Не просто Мария. История единственного ребенка Чернобыльской зоны отчуждения

12 июня, 12:12
Сюжет
Цей матеріал також доступний українською
Не просто Мария. История единственного ребенка Чернобыльской зоны отчуждения - фото

Simon Smith/Flickr

После выхода сериала Чернобыль волна интереса к теме Чернобыльской катастрофы не утихает

19-летняя Мария Ведерникова — единственный ребенок, родившийся после аварии на Чернобыльской АЭС в зоне отчуждения. Британские журналисты разыскали девушку и поговорили с ней.

Сегодня Мария, родившаяся в 1999 году в 30-километровой запретной зоне — обычная киевская студентка. С ней и ее семьей пообщалось британское издание Daily Express — на фоне волны интереса к теме Чернобыльской катастрофы в связи с выходом резонансного сериала Чернобыль.

Персонажа Марии в сериале нет, и все эти годы о ней лишь эпизодически писала украинская и российская пресса. Однако ее, проведшую детство в радиоактивной среде, нередко называют символом возрождения Чернобыльской зоны.

Марии скоро исполнится 20 лет
Марии скоро исполнится 20 лет / Фото: east2west news

НВ рассказывает, что удалось узнать Daily Express о судьбе Марии. Эту историю мы также дополнили фактами, которые ранее фигурировали о ней в украинских СМИ.

Рожденная вопреки

Когда Мария появилась на свет в городе Чернобыль, ее матери Лидии Совенко было 47 лет. До аварии она жила в Желтых Водах и работала на оборонном заводе. Когда в начале 90-х предприятие закрылось, Совенко в попытках заработать на обучение старших детей переехала в Чернобыль. Поселилась в одной из брошенных хат, подрабатывала в магазине и столовой.

Ее первый брак распался, и Лидия осталась жить в Чернобыльской зоне. Второй ее семьей стал бывший строитель ЧАЭС и один из ликвидаторов аварии Михаил Ведерников. В 1999 году у пары родилась Мария. Беременность была незапланированной и врачи приняли плод за опухоль.

В том, что у нее будет ребенок, Лидия не была уверена вплоть до родов — их довелось принимать дома Михаилу.

«Хотя это произошло более чем через десять лет после взрыва на ЧАЭС, рождение ребенка столь близко к месту катастрофы было крайне спорной идеей», — пишет Daily Express.

Радиоактивное детство

С появлением на свет Марии у ее родителей начались серьезные проблемы. Их убеждали увезти девочку, отказываясь выдавать документы о ее рождении и грозя увольнением с работы. Однако ехать семье было некуда.

Изначально власти пытались скрыть историю Марии, «смущенные тем, что она родилась у работников, которые не должны были жить в этом загрязненном месте», отмечает Daily Express.

«Власти угрожали нам, унижали нас, вынуждая выселиться из нашего дома», — рассказала британским журналистам мама Марии.

Однажды девочку с отцом почти принудительно вывезли за пределы зоны отчуждения в полуразрушенную хату, пока Лидия уезжала оформлять ей метрику. Жилье оказалось непригодным, и семья несколько месяцев жила у знакомых в Киеве.

Мария и ее родители
Мария и ее родители / Фото: Daily Express / east2west news

В итоге родители Марии вернулись в Чернобыль, провезя девочку тайком. Все свое детство вплоть до школы она провела в зоне отчуждения, где была единственным ребенком.

У семьи появилась корова, которая паслась на зараженных пастбищах, и Мария выросла на ее молоке. «Летом она плавала в реке, где рыба — которую ловил ее отец Михаил, чтобы накормить семью, — заставляла счетчики Гейгера заходиться диким писком», — пишет Daily Express.

Журналист издания впервые встретил девочку во время тура в Чернобыль в 2006 году, и тогда она пожаловалась ему на отсутствие детей вокруг. «Я бы хотела, чтобы здесь был еще хотя бы один ребенок, — говорила тогда еще дошкольница Мария. — Я бы показала ему или ей свой дом и деревню, мы могли бы по-настоящему повеселиться вместе».

Все это время власти считали ее родителей преступниками. «Их главным аргументом была попытка обвинить нас в том, что мы убиваем свою маленькую дочь, поскольку она живет в этом загрязненном регионе», — сказал британским журналистам Михаил.

Мария сегодня

Вскоре Марии исполнится 20 лет, однако медики пока не зафиксировали у нее каких-либо серьезных проблем со здоровьем, утверждает сама девушка и ее родители.

Сейчас она живет в Киеве. Как пишет Daily Express, Мария учится «в одном из ведущих вузов» столицы и надеется работать в гостиничном бизнесе. Чтобы покрыть свои расходы, она подрабатывает в одном из киевских баров. Лидия Совенко гордится успехами дочери.

Мария живет и учится в Киеве
Мария живет и учится в Киеве / Фото: mirsik_v / Вконтакте

19-летняя девушка без особого желания рассказывает о своем прошлом, уверяя, что ее здоровье в порядке. «У меня все хорошо. Я работаю, обеспечиваю себя. Вот и все», — цитирует Марию британское издание.

Она всегда пыталась избежать огласки своей уникальной истории и не делать на ней акцент. Лидия Совенко вспоминает, как дочь еще девочкой просила ее не говорить другим людям, что они из Чернобыльской зоны.

Ее и правда не заботит собственная уникальность из-за того, что она родилась в Чернобыле

Журналист Daily Express поговорил также с одним из друзей Марии, который уверяет, что она и сегодня старается не ассоциировать свою жизнь с Чернобылем, хотя ездит навещать родителей в зону отчуждения.

«Ее и правда не заботит собственная уникальность из-за того, что она родилась в Чернобыле, — цитирует издание друга Марии. — В сущности, ей скорее больно осознавать, что она единственный ребенок, родившийся и выросший в Чернобыле после взрыва. Она считает это клеймом».

В то же время в самом Чернобыле многие считают судьбу Марии символом возрождения зоны отчуждения — «знамением от Бога, которое люди интерпретируют как благословение жить здесь и свидетельство возвращения жизни в этот загубленный край», говорит Лидия Совенко.

В материале также использованы факты, озвученные родителями Марии Ведерниковой в более ранних интервью Газете по-украински и КП в Украине.

Журнал НВ (№ 21)

Парламентские списки

Благодаря двум новым политсилам парламент ждет беспрецедентное в истории Украины обновление

Читать журнал