За Крым — по $500 млрд за год. О плате агрессора за временную оккупацию полуострова и судьбе защитников Азовстали — интервью с Геращенко

23 июня, 09:02
Эксклюзив НВ
По словам советника главы МВД Украины Антона Геращенко, оккупанты покинут территорию Украины как силой оружия, так и силой экономических и дипломатических санкций (Фото:Виктор Ковальчук / УНИАН)

По словам советника главы МВД Украины Антона Геращенко, оккупанты покинут территорию Украины как силой оружия, так и силой экономических и дипломатических санкций (Фото:Виктор Ковальчук / УНИАН)

Антон Геращенко, советник министра внутренних дел Украины, — о дальнейшем ходе войны, украинском гражданстве Александра Невзорова и стремлении агрессора превратить депортированных маленьких украинцев в янычар

За неполные четыре месяца полномасштабной войны против Украины Россия не смогла добиться существенных успехов, несмотря на ожесточенные бои на Донбассе и юге, а также регулярные ракетные обстрелы украинской территории. При этом РФ продолжает насильственную депортацию граждан Украины с оккупированных территорий и не исключает их аннексию.

Видео дня

О том, как Украина будет реагировать на то, если Кремль начнет аннексировать захваченные после 24 февраля украинские территории, есть ли возможность ликвидировать глав так называемых «ЛДНР» и почему Киев не сможет вернуть Крым военным путем, в интервью НВ рассказал Антон Геращенко, советник министра внутренних дел Украины.

— Известно ли вам, какова судьба украинских защитников Азовстали? Где они находятся и в каких условиях? Когда и при каких условиях они могут вернуться в Украину?

— Они находятся в плену. Условия, как я понимаю, не могут быть удовлетворительными, поскольку такое количество пленных не может содержаться нормально, так как на временно оккупированных территориях для этого просто физически нет условий.

Далее, в соответствии с Женевскими конвенциями, страна, обеспечивающая содержание пленных, обязана соблюдать все необходимое для того, чтобы они получали медобслуживание, нормально питались и чтобы к ним хорошо относились. Так же, как мы относимся к российским военнопленным.

Кстати, украинская сторона регулярно давала возможность российским военнопленным позвонить своим родителям. Поэтому было бы правильно, если бы сейчас во исполнение Женевских конвенций была обеспечена телефонная связь пленных россиян с их родственниками в РФ, а также между военнопленными украинцами с их родными в Украине. Да, эти звонки были бы контролируемы, они бы записывались, но тогда родные могли бы четко знать, что с их близкими все хорошо. На сегодняшний день ни российские, ни украинские военнопленные не могут связываться со своими родными. И эту проблему можно было бы решить путем переговоров.

Что касается возвращения защитников Азовстали. Естественно, Украина будет добиваться возвращения каждого своего гражданина. Но очевидно, что это возвращение не будет быстрым, потому что сейчас количество пленных россиян меньше, чем количество пленных украинцев. А российская сторона пока обменивает пленных по формуле 1 на 1. Соответственно, надо иметь равное арифметическое количество военнопленных или же нужны какие-то другие методы.

— Ведется ли какая-то работа с гражданами, пережившими оккупацию? Проверяется ли их причастность к сотрудничеству с оккупантами?

— В этом направлении активно работает украинская контрразведка. Если есть факты, которые говорят о сотрудничестве с оккупантами или же засылки шпионов с оккупированных территорий, то, конечно, по таким случаям принимаются решения, чтобы таких людей выявлять и привлекать к ответственности.

— По вашим данным, насколько сильно партизанское движение на временно оккупированных территориях Украины? Имеет ли это существенное влияние?

— А в чем измерять силу партизанского движения? Ну, вот, например, на [временно оккупированной] территории Херсонской области подорвали автомобиль начальника колонии, который перешел на сторону россиян. Это плохо или хорошо? Я считаю, что это хорошо.

Тогда сколько нужно подрывать автомобилей оккупантов в день, в неделю или в месяц? Измерение этой работы не может быть планомерным. Взорвать, например, десять машин или убить 20 оккупантов и т. д. Это филигранная работа, и жизни тех людей, которые этим занимаются, каждую секунду угрожает смерть или пытки.

Но такая работа ведется, и, я считаю, что ведется неплохо. Для этого были созданы силы специальных операций и принят закон о национальном сопротивлении, в соответствии с которым, это задача государства стимулировать сопротивление любой ценой российским ублюдкам. Так что такая работа будет только усиливаться, потому что среди украинских военных и сотрудников спецслужб мотивация сумасшедшая.

— А какова доля коллаборантов на оккупированных территориях? Это действительно люди, которые бесспорно верят россиянам?

— Если это учителя, врачи, сотрудники пожарных служб, которым надо реагировать на то, чтобы удовлетворять потребности граждан, то это одна ситуация. Например, пожарному или спасателю разве не выезжать на тушение пожара, где в опасности жизнь украинца?

Но если это сотрудники правоохранительных органов, судьи, прокуроры, военнослужащие, которые приносили присягу на верность Украине, и если они ей изменят, то, однозначно, эти люди подлежат уголовной и всем другим видам ответственности.

Второй вопрос относительно предпринимателей, оставшихся на оккупированных территориях. Например, по Крыму в 2014 году был принят специальный закон, который разрешал крымским предпринимателям платить налоги на оккупированном полуострове, чтобы впоследствии на территории Украины это не считалось преступлением. Поэтому необходимо на государственном уровне принять решение, которое разъясняло бы, как быть оставшимся на оккупированных территориях предпринимателям, для которых необходимо ввести правовую норму регулирования.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Сегодня в Украине с Андреем Смирновым

Дайджест новостей от ответственного редактора журнала НВ

Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Показать ещё новости
Радіо НВ
X