Коммунизм уходит, а советские мифы — нет. Как искажение событий Второй мировой в СССР продолжает влиять на современную Украину

9 мая 2020, 07:52

Сергей Громенко, кандидат исторических наук, в интервью НВ рассказал об исторических мифах Второй мировой войны, их угрозе для современной Украины и возможности от них избавиться.

Около 40% украинцев полагают, что в мае стоит отмечать и День памяти и примирения 8 мая, и День победы над нацизмом — 9 мая. Такие данные социологического исследования на этой неделе обнародовал Фонд Демократические инициативы имени Илька Кучерива.

Видео дня

Тяготение к 9 мая социологи и историки объясняют силой привычки, приобретенной во времена Советского Союза, а также историческими мифами о Второй мировой войне.

Радио НВ побеседовало об этом с историком Сергеем Громенко.

— Назовите основную тройку мифов о Второй мировой войне, которые продолжают существенно влиять на общественное сознание в Украине даже сейчас.

— На первом месте миф о том, что вообще существует некая Великая отечественная война. Для Советского Союза было чрезвычайно важно не представлять себя как агрессора. Правду не скроешь, в период с 1939-го по середину 1941 года и во вторую половину 1945 года поведение Советского Союза приравнивалось к действиям типичного агрессора: он совместно с нацистской Германией начал войну в Европе с нападения на Польшу, затем на Финляндию, на Балтику и, наконец, на Румынию; а во второй половине 1945 года — на Японию.

И чтобы каким-то образом избежать этого неудобства, пришлось вычеркнуть первые два года войны и последнее полугодие, а из того, что осталось, сделать такой идеологический конструкт — эдакая Великая отечественная война советского народа. Российские власти следуют этой совковой модели поведения, они называют себя поборниками мира, восстановителями справедливости.

На второе место в украинском рейтинге я бы поставил миф о том, что только советская армия вела священную войну против нацистской Германии, а все, кто был не с Красной армией — все предатели, коллаборационисты, уклонисты и вообще просто нехорошие люди. Этот миф опасен для Украины по тем же причинам идеологической манипуляции сегодня, потому что он представляет украинское национально-освободительное движение в качестве нацистских коллаборационистов и врагов свободного мира. Есть рыцари в сияющих доспехах, Красная советская армия, осуществляющая свою так называемую священную борьбу. А все, кто не с ней, — на черной стороне.

Из-за этого украинцев обвиняют в том, что в 2014 году произошел нацистский переворот, якобы фашистская хунта захватила власть. Эта «фашистская хунта издевалась над жителями Крыма и Донбасса». Этим мифом Московия прикрывает свою агрессию на Донбассе.

И на третьем месте по опасности для Украины располагается миф о том, что все крымские татары — дезертиры, коллаборационисты, а их депортация была справедливым возмездием. О крымских татарах в Московии до сих пор продолжают так говорить. Для Украины, к сожалению, «метастазы» опасны тем, что позволяют подпитывать славянско-тюркское противостояние, которое способствует только расколу украинской политики относительно Крыма.

— Почему до сих пор живы советские мифы о Второй мировой в Украине и кто их подпитывает больше всего?

 — Это политики, коммунисты все равно продолжают цепляться за эти устаревшие советские нарративы, это их стержень. Не будет этого стержня советской мифологии, то и никакого коммунизма в Украине не будет. Вторая категория политиков — это пророссийские политики. Таким образом Россия постоянно напоминает, что она страна-победитель, якобы победа — это святое дело и никто не может на нее посягать, кроме каких-то прихвостней сатаны. Стало быть, пророссийские силы в Украине так же ориентируются на все эти нарративы.

Не будет большим удивлением указать на так называемую Оппозиционную платформу, которая заявила, что, несмотря на карантин все равно будет проводить парад на 9 мая. Если коммунизм естественным образом канет в Лету, то промосковитские силы остаются, и пока Россия будет со своей стороны подпитывать эти мифы, их будут транслировать и вражеские пророссийские силы. В Слуге народа так же есть некая группировка депутатов, периодически транслирующих те же российские, советско-коммуняцкие мифы, причем абсолютно не подвергают их критике.

— Вы утверждали, что исторические мифы являются таким же оружием, как и пули в обычной войне. И если у украинцев не будет собственного оружия, то они пострадают от этого. То есть нам нужно формировать новые, но уже украинские мифы о Второй мировой войне? Тогда в чем мы отличаемся от Советского Союза?

