Я умирала вместе с ним. Что такое созависимость и почему от нее страдают даже те, кто не пробовал наркотики

17 февраля, 21:45
1412
Цей матеріал також доступний українською
Я умирала вместе с ним. Что такое созависимость и почему от нее страдают даже те, кто не пробовал наркотики - фото

Unsplash

Нар-Анон - это сообщество, куда приходят близкие и родственники наркозависимых

Наравне с сообществами для анонимных наркоманов и алкоголиков функционируют отдельные группы - для родственников зависимых людей. Кто и зачем туда ходит?

Когда один из членов семьи становится зависимым от алкоголя или наркотиков - страдают все. Родственники зависимого человека пытаются решить проблему своими силами: уговорами, просьбами, принуждением к лечению или манипулированием. Когда ничего из этого списка не приносит плоды - опускаются руки.

Многие знают о существовании таких сообществ как Анонимные Алкоголики или Анонимные Наркоманы и стараются всеми мыслимыми и немыслимыми способами отправить туда того, кто страдает от зависимости. Однако сами, как правило, не считают, что им тоже может понадобиться сторонняя помощь.

В Украине уже несколько лет успешно функционируют бесплатные группы Ал-Анон и Нар-Анон, куда ходят мамы и папы, жены и мужья, сестры и братья зависимых людей.

Эти сообщества работают по тому же принципу, что и Анонимные Алкоголики: здесь тоже идут по программе 12-ти шагов, первый из которых - осознание своего бессилия перед проблемой. Каждый ходит туда так долго, как посчитает нужным - пока не достигнет результата.

В основе философии - принятие того, что над людьми существует некая высшая сила, которой нужно довериться и перепоручить свою волю. Каждый может трактовать понятие “высшая сила” по-своему: бог, энергия, космос или что-нибудь еще. Именно поэтому такие сообщества нельзя отнести к религиозным.

НВ пообщалось с киевлянкой, которая рассказала свою историю жизни: как начала встречаться с наркозависимым, почему не сумела вылечить его собственными силами и чем помог ей Нар-Анон.

Сохраняя главный принцип сообщества - анонимность - мы меняем имя героини на выдуманное.

Ирина, 35 лет:

Многие считают, что алкоголизм и наркомания - проблемы “неблагоприятных” семей. То есть, если пьют и употребляют родители, то потом и дети тоже становятся алкоголиками и наркоманами. И что люди из таких семей часто находят себе алко- или наркозависимых партнеров.

Отчасти это так -  но не всегда.

Я выросла в благополучной и полной семье - с мамой и папой. Правда, в 13 лет умерла мама, через десять лет умер мой отец. Но мои родители не пили, не били друг друга, в нашей семье не было насилия.

Если покопаться  в этом сейчас, можно понять, почему я встретила наркомана. В семье было много перфекционизма, требовательности. И, отчасти, после смерти мамы мне не хватало любви, возможно, какой-то авторитетности.

Созависимость - это проблема, которую многие обычно отрицают и не хотят принимать.
Созависимость - это проблема, которую многие обычно отрицают и не хотят принимать. / Фото: Unsplash

В 11 классе я познакомилась с парнем — с ним у меня были первые серьезные отношения, любовь. Вдруг я стала замечать, что он какой-то “не такой”. Но до того никогда не сталкивалась с наркоманами, поэтому не понимала, что происходит, не особо разбиралась, что можно употреблять и в чем это проявляется.

Мы пробыли вместе три года: он пропадал, потом появлялся, иногда приходил в неадекватном состоянии. Когда я спросила, что он употребляет, он ответил: курит траву. На самом же деле, как оказалось, около пяти лет на тот момент он уже был в жесткой системе, употреблял опиум инъекционно.

Сейчас, когда я прихожу на группы для родственников наркозависимых людей, я вижу себя. Отчасти и я тоже сама себя очень долго обманывала, не хотела признавать, что он употребляет.

После этого где-то два-три года я вела борьбу с непобедимым врагом под названием наркомания. Отец у моего возлюбленного был очень влиятельным и богатым человеком, он пытался лечить сына всеми возможными методами. А я - вместе с ним. Мы его искали, доставали, лечили - ничего не помогало.

Здоровая личность просто оставила бы такого человека и строила свою собственную жизнь

На тот момент мой отец еще был жив. Он был в шоке от того, что происходит, пытался отправить меня в другой город, чтобы разлучить нас. Но я не могла себе позволить бросить человека в беде. Это и есть созависимость - понятие, которым мы пользуемся на нашей программе. Здоровая личность, не пребывающая в созависимости, просто оставила бы такого человека и строила свою собственную жизнь. Я же умирала вместе с ним.

Когда вспоминала, на что я шла ради него, меня охватывает ужас. Например, однажды мы поехали на море - я вытащила его, чтобы оздоровить как мне казалось. Он сел за руль в нетрезвом состоянии, мы вылетели в кювет, разбили машину. Но, слава богу, остались живы.

