Московский счет. Как проходила выгодная Сталину перепись населения СССР 1939 года

7 февраля, 20:46
3937
Цей матеріал також доступний українською
Московский счет. Как проходила выгодная Сталину перепись населения СССР 1939 года - фото

DR

Центр обработки данных переписи, Москва, 1937 год

В 1937 году в СССР прошла перепись населения, данные которой не публиковались, поскольку не удовлетворили высшее руководство. Через два года состоялся повторный учет граждан -­­­­­­ его завышенный результат Кремль одобрил.

В

конце января 1934 года в Москве открылся XVII съезд ВКП(б). Он стал важной ступенью к утверждению Иосифа Сталина, первого лица в партии, как единоличного правителя страны.

На этом форуме присутствовали многие влиятельные большевики, которые вскоре были расстреляны или надолго сосланы в ГУЛАГ.

Риторические пассажи в выступлениях Сталина или упоминание его имени делегатами с трибуны сопровождались бурными овациями и здравицами вождю. Так, стенографический отчет съезда пестрит ремарками: бурные аплодисменты или гром оваций.

Это также был последний съезд партии, на котором Сталин в докладе прокололся информационно, и ему на это в скором времени посмели указать. Вождь заявил, что в СССР жизнь намного лучше, чем в капиталистических странах, и в доказательство привел аргумент: ежегодный рост населения Страны Советов выше ожидаемого и сейчас здесь проживает уже свыше 170 млн граждан.

Однако, когда в январе 1937 года в СССР прошла всесоюзная перепись населения, ее результаты показали, что Сталин завысил количество граждан на 8 млн. Кремль отреагировал на этот прокол только в сентябре. Газеты назвали учет плохо организованным и вредительским. Поэтому на январь 1939 года была назначена повторная перепись.

Реальные цифры нового подсчета мало чем отличались от проведенного двумя годами ранее. Тем не менее прежнее руководство Центрального статистического управления (ЦСУ) было репрессировано. А его преемники научно обосновали необходимость увеличить финальную цифру переписи - и нарисовали нужную Сталину. Следующий всесоюзный подсчет населения был проведен только через 20 лет.


Цена ошибки

Н

а роковом XVII съезде поднимался вопрос статистики. С небольшим докладом тогда выступил Николай Осинский, глава ЦСУ. Он заявил, что многие партийные функционеры отправляют в центр отчеты не с реальными данными, а с теми, которых от них ждут. Главной целью критики Осинского был Лазарь Каганович, еще недавно возглавлявший компартию Украины, а на тот момент - сельхозотдел ЦК ВКП(б).

Среди высокопоставленных делегатов съезда мало для кого было секретом, что хлебозаготовки 1932 года вызвали катастрофический голод и многочисленные смерти, в первую очередь в Украине. Вслух об этом на съезде не говорилось, но между строк доклада четко прочитывалось, в чем состоят перегибы Кагановича.

К тому же на общем фоне высокой безграмотности в стране в Союзе статистики то и дело возникали анекдотические ситуации с кадрами. По данным Осинского, 61% сотрудников региональных отделений статистики имели лишь начальное образование.

В докладе он рассказал о случае, произошедшем в одном из районов Азербайджана. “Приехал заместитель начальника Закавказского управления народнохозяйственного учета проводить работу по заготовкам. И вот, беседуя с руководителем района, он заметил человека, который ему приносил чай, и между прочим спросил, кто он такой. “Это, - говорят ему, - наш инспектор народнохозяйственного учета. Так как он человек безграмотный, то мы и приспособили его чай разносить”.

На количество населения, заявленное Сталиным на партийном форуме, сразу же обратил внимание Михаил Курман, начальник отдела народонаселения ЦСУ. Позже он рассказал, что сразу после съезда попросил свое руководство при случае уточнить, откуда Сталин взял такую цифру, так как она, по его мнению, была сильно завышена.

“Мне потом говорили, что Осинский имел разговор со Сталиным на эту тему, - вспоминал Курман, - и Сталин ответил, что сам знает, какую цифру называть”.

Замечание демографа было важно вовсе не потому, что указывало вождю на ошибку. На смену рыночной экономике СССР яростно внедрял плановое хозяйствование. А без максимально точного учета во всех сферах жизни страны оно не могло быть эффективным в принципе.

Счетчик в женской ночлежке во время переписи 1937 года, Ленинград
Счетчик в женской ночлежке во время переписи 1937 года, Ленинград / Фото: DR


Болевые точки

П

ерепись 1937 года была проведена по всей стране и в один день - 6 января. Поэтому к ней привлекли 1 млн 250 тыс. счетчиков.

Кампания прошла с большими проблемами, особенно в сельской местности, где крестьяне, пережившие коллективизацию с конфискациями имущества, расстрелами и лагерями, подозревали, что учет для них обернется новыми крупными неприятностями. Поэтому учетчики порой с большим трудом добивались четких ответов на вопросы переписи.

Нередки были случаи, когда люди закрывались в домах и не пускали переписчиков. Иногда граждане попросту отказывались принимать участие в кампании.

Отчет о той переписи был опубликован только в 1991 году. Наиболее подробные отчеты о проблемах кампании, в том числе саботаже учета, составили по каждому району власти Белорусской ССР. Например, в Гомельской области “единоличник Меркуловского сельсовета Я.” заявлял контролеру: “Ко мне во двор лучше не идите, никаких сведений давать не буду”.

Также сообщалось, что 33 человека из этого села отказались предоставлять какие‑либо данные о себе, за что двоих из них осудили на четыре и на два года лагерей.

В республике были отмечены случаи полного отказа участвовать в переписи даже со стороны стахановцев и передовиков соцтруда, которые считались верными сторонниками коммунистической идеологии.

