Прошедшие через коронавирус. Истории пяти украинцев, которые заразились COVID-19 и победили болезнь

22 апреля 2020, 07:55
НВ Премиум

На 21 апреля в Украине зафиксировано свыше 6 тыс. заболевших коронавирусом, из которых более 160 человек умерли. Это печальная история.

Но сотни соотечественников уже смогли преодолеть болезнь, которая заставила вздрогнуть весь мир.

Что означает стать одним из тех, кто болен COVID-19, как факт заражения меняет мировоззрение и отношения с окружающим миром? Об этом НВ поговорил с пятью украинцами, которые прошли через коронавирус и выздоровели.

Видео дня

Их рассказы редакция публикует от первого лица.

Руслан Горбенко, народный депутат от партии Слуга народа, 41 год, Киев

DR
Фото: DR

Я заразился, потому что не знал тогда, каким путем распространяется вирус. Одной маски было недостаточно, необходимо было также использовать перчатки и очки. Уверен на 100%, что вирус попал на руки, а потом в область глаз путем прикосновения.

Перечитывая все симптомы в интернете, 21 марта в обед я уже — без всяких тестов — не сомневался, что болен. Флюорография подтвердила догадки.

В момент осознания [собственной болезни] я подумал о семье и предупредил всех, с кем общался. Но так как моя семья соблюдала карантин, то круг [общения] был очень ограничен.

Самочувствие у меня на тот момент было такое, что я несерьезно отнесся к болезни, уверенный, что лекарства помогут.

Но болезнь протекала по-разному: от средней сложности до тяжелой и обратно.

Сложно было в те пять дней, когда я не понимал, помогают лекарства или, может, вредят. Медикаментозное лечение мне меняли три раза. Иммунитет «стерся» в три дня, кислорода в крови не хватало, температура не сбивалась.

Все родственники очень переживали. Семья ушла на полный, закрытый карантин.

Когда пошел на поправку, ощутил благодарность к лечащим врачам. Да и вообще, у нас профессиональные медработники, только с позорными зарплатами.

В момент лечения я наблюдал, как страна готовится к карантину, какие меры предпринимает президент, правительство и ВР. Так как я переселенец [из Луганска], мне эта ситуация напомнила 2014−2015 годы, когда страна всеми силами лепила украинскую армию. Так и сейчас, мы, все граждане Украины, помогаем медицине.

Я хочу сказать всем жителям страны: отнеситесь к этому вирусу более серьезно, предпринимайте все меры предосторожности. Возможно, молодые люди, в основном, побеждают болезнь, но надо думать и о близких, о родителях, об окружающих. Все ужесточения режима, на которые идут правительство и МВД, они связаны с нашей ментальностью: «меня точно пронесет».

Давайте беречь наших врачей и весь медперсонал и не бежать в обычные поликлиники за помощью, заражая там всех. Нужно обращаться только в специализированные опорные медучреждения.

Тяжелая болезнь дает возможность переосмыслить все ценности: от «написание завещания — это не про меня» до радости встреч с близкими.

Яна Лауринайчуте, модель, победительница конкурса Королева Украины-2018, 29 лет, Киев

DR
Фото: DR

Конкретного ответа на вопрос «где заразилась?» у меня нет. В начале марта посещала с подругами Лондон: я заболела, они — нет. Я могла взяться за какую-то ручку, за которую до этого держался больной человек, нос почесала, а они не почесали. Я уже после болезни поняла, как часто человек притрагивается пальцами к лицу, поэтому перчатки и маска в период пандемии просто необходимы.

10 марта я вернулась в Украину, а в ночь на 12 марта почувствовала, что заболела: поднялась температура, першило горло. Я проснулась в шесть утра от того, что у меня была температура 38 с чем-то.

Поехала в частную клинику Евролаб и сделала экспресс-тест. Тогда еще никто не знал, что тесты по крови малоинформативны. В общем, мне сделали этот тест, он был отрицательный. Меня успокоили, сказали: «Точно не коронавирус, не переживайте». Мой врач проконсультировал, что нужно делать: пить как можно больше жидкости, витамин С и так далее. Три дня была дома, не выходила никуда, лечилась. Температура упала до 36,6оС.

Кашель еще сохранялся, но я подумала: раз все уже уходит, значит, это ОРЗ. Через день — бац, 38оС! Мне врач сказал: надо делать рентген. Результат: двухстороннее воспаление легких. Тут уже мне сказали (скорее всего, это было в клинике Борис), что у них нет специальных тестов. В обычной инфекционной больнице мне сделали экспресс-тест — вновь негативный. На следующий день взяли уже ПЦР и к вечеру сказали: «Да, это коронавирус».

