Враг, упавший с неба. История трех жителей Чернигова, жизни которых изменил один российский летчик-убийца и его Су-34

20 мая, 19:37
Эксклюзив НВ
Юлия Гребнева стоит у руин своего дома и обломков вражеского самолета, которые до сих пор остаются во дворе (Фото:Кристина Бердинских / НВ)

Юлия Гребнева стоит у руин своего дома и обломков вражеского самолета, которые до сих пор остаются во дворе (Фото:Кристина Бердинских / НВ)

В Украине ждет суда профессиональный вражеский пилот-ас Александр Красноярцев, который летел бомбить Чернигов, но был сбит и сдался в плен обычному местному строителю из терробороны.

В начале марта украинский Youtube и СМИ всколыхнуло видео с захваченным в плен упитанным российским военным летчиком в синей форме и с перемотанной тряпкой щекой. Он каким-то плаксивым голосом объяснял при допросе, кто он и что делал в небе Украины.

Видео дня

К тому времени россияне приступили к практике жестоких авиаударов по жилым кварталам украинских городов. И этот летчик — Александр Красноярцев, стал первым настоящим «путинским асом», которого удалось взять в плен. Поэтому внимания его испуганной персоне украинцы уделили достаточно. Тем более что схватили россиянина в сильно пострадавшем от вражеских бомбардировок и обстрелов Чернигове.

Но потом Красноярцев исчез из информпространства.

НВ съездил в Чернигов, где узнал историю захвата этого пилота обычными жителями города, которым он в прямом смысле упал на голову.

Российский пилот Александр Красноярцев во время задержания (Фото: DR)
Российский пилот Александр Красноярцев во время задержания / Фото: DR

Самолет

Утром 5 марта Юлия Гребнева, депутат Черниговского облсовета и организатор социального проекта Бесплатный магазин, спустилась в подвал своего двухэтажного дома вместе с тремя сыновьями, чтобы навести там порядок. Чернигов на тот момент ежедневно страдал от обстрелов российской армии, которая била по городу и из Градов, и с самолетов. Поэтому Гребнева каждую ночь находилась с детьми — 6, 10 и 17 лет — в подвале, а муж оставался спать в доме на первом этаже.

Еще утром женщина решила сменить простыни и убрать во временной спальне. И вдруг услышала страшные звуки. «Я поняла, что это падает мой дом», — рассказывает она НВ, стоя у руин.

В подвале все начало гореть, прорвала труба с водой. Гребенева лежала на детях и боялась даже пошевелиться. Потом она услышала крики сверху — это был ее муж. Ему повезло: на момент удара он находился не в доме, а на улице, — ремонтировал замок в калитке. «Он кричал: Там моя жена и дети, откапывайте!», — вспоминает Юлия.

Бойцы терробороны и мужчина разобрали камни и достали из подвала семью. Когда Гребнева уже оказалась на улице, то узнала, что на ее дом упал сбитый российский самолет Су-34, обстреливавший город фугасно-авиационными бомбами. Остатки крыла самолета все еще валяются в ее дворе. А двигатель лежит во дворе соседей, их дом тоже разрушен.

В доме по улице Красносельского Гребнева проживала с семьей последние 4 года.

У ее мужа — 4-я стадия онкологии. Потому после разрушения дома семья решила: за границу с детьми поедет именно он, а Гребнева продолжит заниматься волонтерской деятельностью.

Еще до войны она курировала социальный проект бесплатных магазинов для малообеспеченных людей и многодетных семей — за последние 4 года, благодаря ее усилиям, по всей области появилось 11 таких. «Мы помогали на постоянной основе малоимущим, а теперь в помощи нуждаюсь я», — признается женщина.

Она не плакала, когда упал ее дом, а радовалась, что выжила вместе с детьми. Но расплакалась, когда на следующий день незнакомые люди собрали все необходимые вещи — от нижнего белья до носков — для ее семьи и дали ключи от квартиры, где можно временно пожить.

«Война по телевизору — это одно, но когда война приходит в твой дом — это действительно ужасно. В один момент ты теряешь все, что хранил всю жизнь: фотографии детей в память об окончании садов и школ, фотографии покойной мамы. Это теперь остается только в памяти», — говорит Гребнева.

Она зарегистрировала разрушение дома в Дії, написала заявления в правоохранительные органы. Но понимает, что семей по Украине, которых россияне лишили домов, очень много. Потому и не ожидает скорой компенсации. «Пока мне некуда возвращать детей», — констатирует женщина.

Гребнева уверена: если бы украинские военные не сбили вражеский самолет, могло быть очень много жертв. Ведь на борту Су-34 находилось 3 бомбы по 500 кг, которые пилот не успел сбросить на Чернигов.

Пилот

Светлана Войтешенко проживает в частном секторе Чернигова на улице Руднева — в нескольких кварталах от дома Гребневой.

5 марта она находилась в своем доме вместе с братом Виталием Сергиенко.

При обстреле они обычно прятались в подвале сарая, но в тот день остались внутри дома. «И вот мы видим из окна, что-то упало и пошел дым», — вспоминает Войтешенко. Ее брат выбежал посмотреть, что же произошло.

