«Мы потеряем море». До конца года в Мариуполе могут умереть еще 10 тысяч человек. Советник мэра города рассказал, какие ужасы творят оккупанты

19 мая, 16:35
Эксклюзив НВ
Мариуполь, 15 мая 2022 года (Фото:REUTERS/Alexander Ermochenko)

Мариуполь, 15 мая 2022 года (Фото:REUTERS/Alexander Ermochenko)

Катастрофа на катастрофе, вызов на вызове, а каждый последующий шаг оккупантов усугубляет ситуацию и нет света в конце тоннеля. Так описывает происходящее в Мариуполе советник городского головы Петр Андрющенко.

Война России против Украины — главные события 3 июня

Если ситуация не станет радикально меняться, предостерегает он, то до конца года следствием оккупации станет смерть еще до десяти тысяч мариупольцев.

Видео дня

В интервью Радио НВ Андрющенко рассказал об ужасах захваченного города, в котором остаются жить 150−170 тысяч человек, а также о том, что прежде всего сделает Украина после его деоккупации.

Петр Андрющенко

советник городского головы Мариуполя

— В Мариуполе возможно возникновение очень угрожающей ситуации, связанной с повреждением специального бассейна вблизи Азовстали, в котором хранится жидкость с высокой концентрацией сероводорода. Действительно ли существует угроза масштабной катастрофы и не только в пределах акватории города?

— Это очень серьезная ситуация, очень серьезный вызов, очень серьезный риск. Речь идет о технологическом защитном сооружении, которое построено еще в советское время. Защитная постройка возле так называемой Шлаковой горы, то есть шламового отвала продуктов металлургии. Это очень большой бассейн, который имеет очень специфический зеленый цвет.

Фактически это химическое вещество — сплошной сероводород на самом деле. Он отделен от акватории моря специальным технологическим сооружением. Насколько я знаю, все эти годы постоянно проводилось техническое наблюдение за ним, укрепление и т. д.

Если сероводород попадет в акваторию Азовского моря, это уничтожит всю флору и фауну Азовского моря. (Фото: Мариупольский городской совет/Telegram)
Если сероводород попадет в акваторию Азовского моря, это уничтожит всю флору и фауну Азовского моря. / Фото: Мариупольский городской совет/Telegram

Если что-то произойдет, то это угрожает не только Мариуполю, а всей акватории Азовского моря и частично акватории Черного моря.

Шли очень мощные атаки на Азовсталь, бомбардировки, обстрелы с моря. В основном они приходились именно на эту территорию, потому что на территории Шлаковой горы были укрепления, в частности, наших защитников. Оккупанты все время пытались их оттуда выбить, поэтому не стеснялись ни в калибре, ни в выборе оружия. Если там есть повреждения, а это очень вероятно, то может случиться, что сероводород попадет в акваторию Азовского моря, и в течение недель, месяцев мы вообще потеряем всю флору и фауну Азовского моря.

— Достоверно украинской стороне неизвестно, в каком состоянии это сооружение, есть ли повреждения, но высока вероятность того, что в результате российских обстрелов оно все-таки получило повреждения?

— Да, мы, к сожалению, не владеем всей информацией для того, чтобы понимать, что там произошло. На это нужно посмотреть, причем желательно вместе со специалистами, потому что вся эта военная ситуация вокруг Азовстали представляет угрозу техногенной катастрофы.

Но ведь ясно, что россияне нам это не дают [сделать]. С другой стороны, мы видим, что делают оккупационные власти в Мариуполе, так что у нас опасения нарастают. Мы уже увидели эксперименты с попыткой запустить воду и электричество. Если они так же будут пытаться что-то сделать в частности со Шлаковой горой и этим бассейном, это точно приведет к тому, что мы потеряем море.

— Они сейчас пытаются контролировать город и управлять им. Каким образом? Что они делают?

— Это отдельная история этого управления, в которое они заходят не с той стороны. Выглядит это следующим образом. Посредством коллаборации, понаходили определенного уровня мастеров с единственным стремлением — любой ценой сделать хорошую картинку, как жизнь возвращается в город.

В первую очередь это касалось, конечно, водоснабжения. Оно в том состоянии, что нужно начинать не с воды, а с канализации. Если не разобраться, как будет происходить циркуляция воды, это приведет к рисковым санитарно-экологическим последствиям и к разливу всего того, что есть в канализации, по городу, в море, не говоря о порывах.

Они пошли по другому пути: они запустили резервную насосную станцию из Старокрымского водохранилища и пустили воду самотеком по городу — получили кучу фонтанов, озер вместе с реками. И тут началось.

Кроме того, что все затопило, у нас каждый двор, многоэтажки на сегодня — это кладбища, потому что людям некуда было хоронить людей и делали это у себя во дворах. Хоронили не очень глубоко, как мы понимаем. Когда ушла вода, она вымыла все эти могилы и все потекло по городу. Понимая это, хотя бы отключили воду.

Новые могилы на кладбище в поселке Старый Крым недалеко от Мариуполя. 15 мая 2022 года (Фото: REUTERS/Alexander Ermochenko)
Новые могилы на кладбище в поселке Старый Крым недалеко от Мариуполя. 15 мая 2022 года / Фото: REUTERS/Alexander Ermochenko

— Это катастрофическая ситуация. Каков риск эпидемий в Мариуполе?

