяев, а те где‑то за рубежом якобы готовились к реваншу.

Попавшим на скамью подсудимых в вину вменялось даже отличное состояние их шахт - таким образом они, мол, сохраняли порядок, чтобы порадовать бывших собственников.

По шахтинскому делу расстреляли 11 человек, еще 38 получили разные сроки в лагерях. А множеству специалистов региона пришлось пройти через ужас допросов и изоляторов.

Спустя два года началось еще более громкое дело придуманной чекистами промпартии. Ее члены якобы готовились к иностранной интервенции. Свободы лишились 65 технических специалистов Донбасса.

МНИМЫЙ ВРАГ: Советский плакат 1933 года сообщает о разгроме придуманной промпартии, которая якобы готовилась к иностранной интервенции. Судьи отправили в лагеря 65 технических специалистов Донбасса. Изображение: DR

Подробно освещаясь в прессе, эти суды подбивали активистов на предприятиях к постоянным разбирательствам в коллективах. Краевед Лидия Зеленская в книге о Краматорском машиностроительном заводе цитирует протоколы заседания местного комитета ЛКСМУ: “Когда вступавшая в комсомол Софья Прогорович пришла на заседание бюро в синем платье с беленьким воротничком (как потом оказалось, оно у нее было единственным), член бюро Иван Желдак поинтересовался: “Что это за мещанская девица?” Неприятие внешнего вида девушки у активиста вызвала такая роскошь, как белый воротничок”.

На комсомольца Виктора Порука поступила жалоба от его товарищей. Накануне вечером они видели Виктора возле клуба в костюме с галстуком, что считалось признаком буржуазности. Недоразумение пришлось разъяснять: Порук исполнял роль Ленина в постановке агитбригады и пришел в клуб уже соответственно одетым.

Эти разбирательства проходили в то же время, когда Михаль Семенко с товарищами призывал к воспеванию новой жизни.

А к ней на других фронтах активно приучали даже школьников. Вот воспоминания Тихона Зайцева, жителя села Шульгинка, что на полпути от Луганска до Старобельска. Там в 1929‑м, как и по всей стране, прошла коллективизация. “Помню, как ранней весной классный руководитель водил нас раскулачивать одну семью, в которой было много детей. Пришли мы всем классом, отогнали на колхозный двор скот и гусей. Потом раздели детей, почти все это поделили между собой. Учитель взял себе новые сапоги, женские платки, отрезы”.

КРОВАВАЯ ЖАТВА: Партийный работник Харьковского райкома консультирует товарища на предмет переаттестации всех коммунистов, которая стартовала 1 июня 1933-го. Перепроверялись происхождение членов партии, их возможные связи с зарубежьем и правильность политических взглядов. Фото: DR

 

Из Забоя в застенки

Во время партийной чистки арестовали Григория Баглюка, главреда Літературного Донбасу (так в 1931‑м переименовали Забой), и его заместителя Василия Гайворонского. Агент ОГПУ в редакции сообщал начальству: “На устраиваемых Баглюком литературных вечерах-пьянках [писатели] занимались рассказами контрреволюционных анекдотов, стихов и критикой политики партии”.

Их традиционно для тех лет обвинили в поддержке Льва Троцкого, главного политического конкурента Иосифа Сталина.

Для ареста Баглюка хватило бы одного лишь его Рассказа о подсудимом. Он вышел в 1931‑м под впечатлением о Шахтинском деле. Евсеев - главный герой - три месяца провел в изоляторе, после чего с него сняли обвинения. За что его арестовали, не говорится, но понятно по умолчанию. Баглюк описал чувства невинного человека, попавшего в тюрьму. А сокамерник, ученый-биолог, знакомясь с Евсеевым, оправдывается: “Не смотрите, что я так зарос. Это протест против власти”.

Вскоре подобные конструкции станут вообще немыслимыми для советских литераторов.

Обоих руководителей журнала отправили на поселение в Татарстан. Гайворонскому удалось сбежать и спрятаться где‑то на Кавказе. Во время немецкой оккупации он вернулся в Бахмут, а в конце войны через Западную Германию уехал в США. Он объяснял причину разгрома редакции так: “Избавившись от украинцев, горстка писателей-россиян - Беспощадный, Северов, Чебалин - захватили журнал в свои руки, назвав уже по‑русски: Литературный Донбасс”.

Баглюка расстреляли в 1937 году. А упомянутый Павел Беспощадный, он же Иванов, родом из‑под Смоленска, в предвоенные годы стал главным поэтом региона. Прежде всего за строки: “Донбасс никто не ставил на колени , и никому поставить не дано”.

 

Этот материал был опубликован в №18 журнала Новое Время от 17 мая 2018 года

Главное

События

Сегодня, 00:38

article_img
В Киеве прошла акция памяти Небесной сотни
Футбол

Вчера, 16:49

article_img
Получивший польское гражданство украинский футболист заявил, что соперник из чемпионата Польши назвал его "бандеровцем"
События

Вчера, 12:38

article_img
Нападения на культовые сооружения УПЦ МП координирует ФСБ РФ - Грицак

Выбор редакции

Страны

Вчера, 20:35

article_img
Ближе к звездам. Как будет выглядеть первый в мире космический отель за $790 тысяч в сутки
События

Вчера, 19:56

article_img
В Кропивницком директор облавтодора включил порно на заседании ОГА - видео
Гаджеты

Вчера, 15:00

article_img
Большой и гибкий. Все, что известно о грядущих смартфонах Samsung

ТОП 3

Компании/Рынки

17 февраля, 12:52

article_img
В Украине появится новый международный аэропорт - Омелян
16005
События

17 февраля, 21:01

article_img
Первое место Украины. Почему мы возглавили рейтинг стран с самой высокой смертностью из-за неправильного питания
14713
События

Вчера, 19:56

article_img
В Кропивницком директор облавтодора включил порно на заседании ОГА - видео
9494