Я живу в одном из спальных районов Киева, здесь в округе меня тогда знали все наркоманы. Потому что когда я искала его, то наводила шорох на весь район.

Все закончилось тем, что он умер. У него был ВИЧ, который позже превратился в СПИД, гепатит. Я очень переживала, что получила все это от него, но меня минула эта участь. Его сестра тоже умерла за полгода до него от заболевания, связанного с употреблением наркотиков.

Я не очень понимала, где искать помощи, но хотела найти какое-то сообщество для ВИЧ-позитивных зависимых людей в Киеве. Не нашла. Зато наткнулась на один российский форум, где разобщалась с людьми, задавала им вопросы они рассказывали мне о своей жизни. Через них узнала о существовании сообщества анонимных наркоманов, затем нашла школу для родственников зависимых людей в Киеве. Тогда еще не было отдельного сообщества родственников наркоманов - только совместные для близких алко- и наркозависимых, Ал-Анон.

В Нар-Аноне используют ту же программу 12-ти шагов, что и в сообществе Анонимных Алкоголиков.
В Нар-Аноне используют ту же программу 12-ти шагов, что и в сообществе Анонимных Алкоголиков. / Фото: Unsplash

Я долго опиралась тому, чтобы пойти на встречу в такое сообщество. Ведь тогда у меня рядом уже не было наркомана, соответственно, я считала, что и проблем больше нет. Оставалась только боль.

Мне было страшно и стыдно прийти и сказать: я, девочка из хорошей семьи, ввязалась в такую историю. Я клялась сама себе, что больше никогда в жизни не встряну в такое. Но позже встретила мужчину, у которого в прошлом тоже был опыт употребления наркотиков. Мы познакомились, когда он пребывал в трезвости. Вышла за него замуж - мы уже 11 лет живем вместе.

Не прошло и двух лет, как мы поженились, и он сорвался. Для меня это было потерей всех моих надежд и иллюзий.

Только после этого я попала в группу Ал-Анона. Но поначалу ничего толком не поняла: какие-то люди сидят, рассказывают свои истории, читают про какие-то 12 шагов. Я вообще не понимала, какое отношение это все имеет к моей проблеме. У меня дома был употребляющий человек и я не знала, как его остановить.

Все дело вот в чем: эти годы, до того, как оказаться на программе, я искала универсальную таблетку. Думала, что наркоманию можно вылечить манипуляциями, угрозами типа выгнать человека из дома, или просьбами, или, родив наркоману ребенка, или устроив наркомана на хорошую работу….

Мне было страшно и стыдно прийти и сказать: я, девочка из хорошей семьи, ввязалась в такую историю

Перепробовала все методы. Но программа научила меня тому, что для начала нужно принять свое бессилие перед проблемой. Осознать, что мы как родственники не можем побороть чужой недуг самостоятельно. Так и выглядит первый шаг нашей 12-ступенчатой программы. Тогда наконец поняла: я имею дело с чем-то таким, что мне не подвластно.

Помню, однажды спросила, сколько мне нужно проходить на эти группы, чтобы в семье наконец что-то начало меняться. А мне ответили, мол, ну, есть у нас одна женщина, мать наркоманов, так она 9 лет ходила, прежде чем в семье начали выздоравливать. Я опешила: подождите, думаю, это что, мне сюда нужно тоже 9 лет ходить?

Но вот, я хожу в Нар-анон уже 10 лет. Осталась в программе потому что мой муж срывался не один раз. Подкупило, что меня не заставляли верить ни в какого бога. На первых этапах мне нужно было одно: поверить, что бог - это не я. И когда начала выздоравливать я, начал выздоравливать и мой муж.

На людей, которые находятся в зависимости, не действуют шантаж, уговоры или слезы.
На людей, которые находятся в зависимости, не действуют шантаж, уговоры или слезы. / Фото: Unsplash

Сейчас отдельно работают как Ал-Анон так и Нар-Анон - два разных сообщества для родственников алкоголиков и наркоманов отдельно. Это всемирные сообщества, у которого есть свой утвержденный список литературы, утвержденная программа из 12-ти шагов, четкие принципы и структура.

Важно понять: поступки зависимых и созависимых людей примерно одинаковые. Такие люди становятся неуправляемы и действуют с отсутствием здравого смысла. И часто наступают на одни и те же грабли несколько раз. Не наступив на них снова можно только одним способом: меняя себя.

Узнать, где собираются ближайшие к вам группы Нар-Анона можно здесь. Для тех, кто по разным причинам не может посещать встречи физически, работают скайп-группы.

Журнал НВ (№10)

Момент истины

Шесть главных претендентов на президентское кресло ответили НВ на семь вопросов — политических, мировоззренческих и личных

Читать журнал онлайн