— Очень высокий. Он и так был немал, а сейчас намного увеличился. Трупный яд, последствия гниения отравили обширную территорию в городе. И когда ВОЗ говорит о том, что в Мариуполе существует большая угроза эпидемии холеры, это действительно правда.

Еще одно: они же включили воду, а она пошла в ту же канализацию. Думаю, что мы скоро увидим на улицах те же реки, но уже не воды или они будут сбрасывать это напрямую в море. А это опять же холерная палочка, санитарно эпидемиологический риск возникновения кишечной эпидемии. Если есть красный уровень [опасности], а есть сверхкрасный, то мы в сверхкрасном.

— Для того, чтобы спасти местных жителей, пытаются ли какие-то международные организации какую-то продуктивную активность демонстрировать в Мариуполе?

— Нет, ни одна международная организация в Мариуполе не замечена. Другой вопрос, их туда не допускают или они сами туда не допускаются. Не хочу никого судить, но ни одного гуманитарного контроля, международной помощи в Мариуполе нет.

https://www.youtube.com/watch?v=2hbCa-rCzIc&t=934s

— Мы с вами сейчас говорим о том, что нужно сделать в Мариуполе во избежание очень большой, масштабной беды. С одной стороны, будто оккупантам подсказываем, а с другой стороны понимаем, что там остаются наши сограждане в очень тяжелом состоянии. Правильно ли я понимаю, что вы каким-то образом хотите хоть информационно помочь этим людям?

— Мы этого не скрываем. Знаете, это настоящий когнитивный диссонанс. С одной стороны, мы, конечно, хотим, чтобы у них ничего не удалось, чтобы они этими текущими реками сами напились. Но ведь мы понимаем, что эти реки навредят не им, а нашим оставшимся украинцам, мариупольцам. Мы должны заботиться о своих людях хотя бы так.

Если мы таким образом поможем этим болванам понять, как нужно делать и они начнут делать что-то верное, у наших людей появится, например, вода или свет, — это хорошо. Мы и так видим, что они их не поддерживают, это оккупантов не спасет, но это точно может спасти тысячи жизней мариупольцев. На самом деле, мы ожидаем, если ситуация радикально не начнет меняться, то до конца года от естественных причин мы получим в качестве последствий оккупации еще до десяти тысяч погибших мариупольцев. Это просто недопустимо и это ужас.

Смертность уже выросла. Люди эксгумируют трупы из собственных дворов и везут их на перезахоронение, а затем эти могильники во дворах снова накапливаются безумными темпами. И это мы говорим не о пожилых людях, а о 35+.

— Сколько человек сейчас, по вашим подсчетам, остается в Мариуполе?

— На сегодняшний день можем говорить где-то о 150−170 тысячах людей. Мы наблюдаем тенденцию к увеличению [численности населения], люди начинают возвращаться в город. Это очень грустная тенденция.

Местные жители собираются возле поврежденного жилого дома в Мариуполе (Фото: REUTERS/Alexander Ermochenko)
Местные жители собираются возле поврежденного жилого дома в Мариуполе / Фото: REUTERS/Alexander Ermochenko

— Оккупанты пытались дать электропитание в Мариуполе. Что из этого вышло?

— Ничего толкового не вышло. Они немного подпитали несколько своих офисов и на том успокоились, потому что первое-второе-третье предоставление электричества приводило к куче пожаров. В итоге весь город так и остался без света, но люди потеряли даже то имущество и те квартиры, которые оставались плюс-минус целыми.

— Починить эту электрическую систему просто нереально?

— Нет, нереально. По-честному: то, что касается инфраструктуры в Мариуполе — газоснабжение, водоснабжение, электроснабжение, теплоснабжение — фактически не подлежит восстановлению, его нужно строить заново.

— А зимний сезон у нас начинается в октябре. Уместно ли вообще говорить о какой-то системе отопления на зимний период в Мариуполе?

— Я к тому и веду. Люди продолжают готовить на открытом костре и нет другого пути это делать в городе. А все нормальные города уже начали или с 1 июня начнут готовиться к отопительному сезону — это нормальная местная практика. В Мариуполе мало того, что об этом даже никто не говорит, а теплоснабжение невозможно сделать.

А что будет с горожанами, если наступят холода, а мы еще не деоккупируем город? Нас ждут буржуйки, как во Вторую мировую [войну]? Дальше что? Война за каждое дерево между горожанами, потому что дрова тоже неоткуда завозить? Это катастрофа на катастрофе, вызов на вызове и каждый шаг [оккупантов] как-то усугубляет ситуацию — нет того света в конце тоннеля для мариупольцев.

— Ужасная ситуация. И даже в случае деоккупации города, мы ведь не волшебники, чтобы сразу все починили — такого тоже не бывает.

— Не бывает, но у нас есть план, ведь мы не оккупанты. Это может кому-то показаться странным, но мы уже начали работать с нашими международными экспертами, с точки зрения построения конкретного плана восстановления Мариуполя, что шаг за шагом мы должны сделать и в какие сроки.

Думаю, что после деоккупации первое, что мы сделаем (как это ни дико звучит) — эвакуируем людей из Мариуполя, если это будет зима, для того чтобы действительно перестать терять мариупольцев. А дальше у нас будет план, как отстроить [Мариуполь] в новый город.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Сегодня в Украине с Андреем Смирновым

Дайджест новостей от ответственного редактора журнала НВ

Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Показать ещё новости
Радіо НВ
X