Оказалось, что на крышу соседей приземлился пилот того же самолета Су-34, который упал на дом Гребневой, успел катапультироваться. Его парашютом накрыло двор Войтешенко.

С крыши соседей российский летчик прыгнул к ней «в гости». «Брат увидел пилота, побежал его догонять в сторону курятника. И там тот застрелил брата из пистолета», — рассказывает Войтешенко.

Светлана Войтешенко возле курятника, где она нашла убитого Красноярцевым брата (Фото: Кристина Бердинских / НВ)
Светлана Войтешенко возле курятника, где она нашла убитого Красноярцевым брата / Фото: Кристина Бердинских / НВ

Она похоронила 42-летнего брата на следующий день после убийства рядом с их родителями на кладбище. «В городе говорили, что будут хоронить погибших в братских могилах. Я этого не хотела и очень торопилась. Люди мне помогли, хотя были еще обстрелы», — говорит Войтешенко, стоя возле того же курятника, где нашла брата убитым.

14 марта женщина выехала из Чернигова в Винницкую область и вернулась только через 2 месяца. В день разговора с НВ она ждала встречи с прокурором, который должен был приехать, чтобы поговорить об обстоятельствах гибели ее брата.

Российского пилота, приземлившегося на улицу Руднева, зовут Александр Красноярцев. Ему 36 лет. По данным украинских правоохранительных органов, он проживает в городе Челябинск и проходил службу в воинской части 86789 в должности начальника воздушно-огневой и тактической подготовки старшего пилота. Пользователи соцсетей обнаружили его совместное фото с Башаром Асадом и Владимиром Путиным в Сирии.

А бойцы черниговской терробороны нашли Красноярцева в другом дворе на улице Руднева: после убийства Сергиенко он скрылся в сарае. «В одном из дворов мы услышали крик из хлева: «Я сдаюсь, не стреляйте!», — рассказывает Иван Лут, боец 119-й черниговской бригады ТРО, — один из тех, кто нашел россиянина. «Мы крикнули: выходи, руки за голову, ложись на землю», — вспоминает Лут.

Задержание

37-летний Лут давно договорился с друзьями о плане действий на случай полномасштабной войны. Ведь еще в 2014-м понял, что она неизбежна.

«По образованию я историк. Как историк и патриот я понимал, что война будет», — объясняет боец местной терробороны, до последнего времени работавший строителем.

Потому 24 февраля он сразу прибыл в военкомат и подписал контракт резервиста ТРО.

А 5 марта, получив информацию о сбитом самолете, он и еще несколько его побратимов побежали искать двоих катапультировавшихся с Су-34 россиян. «У нас был приказ: обязательно брать их живыми», — говорит Лут.

Один из пилотов — Константин Криволапов — погиб. А вот другой побежал скрываться. Но бойцы ТРО его все равно обнаружили.

За время, проведенное в сарае, Красноярцев успел сделать себе перевязку, поскольку имел повреждение на шее.

Иван Лут стоит на том месте, где он с двумя другими бойцами терробороны нашел россиянина (Фото: Кристина Бердинских / НВ)
Иван Лут стоит на том месте, где он с двумя другими бойцами терробороны нашел россиянина / Фото: Кристина Бердинских / НВ

На место задержания прибыли украинские офицеры, пытались допросить врага сразу. Но из этого ничего не вышло, ведь во двор, где схватили россиянина, набежали местные люди — и Красноярцева пришлось защищать от самосуда разгневанных жителей. «Многие спрашивали, — зачем он бомбил Чернигов. Пилот говорил по наставлению, которому их научили: я ничего не знал, я на учениях. Полностью снял с себя ответственность, перекладывая ее на своих командиров», — вспоминает Лут.

Светлана Войтешенко прибежала к соседям, чтобы посмотреть в глаза убийце брата. «Я ему говорю: что вам сделали мирные люди? Зачем вы это творите? А он мне: «Я не знал, где нахожусь», — рассказывает она.

Следствие

Пока в Киеве продолжается первый громкий судебный процесс над российским сержантом Вадимом Шишимариным, которого обвиняют в убийстве гражданского украинца, Чернигов ожидает рассмотрения дела и наказания российского пилота Красноярцева. Место нахождения этого военнопленного украинские правоохранители не разглашают.

Войтешенко надеется, что тот получит пожизненное заключение. Этого ждет и Юлия Гребнева. «Он убивал людей, причинял вред нашему городу. Он должен сесть навсегда, чтобы больше никто не хотел повторять его «подвиги», — считает она.

23 апреля украинские правоохранительные органы выдвинули подозрение Красноярцеву по статье 438 о нарушении законов и обычаев войны, которое сопровождалось умышленным убийством.

Лут говорит, что его еще не допрашивали как свидетеля, но готов предоставить всю необходимую информацию, чтобы Красноярцев получил справедливое наказание.

При задержании у российского пилота дважды звонил телефон. Он признался, что это были его непосредственные командиры.

«Так же в телефоне нашли смс-ки от его жены с пожеланиями удачи на работе», — рассказывает Лут.

Он уверен, что удача отвернулась от Красноярцева навсегда.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Сегодня в Украине с Андреем Смирновым

Дайджест новостей от ответственного редактора журнала НВ

Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Показать ещё новости
Радіо НВ
X