Построить себя. Как неслышащий архитектор разрушает стереотипы и проектирует станции метро

13 декабря 2018, 20:50
1114
Спецпроект
Цей матеріал також доступний українською

Алексей Нашивочников: В детстве я, как и каждый мальчик, мечтал стать космонавтом или пожарным

Фото: Наталия Ермолович via Facebook

Архитектор Алексей Нашивочников рассказывает о том, как в станциях киевского метрополитена он воплотил воспитание мамы, отцовские гены, детский конструктор и оперный театр.

В рамках проекта Коли тиша заговорила общественной организации Відчуй мы рассказываем истории неслышащих людей, которым удалось реализоваться и добиться успеха в разных сферах.

Блокнот движется по столу, как мячик в пинг-понге: от меня к собеседнику и обратно. Лист за листом заполняется словами. За два часа двадцать страниц круглых маленьких буковок. У Алексея Нашивочникова аккуратный почерк. Точнее, Алексей старается писать разборчиво и понятно. Видно, как он сначала мысленно формулирует фразу. Тогда он отрывает ручку от бумаги, поднимает голову и несколько секунд смотрит куда-то поверх меня, иногда кивает головой, соглашаясь со "звучанием" предложения, которое совсем скоро появится на бумаге. Иногда морщится и как будто смахивает рукой со стола не понравившуюся фразу.

Алексей Нашивочников - художник и архитектор. Он проектирует станции метрополитена. "Теремки", например, - это то, как он чувствует Киев, древний и современный. Хотя он его и не слышит. Алексей Нашивочников потерял слух в раннем детстве. Когда мы договаривались о встрече, он сразу предупредил: "Я общаюсь жестами или переписываюсь на бумаге". Я ответила: "Блокнот и ручка со мной".

Такой способ общения требует предельной ясности: вопрос должен быть задан четко и без лишних слов. Ответ тоже будет конкретным, без лирических отступлений, иначе очень скоро устанешь писать. Это не тот случай, когда язык опережает мысли. Сначала такое общение кажется безэмоциональным, но потом начинаешь "читать" не только буквы, но и выражение лица собеседника, движения рук, и в какой-то момент чувствуешь себя Гарри Поттером, получившим газету с живыми картинками. Забываешь, что находишься в обычном кафе, следишь за каждым новым словом на бумаге, погружаясь в историю, которая буквально пишется на глазах. Историю о том, как мама верила в сына и в то, что он станет кем захочет, даже если все вокруг опустят руки.   

 

Я родился в семье слышащих. В младенчестве заболел пневмонией и после уколов антибиотиков почти полностью потерял слух. Можно сказать, что не слышу от рождения. Для родителей это был страшный удар. Понимание, что делать с моей глухотой, появилось не сразу. Не знаю, как бы все сложилось, если бы не случай. Маме попался номер газеты "Труд", который ей принес наш сосед сверху. Мы жили тогда в хрущевке на Нивках. В газете была большая статья про неслышащих детей, методику занятий с ними, про учебно-воспитательный центр в Москве. Найти информацию - это счастье.

Фото: Олексий Нашивочников via Facebook

Несколько раз мама возила меня в Москву. В итоге решила заниматься со мной сама, бросила работу (она была экономистом), семья ее поддержала. Благодаря этому я получил мощную базу знаний и уже подготовленным пошел в школу для слабослышащих детей, сразу в третий класс. Мне было восемь лет. Этим моя история отличается от историй других неслышащих детей у слышащих родителей. Материнская любовь и ее вера в то, что однажды маленький человек войдет в общество на равных со всеми, дала мне огромную фору в жизни. К сожалению, это редкость в других семьях.

Мама отчаянно верила в меня. Даже когда отец, дедушки и бабушки смирились с незавидной для меня перспективой быть токарем на станкозаводе, где работал дедушка. В то время у большинства неслышащих был мизерный выбор профессий. С этим порядком вещей моя мать никогда не соглашалась. Может быть поэтому, когда моя дочь Алина в два года частично потеряла слух, я воспринял это спокойно. Нашей девочке повезло, что она родилась в нашей семье. Бабушки помогли с покупкой слуховых аппаратов, они развивали ее слух и речь, а мы - неслышащие родители - ее способности. Я верю, что она станет успешнее нас.