У меня была инфекционная двухсторонняя пневмония, которая, в отличие от обычной бактериальной, покрывает все легкие, поэтому заболевание осложняется. Болезнь коварная, люди умирают именно из-за того, что у них не определяют воспаление легких.

В больнице находилась 10 дней. У меня по факту была легкая форма заболевания, поэтому отпустили домой на самоизоляцию. Сделали еще тесты в самой больнице — с положительным результатом.

В те дни во мне пробудились всевозможные страхи, прежде всего — смерти. Когда я видела глаза врачей, которые не знают, что со мной делать, полностью переоценила свою жизнь.

В такой ситуации начинаешь бороться со всеми страхами, ценить свое здоровье и здоровье близких. Их хочется сразу же защитить и одновременно всех увидеть. Болезнь — это некое перерождение.

Валерий Тимощук, пастор протестантской церкви, 59 лет, Киев

DR
Фото: DR

13 марта я встречал в аэропорту сына из Австрии. И как раз совпало, что в это время прилетели рейсы из Италии и Франции. Мимо проходило много людей, может быть, таким образом я и заразился.

Через день в семейном кругу мы смотрели известный фильм Заражение и мне буквально после него стало плохо — ломило все тело. Тогда я не мог понять, как такое могло произойти: я, праведный человек, живу христианской жизнью, и вот случилась такая напасть. Я думал, что не мог заболеть, потому что ангелы Божьи меня защищают. Неделю я пытался бороться с заболеванием, не принимал его и молился, поднялась температура. Ее вроде удалось сбить, почувствовал себя легче, но через день снова поднялась — уже 39,9оС. Как потом оказалось, это была двухсторонняя пневмония.

Кстати, до этого сын сделал такой эксперимент: дал мне понюхать женские духи. И я ничего не ощутил — обоняние пропало. А это один из признаков заражения СOVID-19.

В тот момент я сдался: вызвали скорую и меня направили в реанимацию. Сделали экспресс-тест — результат отрицательный, хотя потом сделали ПЦР-тест — и заражение подтвердилось. Меня положили в специальный бокс, поставили катетер. Целыми сутками вливали лекарства, капали, кололи. Происходившее я помню как в расплывчатом сне. Положение осложнялось множеством моих хронических болезней: диабет, высокое давление.

Конечно, как человек праведный, я спрашивал: почему это происходит? И Бог мне показал, что я шел на компромисс со своей совестью там, где можно было бороться. Где-то в фильме плохую сцену посмотрел, где-то еще что. Все это дано нам, чтобы мы переосмыслили себя, посмотрели на себя со стороны — такие ли мы хорошие, или есть изъяны?

Я думаю, что эта болезнь помогает переоценить отношение к своему телу: как мы его запускаем, чем вредим, как пренебрегаем своей плотью, не заботимся о ней.

Я начал записывать свои ощущения и понял, что стал плохо видеть из-за болезни. Заметил и симптомы тремора — руки тряслись. Чуть позже мне стало легче, и на 12-й день меня перевели из бокса в общую палату — там вся стена была в грибке. Но чтобы вы понимали всю серьезность положения, я почти не спал 12 дней: закрываю глаза, а у меня тело затекает, и я просыпаюсь. Но когда мы проходили по коридору, я посмотрел в окна боксов — что там творится: люди были в еще худшем состоянии, нежели у меня!

К нам в палату перевели мужчину 78 лет, он был с женой в одной реанимации [из-за переполненности]. Люди думают, что нет никакого вируса, что все это выдумки, а больницы все заполнены. Нам нужно молиться о врачах, потому что уже тысяча медиков заразилась.

В один момент я понял, что исцелился. Знакомый пастор хотел ехать ко мне, чтобы молиться вместе, но я сказал, что уже не нужно — Бог исцелил меня, потому что была принесена заместительная жертва Христа. Конечно, большую роль сыграло лечение, но согласитесь, что без веры человеку гораздо тяжелее переносить такие трудности. Я остался жив. Это ли не чудо?

В целом я был в больнице 17 суток.

Наталия Несвят, общественный деятель, 41 год, Черкассы

DR
Фото: DR

Не могу ответить однозначно, как заразилась, потому что не было особых предпосылок. 18 марта у меня появились симптомы, как у обычного ОРВИ. Я даже подумать не могла, что это коронавирус.

