«О боже…». Главный санитарный врач Украины Виктор Ляшко отвечает на неудобные вопросы НВ

13 марта 2021, 13:14
НВ Премиум

Украину накрыла третья волна коронавируса, а президент и министр здравоохранения недовольны темпами вакцинации — с такими проблемами недавно столкнулся главный санитарный врач Виктор Ляшко, который уверяет НВ, что не все так плохо, как кажется.

Журналистка Кристина Бердинских задала Ляшко ряд неудобных вопросов о вакцинации, возможном пасхальном локдауне и кампании по популяризации прививок.

Право выбора вакцины у пациента нет - главный санврач Ляшко

Сейчас у нас проходит первый этап вакцинации, Украина получила 500 тыс. доз вакцины CoviShield. Когда будет следующая партия — и какая вакцина?

Видео дня

— Как только будет, мы сразу сообщим. Мы ожидаем следующие поставки в рамках государственного бюджета; закупки, осуществленные международным закупочным агентством, — поставку вакцины Sinovac, которую закупало ГП Медицинские закупки Украины, — а также ожидаем поставку вакцины в рамках глобальной инициативы COVAX, которая нам привезет вакцины AstraZeneca и Pfizer.

— В марте следующая партия какой вакцины может поступить?

— Мы ожидаем поставки, но достаточно большое количество факторов, влияющих на графики поставок. Поэтому мы подготовили систему здравоохранения — в любой день приезжает вакцина, и через день она будет в пунктах прививки и готова к применению.

— Прошло две недели от старта вакцинации. Сначала начали делать прививки медикам, работающим в ковидных больницах, учреждениях здравоохранения, и для многих стало шоком, что они так неохотно прививаются. Почему накануне вакцинации с ними не была проведена какая-то информационная работа? Ведь медики могли стать нашими послами вакцинации на этом этапе.

— А они и становятся, они прививаются.

— Очень медленно.

— Вопрос заключается в том, что мы говорим о начале прививочной кампании, и все мы хотим лично также хотел бы — и вы, наверное, тоже), чтобы за месяц мы вакцинировали огромное количество людей, сформировали иммунитет и избавились от этих карантинных ограничений. Но главное для нас — обеспечить проведение всей кампании иммунопрофилактики без срывов и программных ошибок. Поэтому поэтапное, каскадное развертывание — это плановая наша работа.

— Но даже в вашем плане было отмечено, что на первом этапе у вас есть 370 тыс. человек, в число которых входят и медики, и военные. И за первые две недели из этих 370 тыс. человек сделали прививки только 6%. Если мы такими темпами начнем продвигаться и дальше, это будет продолжаться вечность.

— Давайте о темпах будем говорить хотя бы после двух месяцев кампании по иммунопрофилактике, ибо вы все сейчас сравниваете нашу ситуацию с другими странами, где кампания продолжается более двух месяцев. Я вам могу серьезно сказать: если вы посмотрите сейчас на Францию, то Украина имеет с ней показатели один в один по количеству проведенных прививок за сутки с начала прививочной кампании. Мы немножко отстаем от запланированных графиков, но здесь опять же вмешались праздничные дни с 8 марта, ведь накануне разъехались многие врачи, которые после 8 марта были задействованы. Ничего страшного, мы это наверстаем.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Здесь вопрос в том, что у нас сейчас есть 500 тыс. доз вакцины для 250 тыс. работников, в том числе работников учреждений здравоохранения. Сначала вакцинировали только ковидные больницы; после этого вакцинировали персонал больниц, в которых есть ковидные отделения; а сейчас мы позволили делать это во всех учреждениях здравоохранения.

Почему кажется, что все идет медленно? Потому что с организационной точки зрения вакцинировать людей в ковидных больницах все же сложнее. Есть определенная группа людей, которую мы должны вакцинировать. Сейчас [мы начинаем прививать людей во] всех учреждениях здравоохранения, будет большее количество [вакцинированных], способности мобильных бригад возрастут в разы, и вакцинация начнет набирать темпы. Главное — чтобы были регулярные поставки вакцины в нашу страну. О том, что врачи сомневались относительно прививок — у каждого на первом этапе возникнут какие-то сомнения. Была кампания как по продвижению, так и кампания по антипромо, и она существенна…

— А где же была эта кампания по продвижению, почему ее никто не заметил?

— Это вам кажется, что не заметили. Мы основную нашу коммуникационную кампанию развернем на втором этапе, когда привлечем людей пожилого возраста. Второй этап начнется с прививок людям 80+, но довольно быстро мы перейдем на 60+, и именно в этот период начнется кампания по продвижению вакцинации. Сейчас началась кампания по записи в лист ожидания и разъяснению, как записываются в очередь на иммунопрофилактику. Врачи — это первые люди, которые показывали все на собственном примере, и таким же образом через врачей мы промотируем в дальнейшем кампанию по иммунопрофилактике.