Особенно щекотливым в переписном листе оказался вопрос о вероисповедании. По всему Союзу в преддверии кампании разошелся слух о том, что верующих будут клеймить некоей печатью Каина. У многих граждан СССР появилась уверенность в том, что всех воцерковленных власти готовят к лагерям.

Плакат, призывающий всех принять участие в переписи 1939 года
Плакат, призывающий всех принять участие в переписи 1939 года / Фото: DR


Разрыв Курмана

В

Кремле пришли в негодование от итогов переписи 1937 года. Оказалось, что в стране проживает всего 162 млн граждан. Хотя со времени последнего подсчета 1926 года население должно было увеличиться на 15%, это превышало ежегодный естественный прирост, например, в Англии, Франции или Германии. Однако возникал вопрос: куда девались еще 7–8 млн человек? Такая цифра возникала при сопоставлении смертности и рождаемости за эти годы.

В руководстве той кампании состоял Михаил Курман. К 14 марта он написал докладную записку на имя главы ЦСУ Ивана Краваля. Осинский к тому времени был смещен с этой должности, и в 1938‑м его вместе с сыном расстреляли за вредительство.

Курман объяснял причины расхождения итогов переписи с мнимыми данными, которые якобы попали в распоряжение Сталина. Стивен Виткрофт, канадский историк, специализировавшийся на демографии, назвал эту записку “разрывом Курмана”.

Откровенность ученого в 1937 году, когда он пишет о смертях вследствие Голодомора 1932–1933 годов, поражает. “Ряд специальных обследований с выездом на места показали, что в Украине, Азово-Черноморском крае, Саратовском и Сталинградском крае, Курской и Воронежской областях, - пишет Курман, - имело место значительное количество смертей, не записанных в книгах ЗАГС”.

По его данным, только в 1933‑м было недоучтено около миллиона смертей при общем количестве их по Союзу 5,7 млн. Эти цифры близки к современным подсчетам, согласно которым только в Украине зимой-весной того года в среднем за сутки умирали 2,5 тыс. человек.

Также неприятным сюрпризом для Кремля было сообщение об отсутствии данных за последние 10 лет о массовом переходе населения из Казахстана, Туркменистана, Узбекистана и Таджикистана вместе со скотом в Иран и Афганистан.

В своей записке Курман, как педантичный ученый, сообщал: “Из недоуточненного количества смертей не меньше 1–1,5 млн приходится [на те], регистрация которых не попадала в общегражданскую (спецпереселенцы, заключенные в концлагерях и проч.). Эти данные, очевидно, должны быть в ГУЛАГе НКВД”.

Через восемь дней после подачи этого документа глава отдела народонаселения ЦСУ был арестован. В сентябре в подвале тюрьмы НКВД на Лубянке суд-тройка приговорил его к 10 годам лагерей с конфискацией имущества и лишением всех прав на пять лет.

Кроме вредительства и фальсификации итогов переписи Курману вменялся и самый тяжкий грех. “Я обвинялся в том, что распространял клеветнические инсинуации в адрес вождя партии товарища Сталина, утверждал, будто бы он фальсифицировал данные о численности населения на XVII съезде”, - вспоминал многим позже демограф.

О реакции Кремля на свой отчет с объяснениями Курман рассказывал: “Он был помечен специальными литерами и направлен в адрес только руководящей группы правительства и партии”.

Курман дожил до 1980 года. А вот непосредственным организаторам переписи Ивану Кравалю и Олимпию Квиткину повезло меньше. В сентябре 1937‑го они были расстреляны за вредительство и шпионаж.

Центр обработки данных переписи, Москва, 1937 год
Центр обработки данных переписи, Москва, 1937 год / Фото: DR


Дутая перепись

Н

а перепись 1939 года было отведено восемь дней, она проходила с 17 по 24 января. В Кремле к тому времени согласились, что недочет прошлой кампании произошел, в частности, из‑за того, что множество граждан находились в длительных поездках или командировках. Хотя запас времени более чем в неделю не решал эту проблему. Например, дорога из Москвы до Владивостока поездом тогда занимала больше двух недель. Поэтому организаторы новой переписи предложили обязательную поправку в 3 млн человек в сторону увеличения населения.

О погрешностях в подсчете знал Квиткин, который в 1925 году в течение двух месяцев стажировался в Германии, и тамошние демографы объяснили ему, что недельная кампания в итоге искажает результаты переписи больше, чем однодневная, увеличивая реальное количество населения на 0,7%.

Российский историк Юрий Поляков утверждает, что переписные листы и инструкции для счетчиков переписи 1939 года редактировал лично Сталин. Он убрал из опросника графу о вероисповедании, чем во многом упростил ход кампании. Однако в нескольких моментах вождь внес путаницу. Например, в пункте Грамотность следовало ответить только да или нет. В итоге образованными оказались даже те, кто едва умел читать, и количество таких граждан подскочило до 80%.

В вопросе о составе семьи Сталин тоже решил особо не детализировать, что также не пошло на пользу точности.

Тем не менее итог переписи 1939 года подтвердил цифру, заявленную вождем пятью годами ранее. Было подтверждено, что с учетом погрешностей в стране проживает 170,6 млн человек. Украинцы составили вторую после русских нацию Союза - 28,111 млн против 99,6 млн.  

Агитационный плакат, приуроченный к переписи населения 1937 года
Агитационный плакат, приуроченный к переписи населения 1937 года / Фото: DR

Этот материал опубликован в №3 журнала Новое Время от 31 января 2019 года

Подкасты Радио НВ

Пропустили любимую передачу? Не дослушали интервью? Хотите переслушать эфир из архива?

Подпишитесь на подкасты Радио НВ на Soundcloud. Слушайте, переслушивайте, делитесь!

Слушать подкасты