Ни в детстве, ни сейчас я не замечал и не замечаю свою глухоту, и не комплексую по этому поводу. Был только один момент, - когда умер мой отец, я замкнулся. Но потом все прошло. Главное верить в себя и уважать себя - так меня воспитала мама.

Однажды в детстве меня побили дворовые мальчишки. Я обиженный сидел под дверью квартиры и плакал, там меня и застала мама. До сих пор помню ее слова: "В мире много плохих людей, но не надо их бояться, надо бороться за себя". Я взял это за правило. В детстве одиночества не ощущал или не замечал это чувство. Мог целый день играть с дворовыми ребятами, а мог сидеть дома - рисовать или зачитываться книгами.

В те времена, когда я учился в киевской школе для слабослышащих №9, существовала мощная система образования, созданная для детей с проблемами слуха. Тогда не поощряли - и даже запрещали - в большинстве школ ведение уроков на жестовом языке, но компенсировали это сроком обучения. Например, мы учились 12 лет и за это время получали среднее образование 8-летней школы. За счет этого лучше осваивали материал.

Сейчас ситуация в наших школах сложная. С одной стороны, школьники с проблемами слуха получают образование наравне со слышащими, если говорить о сроках обучения. А с другой стороны, почти все учителя не владеют или очень плохо знают жестовый язык. Контакт между слышащим преподавателем и неслышащим учеником теряется, а учебный материал не усваивается. Ну, например, что будет, если учитель по математике из Ирпеня станет объяснять правила сложения маленьким детям в японском селе на ломаном английском? Мне кажется, очень важно, чтобы преподаватели были носителями жестового языка. Изо всех школьных учителей я чаще всего вспоминаю учительницу по географии, Аллу Михайловну Власенко, которая в совершенстве владела жестовым языком (сама она слышащая, но родилась в семье неслышащих родителей). К ней тянулись все классы.  

Фото предоставлено Алексеем Нашивочниковым  

В детстве я, как и каждый мальчик, мечтал стать космонавтом или пожарным. Тогда я не думал, что мне может что-то помешать в воплощении моей мечты, не чувствовал ограничений. Мир был открыт. Позже, в школе, уже понимал, что для некоторых профессий слух обязателен. Но с реальностью я столкнулся, когда решил поступать в Национальную академию изобразительного искусства и архитектуры на факультет архитектуры. Собирал документы, и нужно было получить медсправку. Участковый терапевт отказалась мне ее выдать, сказав, что глухому противопоказано работать архитектором. Пришлось поскандалить. Я тогда потребовал список профессий, где можно увидеть противопоказания по нозологиям. Ни терапевт, ни главный врач поликлиники таких противопоказаний для меня не нашли.

Я рисую с трех лет. Родители, бабушки-дедушки баловали меня красками, карандашами, бумагой, водили в художественную студию. Но архитектором осознал себя уже в зрелом возрасте. Даже успел отучиться в Киевском техникуме легкой промышленности по специальности механик швейного оборудования. А потом вдруг вспомнил, как в детстве любил возиться с конструктором, строил города-замки из разных предметов, которые "расползались" по всей комнате. Я ощущал себя квартирным градостроителем. На меня большое впечатление производили чертежи папы, который был авиаконструктором. Я восторгался их четкими линиями. А потом мама повела меня в оперный театр, меня - неслышащего ребенка. Так она приучала меня к красоте. Помню, как стоял, разинув рот, и осматривал шикарный интерьер театра. И вдруг все это, заложенное в детстве, проявилось. Мне стало ясно, чего я хочу, что архитектура - это мое.   

В академии я учился в архитектурной мастерской Ларисы Скорик. Она-то и порекомендовала меня Тамаре Целиковской, начальнице архитектурно-планировочного отдела Укрметротунельпроекта. Они тогда как раз проектировали станцию "Сырец" и им не хватало специалистов. Меня взяли ведущим архитектором. Потом были проекты "Бориспольской", "Вырлицы", "Демеевской", "Голосеевской", "Выставочного центра", "Теремков", реконструкция станции "Святошин" в 2018-м.  