 — Мы не должны в Украине сочинять собственные мифы для борьбы с российскими мифами. Мы в Украине должны формировать украинские нарративы для борьбы против московитских нарративов. И здесь речь не идет об искажении исторической правды, речь не идет об искажении фактов. Наша борьба должна быть именно на уровне интерпретации.

Если россияне говорят, что, мол, бандеровцы — это все коллаборационисты, враги советской власти, то мы говорим так: они враги советской власти, потому что это факт, но они не коллаборационисты, потому что борьба за свободную Украину отнюдь не означает автоматически, что мыдолжны выступать на одной стороне с немцами.

Да, были факты сотрудничества с немцами, но были и бои с немцами, и это следовало бы вписывать в более широкий контекст, потому что у безгосударственных народов Восточной Европы наблюдалась именно подобная ситуация. Если украинский политикум, украинские элиты не будут бороться за свои украинские нарративы, то рано или поздно нам будут навязаны силой чужие нарративы.

— А что может нас как нацию обезопасить от того, чтобы мы «не свалились» в современные украинские мифы о том, что, например, Шарль де Голль хотел иметь такую армию, как УПА, или Че Гевара восхищался стойкостью украинских повстанцев?

 — Просвещение. Проблема с этими мифами, почему они вообще появляются, в том, что украинским ультрапатриотам кажется, что Украинское государство недостаточно ведет борьбу с российскими нарративами, с российскими мифами. Вот государству как раз и надо все делать, переформатировать Музей Великой отечественной в Музей Второй мировой. Если бы это сделали в 1991 году, мы жили бы в другой стране.

Украинское государство должно на государственном, на национальном уровне бороться с этими нарративами, поддерживать книгоиздание, организовывать выставки, продюсировать фильмы. Один фильм Хайтарма сделал больше для развенчания мифов о крымских татарах, чем все статьи, написанные учеными, включая и меня, вместе взятые за все последние годы.

— В определенной форме воплощения исторических мифов о Второй мировой можно увидеть и в некоторых памятниках и монументах. Порой ходят слухи даже о сносе скульптуры Родины Матери в Киеве. Что делать с памятниками, связанными со Второй мировой?

 — Памятник памятнику — рознь. Существуют стандартные памятники погибшим воинам, и если они находятся в определенных отведенных для этого местах, на кладбищах или очень условно на местах крупных сражений, то там все ок. Есть, правда, единичные памятники, вызывающие споры. В каждом конкретном случае надо разбираться, что с ними делать и как.

Что касается Родины Матери, Украина же свободная страна? У нас есть разные мнения. В том числе и слышать голос тех, кто говорит о том, что это «чучело» надо снести. Я от такой радикальной мысли совершенно не в восторге. Единственное, что связывает этот монумент с Советским Союзом, это герб на щите. Демонтаж герба со щита Родины Матери превратит всю скульптуру из коммунистической просто в скульптуру.

Гораздо сложнее ситуация, скажем, с памятником Ватутину. Там еще и могила, и сейчас подписана, наконец, петиция о переносе этого памятника. Споры о том, как относиться к нему, не должны омрачать того факта, что именно в центре украинской столицы расположена могила. А, собственно, почему? Это ж не могила какого-то видного украинского военного или политического деятеля. Место могиле Ватутину — на военном кладбище. И возможно, вполне очевидно перенести этот памятник туда, на могилу. На мой взгляд, это наименьшее зло из всех возможных.

К примеру, в Таллинне, в Эстонии, был монумент советским солдатам, его снесли, его перенесли, хоть и со скандалами, на военное кладбище. Если ничего не делать, то рано или поздно радикалы украинские снесут и демонтируют каким-то варварским способом. Это вызовет дополнительный разлад в украинском обществе.

— Борьба с мифами о Второй мировой — это же все-таки борьба без конца и края, или у нас может быть некая грань во времени?

 — Определенно еще около лет 25−30, по крайней мере, до столетия окончания Второй мировой войны, будут существовать мифы, и они будут активно влиять на политические расклады. Если Россия прекратит вести свою политику глорификации, политику «победобесия», то, возможно, нас попустит раньше.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Сегодня в Украине с Андреем Смирновым

Дайджест новостей от ответственного редактора журнала НВ

Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Показать ещё новости
Радіо НВ
X