«Мой младший брат неистово вопил». Днепрянин, пострадавший от ракетного удара 14 января, о том, что пережил и как спасся

16 января, 18:39
Эксклюзив NV
Российская ракета попала в жилой дом в выходной день, когда большинство жителей проводили время в семейном кругу (Фото:REUTERS/Clodagh Kilcoyne)

Российская ракета попала в жилой дом в выходной день, когда большинство жителей проводили время в семейном кругу (Фото:REUTERS/Clodagh Kilcoyne)

Столбы пепла, страх повторной атаки, женские крики и фото погибших друзей детства в соцсетях — пострадавший от российских обстрелов житель Днепра вспоминает, что пережил в самую страшную субботу своей жизни

Десятки погибших, а еще больше искалеченных — так российские военные преступники «поздравили» жителей многоэтажки на Набережной Победы в Днепре со Старым Новым Годом. В эту субботу, 14 января, вражеская ракета попала в жилой дом в выходной день, когда большинство жителей проводило время в кругу семьи. В результате атаки с лица земли были стерты целых два подъезда: по меньшей мере 72 квартиры разрушены и более двух сотен жилищ получили серьезные повреждения. Эти ужасные цифры потерь только промежуточные, потому что спасательная операция продолжается, а из-под завалов продолжают доставать тела погибших и раненых.

Видео дня

24-летний риэлтор Владимир Ващенко, квартиру которого изуродовала российская ракета, но он чудом остался жив, рассказал NV как пережил самый страшный день своей жизни:

«Эти два дня для меня — несколько минут лютого страха и несколько дней раздирающих переживаний.

Я жил в доме напротив всю жизнь, и из окон своей комнаты все 24 года видел тот подъезд, которого теперь нет. Сегодня на это трудно смотреть, потому что все здесь друг друга знают, и мы росли в одном дворе. Сейчас я смотрю посты в соцсетях о пострадавших, пропавших, погибших — почти у всех знакомые лица. Это такие же мужчины, как я, с которыми мы общались, шутили и иногда выходили покурить.

Для нас 14 января было обычным выходным днем: мы всей семьей отдыхали дома, соседка и крестная моего младшего брата пришла в гости пить чай. В какой-то момент я пошел в свою комнату и как раз смотрел фильм на телефоне. Присел, поставил чашку с чаем на стул и вдруг вспышку. Потом слышу взрыв, меня что-то бьет в спину и отбрасывает.

Дальше события помню уже плохо: кажется я пополз по полу комнаты или что-то такое, открыл дверь в коридор. Вижу маленького 13-летнего брата, он стоит в дверях и просто неистово вопит. Хватаю его, кричу, чтобы падал на пол. Сколько времени лежим даже сказать трудно, потому что не видно вообще ничего. Я понимаю, что надо бежать, потому что здание над нами может обрушиться в любой момент, и мы выбегаем из дома в чем были.

На улице стоит такая пыль, что поначалу ничего было не разглядеть. Но смотрим немного выше и первое, что видим, подъезда напротив нет. Никаких мыслей в голове на тот момент — вижу эту картину и не могу ее осознать. Из всех подъездов выходят люди и это странное чувство — они не выбегают, а как в замедленном кино двигаются едва стоя на ногах, замирают и смотрят на свой дом, будто не верят.

Дальше пришел страх повторного удара, потому что где-то через 10−15 минут приехали спасатели и какие-то мужчины подбегали со словами: «Мужики, через 20 минут будет второй прилет!». Мы поняли, что надо бежать от дома подальше. Но куда идти? Школа рядом закрыта в субботу, никаких других укрытий поблизости нет. Толпа бежит, связи нет, женщины взывают и плачут, никто не понимает, что делать. Мы добежали до ближайшего футбольного поля, чтобы ждать помощи на более или менее безопасном расстоянии. Я же вернулся в квартиру, чтобы быстро похватать хоть какие-то вещи. Там, где я сидел, уже лежала целая оконная рама, и тогда я понял, как сильно мне повезло.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Немного отойдя от первого шока, я понял, что нужно идти и помогать другим, но навыков доставать из-под завалов пострадавших у меня нет. Здесь нужны квалифицированные люди, и они продолжают это делать уже третий день. Поэтому в субботу я несколько раз возвращался к дому помочь соседям эвакуироваться и собирать вещи по разбитым квартирам. Сразу это делать не давали, нужно было, чтобы работники ГСЧС оценили аварийность помещений и сказали, куда можно ходить, а куда нет. Затем по одному-два человека запускали под их наблюдением минут на десять.

В тот же день к уничтоженному дому начали стягиваться все днепряне, вы не представляете сколько людей откликнулись! Это не только наш дом, весь город приехал помогать — обустроили палатки с гуманитаркой, едой и обогревом. Наша квартира сейчас не пригодна для жизни, но мы живы — и это самое главное. Но поддержка все равно невероятна: очень много людей сразу позвонили мне и предложили финансовую помощь, друг дал долгосрочное пристанище для всей моей семьи. И так делают все: в сети есть десятки предложений от обычных незнакомых горожан о вариантах ночлега, это сообщение типа: «есть свободная комната», «могу оплатить на несколько месяцев аренду», «могу предоставить трехкомнатную квартиру». Когда такое читаешь, понимаешь: лучше всего в нашей жизни — что мы родились украинцами. Это поддерживает и дает надежду.

poster
Сегодня в Украине с Андреем Смирновым

Дайджест новостей от ответственного редактора журнала NV

Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Показать ещё новости
Радіо NV
X