Я люблю выходить в город со станции метро "Золотые ворота", потом идти по Ярославовому Валу в наш офис. Просто кайфую от этой дороги. Здесь все так переплелось - древний Киев и модерн начала XX века. "Золотые ворота" - моя любимая станция, потому что в нее архитекторы привнесли дух Киевской Руси. Этот же дух я потом попытался передать в станции "Теремки", которую проектировал. Из "моих" станций эта любимая. Само ее название подсказало мотивы: в теремах киевских князей своды были белыми с позолотой и мозаикой, поэтому и потолки станции сводчатые с мозаикой.

Архитектор всегда в поисках и экспериментах. Но некоторые идеи так остаются идеями. Например, был замысел придать форму гигантской ящерицы наземной станции "Генерала Ватутина" на мосту, по которому сейчас ходит скоростной трамвай на Троещину. Мне не дали его доработать. Но я не жалею о нереализованных проектах. Глупо на это отвлекаться. Жизнь продолжается и подкидывает нам много идей.

Фото предоставлено Алексеем Нашивочниковым  

Возможно, раньше я и не смог бы стать тем, кем стал. Когда не было интернета, мобильных телефонов, смартфонов, остро чувствовалась изоляция от мира слышащих. Контактов с этим миром было мало. Мостами были только переводчики жестового языка или родственники, знавшие жестовый язык. Сейчас мне ничто не мешает работать со слышащими людьми.

Конечно, старые стереотипы еще остаются. Отчасти потому, что у слышащих недостаточно информации про культуру и психологию неслышащих. Плюс пассивность самих неслышащих в налаживании коммуникаций. Многие неслышащие, однажды столкнувшись с неприязнью или пренебрежительным отношением слышащих, настраивают себя и других против мира слышащих. Поверьте, мы такие экстремалы поневоле. Но постепенно эти барьеры рушатся.

Відчуй - общественная организация, которая с 2011 года системно занимается помощью и социальной адаптацией людей с нарушениями слуха. За семь лет деятельности организация реализовала более 15 всеукраинских проектов, в частности - Коли тиша заговорила, посвященный теме глухоты, глухих людей и всех, кто теряет слух, а это по статистике каждый 10 украинец. Инициатива призвана обратить внимание на вопрос социальной адаптации неслышащих людей и привлечь украинцев к проверке слуха. 

Автор: Елена Струк

Обратите внимание

4 января, 09:45
Лонгриды
thumb img
Спецпроект
20 декабря 2018, 15:13
Лонгриды
thumb img
Спецпроект

Главное

События

Вчера, 19:16

article_img
В 2018 году у украинских коррупционеров изъяли в 35 раз меньше средств, чем планировали
Бокс

Вчера, 22:52

article_img
Британский боксер заявил о возобновлении карьеры Кличко
События

Вчера, 17:49

article_img
Полиция открыла уголовное дело по факту стрельбы на пресс-конференции в Херсоне

Выбор редакции

Гаджеты

Вчера, 14:53

article_img
Пошалили и хватит. Как Microsoft решил тихонько похоронить проект Cortana
Страны

Сегодня, 11:03

article_img
Суррогатное материнство. Почему британцы уезжают за ребенком за границу, в том числе в Украину
Искусство

Сегодня, 10:54

article_img
Главные кинопремьеры недели. Стекло, Мария - королева Шотландии, Пышка, Дрис Ван Нотен

ТОП 3

События

Вчера, 09:01

article_img
От отелей до заводов: у Коломойского обнаружилась бизнес-империя в США
26605
События

17 января, 23:09

article_img
Зеленский зарабатывает в России на трех кинокомпаниях - Схемы
10603
События

Вчера, 11:19

article_img
Зеленский о расследовании Схем: Мы торгуем со всеми странами СНГ, но работаем только в Украине
8559