Сейчас в Украине используют только вакцину CoviShield (Фото: REUTERS / Valentyn Ogirenko / File Photo)
Сейчас в Украине используют только вакцину CoviShield / Фото: REUTERS / Valentyn Ogirenko / File Photo

— Но статистика как раз и плохая именно потому, что население видит по телевидению, что врачи не хотят вакцинироваться — «если врачи не хотят, то и мне страшно». Возможно, нужно было как-то готовить врачей до старта этой кампании?

— Вы сейчас опять же говорите о том, что видите по телевидению. Что там показывают? Врача, который не хотел прививаться. Но давайте посмотрим, сколько врачей вакцинировались и сколько отдали свою дозу, так как уже переболели. У нас в рекомендациях Национальной технической группы экспертов прописано: если ты переболел, то можешь отсрочить свою иммунопрофилактику на шесть месяцев. У человека выработаны антитела, что является гарантированной защитой от коронавирусной болезни, и они также передают эту дозу. Все идет так, как и было запланировано. Коммуникационная кампания сейчас также набирает обороты: появление вакцины, расширение уже на второй, третий этапы — все пойдет правильно. Главное — поддержка средств массовой информации.

— Вы утверждаете, что все идет нормально, но публично и министр здравоохранения Максим Степанов, и президент Владимир Зеленский говорят, что они недовольны темпами вакцинации и рассчитывали на другие. Кто все же виноват в том, что у нас все так медленно стартовало?

*Шепотом* О боже… Давайте так, еще раз: все хотят, чтобы достаточно быстро все это происходило. Ключевой момент для нас — предотвратить появление программных ошибок. Появляется новый продукт — обучаем…

— Что вы имеете в виду под «программными ошибками»?

— Программные ошибки — это нарушение логистики; холодовой цепочки, что может привести к потере качества вакцины; и третий вопрос — это момент самого ажиотажа, который начинается вокруг введения препарата непосредственно медицинским работником человеку, который пришел на прививку. Мы смотрим и анализируем статистику: уже более 20 тыс. привитых, а неблагоприятные события после иммунизации в Украине не превышают 1% от всех сделанных прививок, программных ошибок не зафиксировано. То есть нет неблагоприятных событий после иммунизации вследствие допущения программной ошибки медицинским работником.

Мы не слышали о пяти введенных дозах и других вещах, которые появлялись во многих странах мира и активно распространялись средствами массовой информации. Поэтому нужно понимать: во всех есть желание быстрой вакцинации — и у меня тоже, — но для меня безопасность проведения кампании по иммунопрофилактике в Украине без каких-либо срывов является приоритетом, ведь у меня был горький опыт 2008 года. Я знал, как была подготовлена и кампания [по вакцинации против кори] и как в один день ее сорвали. Я знаю о проблемах с проведением дополнительных кампаний против полиомиелита и кори, краснухи в 2015—2018 годах. Поэтому надо внимательно и спокойно провести эту кампанию, чтобы защитить население Украины.

— Сейчас прививки делают исключительно мобильные бригады, которые приезжают на место и вакцинируют людей. Но все же вопрос относительно их количества: к нам вчера звонил журналист из Закарпатья и рассказывал, что у них на всю область одна мобильная бригада. Сейчас наступает третья волна коронавируса, на Закарпатье ситуация ужасная, а у нас работает только одна мобильная бригада на всю область.

— Всегда находят какие-то вещи, которые хотят раскрутить. Вопрос заключается в том, что количество мобильных бригад для каждой области рассчитано в соответствии с количеством доз вакцины, которая поступила туда с первой поставкой. Нам надо использовать этими мобильными бригадами 250 тыс. доз в течение 28 дней. На 29-й день мы возвращаемся и начинаем делать повторные прививки. Поэтому количество мобильных бригад, которое работает сейчас с этим количеством вакцины, зависит исключительно от поставок, поступивших в Украину. В дальнейшем количество мобильных бригад будет увеличиваться и дополнительно, на втором этапе, присоединятся пункты прививки.

То есть, если мы говорим, что на всю область одна мобильная бригада, это значит, что во всей области сейчас мало вакцин?

— С сегодняшнего дня [интервью было записано 10 марта, — НВ] в Закарпатской области будут работать пять мобильных бригад. А 12-го будут, кажется, девять бригад, но на этом этапе — не больше.

— На каждую область, да?

— Да, на этом этапе на каждую область более девяти мобильных бригад не требуется. А в дальнейшем, если поступает новая вакцина — в зависимости от того, какая платформа и какой этап задействован. У нас есть мобильные бригады, обученные под продукт Pfizer, который мы также ожидаем. Если вопрос коснется по вакцине Sinovac, ее поступит ограниченное количество доз, то это будет решение, которое мы будем принимать в Министерстве здравоохранения вместе со штабом [по противодействию коронавирусу].