Я работаю в благотворительной организации с такими группами населения, как ВИЧ-позитивные и люди, переболевшие туберкулезом. В моем офисе с января переболели почти все сотрудники, у двоих детей работников была пневмония. Я бы и не пошла сдавать тест, если бы друзья не заставили это сделать.

У меня болело горло, потом потек нос. То есть проявилось то, чего при коронавирусе быть не должно. А кашля не было, по сути. Какие-то особые проявления имелись, но в не очень сложной форме: давление в груди, слабость. На протяжении трех недель у меня держалась субфебрильная температура 37,2оС.

На приеме у врача, когда я пояснила свои симптомы, тот сказал: «Вероятно, это ОРВИ». Когда позднее оказалось, что у меня СOVID-19, даже врачи удивились.

Я переживала за моих близких, поэтому вспоминала, с кем общалась. Мне надо было быстро сообщить всем, пояснить их дальнейшие действия: они должны изолироваться, обратиться к семейному врачу. Было немножко страшно: как они отреагируют? Но реакция моих близких и родственников была нормальной, адекватной. Они говорили: «Большое спасибо, что ты позвонила и предупредила».

Из моего близкого окружения не заразился ни один человек.

Меня, по сути, никто ничем не лечил. Находилась в самоизоляции, пила много чая, полоскала горло, принимала витамин С — и все. 27 марта сдала первый тест, а 8 апреля второй — оба были отрицательными.

Я больше 20 лет занимаюсь благотворительностью, и у меня всегда было сердце открытое, расположенное к чужой боли. И всегда хотелось изменить этот мир к лучшему. Поэтому коронавирус для меня — очередная победа. Теперь я могу говорить и помогать со стороны пациента, а не человека-теоретика.

Я бы посоветовала людям не паниковать. Если есть симптомы — обязательно держите связь со своим семейным врачом. Но не надо по всякому поводу бежать к медикам.

И, конечно же, нужно соблюдать все меры предосторожности, которые рекомендует нам Минздрав и главный санитарный врач Украины. Это простые правила, которые помогают держать себя в правильном состоянии и не заболеть.

Вадим Какошкин, предприниматель, 50 лет, Житомир

DR
Фото: DR

Я один из первых, кто заразился коронавирусом в Украине, и точно первый официально подтвержденный больной в Житомире. Заразился ориентировочно 12−14 марта в Австрии. Спустя 3−4 дня у меня появилось головокружение, стало плохо. Температура достигла 38,2оС. Во всем теле появилась ломота. С первого дня болезни у меня было красное горло.

Я обратил внимание, что потерял обоняние и не чувствую вкуса еды. Все время болезни у меня была сумасшедшая жажда. В один из дней я выпил больше 6 л воды. Появилось сдавливание в груди и жар. Кашля практически не было всю болезнь. Пневмония начиналась, но она не развилась до угрожающего состояния.

18 марта я был госпитализирован. Первый экспресс-тест: иголка в палец, кровь, 10−15 минут — результат отрицательный. Второй — ПЦР: мазки из носа и изо рта. К вечеру результат — коронавирус.

Интересно, что в первой городской больнице Житомира за экспресс-тест (напомню, он у меня был отрицательный) с меня хотели взять 500 грн и 250 грн благотворительного взноса. Так как экспресс-тесты были закуплены за бюджетные деньги, платить я отказался.

Сразу же при госпитализации мне выписали рецепт на лекарства. Они мне обошлись в 388 грн. Там были антибиотики, хлорофиллипт и еще кое-что. Всего на лечение я потратил 1.400 грн.

Главное, что изменила во мне эта болезнь, — я стал лучше относиться к людям. Хотя со стороны власти, чиновников, в том числе и от медицины, я получил очень много отрицательных эмоций: на меня давили, обвиняли в том, чего на самом деле не было, и относились ко мне первое время как к прокаженному. Но в то же время благодаря своему блогу в Facebook, в котором я рассказал о болезни, я познакомился с огромным количеством добрых, отзывчивых и умных собеседников. Они поддержали меня и вернули веру в людей.

Поэт Иосиф Бродский как-то сказал: «Если мир уже спасти невозможно, давайте спасем хотя бы отдельного человека». Наверное, вот это обо мне.

Этот материал подготовлен для № 15 журнала НВ от 23 апреля 2020 года. Из соображений безопасности и руководствуясь заботой о здоровье наших читателей, курьеров, которые доставляют вам номер, и членов редакции, в ближайшие несколько недель журнал будет выходить только онлайн, а производиться — удаленно.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Сегодня в Украине с Андреем Смирновым

Дайджест новостей от ответственного редактора журнала НВ

Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Показать ещё новости
Радіо НВ
X