REUTERS / Valentyn Ogirenko
Фото: REUTERS / Valentyn Ogirenko

Мы не можем позволить использование нескольких продуктов на одной платформе в одном кабинете — это общемировая практика. Ни в Израиле, ни в Великобритании семейный врач не вакцинирует одновременно препаратами Pfizer, Moderna и AstraZeneca — ему дают один продукт, он обучен работать именно с ним, и у людей, которые приходят в пункт прививки в такой стране, нет выбора: препарат получил их семейный врач, таким он и вакцинирует людей. Так и у нас будет: первые мобильные бригады сейчас работают с продуктом CoviShield, который производится по лицензии AstraZeneca; поступает Pfizer — у нас есть другие обученные бригады, и мы знаем, кого мы вакцинируем в первую очередь этим препаратом — это люди пожилого возраста, которые находятся в домах престарелых. Маршруты уже определены.

— 117 000 доз, которые поступят в пределах COVAX — это будет Pfizer, да?

— Для 50 000 доз вакцины [sic], мы сейчас их ждем, обучили бригады, разработали маршруты пациентов, знаем всю логистическую модель. Все — ждем прихода вакцины. Эти мобильные бригады сейчас не задействованы, они ждут своего конкретного продукта.

— Многие люди говорят «мы подождем Pfizer», а ее на самом деле будет мало, и она вся уйдет в дома престарелых, детские дома, да? Стоит людям ждать Pfizer или же, если есть возможность, надо вакцинироваться прямо сейчас чем есть?

— Ждать ничего не нужно, поскольку права выбора нет. Это общемировая практика: приходит продукт, и именно управленцы вместе с экспертами решают, как этот продукт использовать наиболее эффективно. Если мы говорим о Pfizer, — у него температура хранения -70 градусов по Цельсию; и после того как препарат выходит за пределы этой температуры, он должен быть использован в течение пяти дней [в феврале Управление по вопросам качества продовольствия и медикаментов США позволило хранение и транспортировку этой вакцины при температурах от минус 15 до минус 25 градусов по Цельсию, — НВ].

Наиболее оперативное использование — это либо работа с мобильными бригадами, либо прививочные центры для организованных коллективов. Мы понимаем, что у нас будет определенное количество вакцины Pfizer, а главное снабжение — это вакцины с температурой хранения от +2 до +8 градусов по Цельсию (AstraZeneca, Novavax, Sinovac), поэтому мы выбираем платформу в виде пунктов прививки, делаем все под такую температуру хранения, есть обученные медицинские работники. Они как раз с такой температурой хранения вакцин для рутинных прививок работают в течение всей жизни, вакцинируя детей в соответствии с национальным календарем прививок.

— Согласно вашему календарному плану, через три недели начнется вакцинация людей старше 80 лет. И обещают какую-то информационную кампанию — как она будет выглядеть и как вы планируете уговаривать пожилых людей вакцинироваться? Ведь их реакция может быть даже гораздо хуже, чем у врачей.

— Будет много информационных материалов, и мы хотим, чтобы их разместили в средствах массовой информации, в частности на национальных телеканалах. Но я бы хотел, чтобы мы сейчас с вами определились, и когда вы спрашиваете: «Как вы собираетесь убеждать?», — я хотел бы сказать: а как мы вместе с вами выполним нашу социальную миссию?

Мы в СМИ очень много рассказываем о прививках.

— Поэтому давайте говорить, как мы будем уговаривать и убеждать. Поскольку мы все заложники сложившейся ситуации: человек не хочет вакцинироваться, потенциально он может инфицироваться, и из-за этих инфицирований возрастает уровень госпитализаций в учреждениях здравоохранения, и мы вынуждены вводить карантин. Потому это замкнутый круг. И решать этот вопрос одному Министерству здравоохранения или руководителю какого-то заведения невозможно.

Как мы говорили в начале введения карантинных ограничений: давайте вместе, соблюдая их, сдержим [пандемию]. Так и сейчас — давайте вместе убеждать всех, кто не хочет вакцинироваться. Ведь вакцина, которая появляется в Украине, она безопасна, мы своим примером показываем, что ею можно и нужно вакцинироваться. И если мы не будем вакцинироваться, то в этом ужасе карантина мы будем жить достаточно долго. Если мы оперативно будем делать прививки, показывая это на собственном примере, и убеждать своих родителей, дедушек тоже это сделать, тогда у нас есть шанс довольно быстро вернуться к полузабытой докарантинной жизни.

— Я просто представляю логику человека, которому 80+ и который сидит дома и думает: «Это так сложно, нужно ли это вообще делать? Я лучше подожду«. Как вы собираетесь облегчать для этих людей процесс вакцинации? Если это будет просто, наверное, и желающих станет больше.

— Конечно, поэтому мы и приближаем для пожилых людей место проведения прививки к месту их проживания. К маломобильным людям мы направим мобильную бригаду, чтобы сделать прививки на дому вместе с людьми, которые занимаются их опекой. И это будет наша стратегия иммунопрофилактики — приблизить место прививки к месту жительства человека.

Ждать ничего не нужно, поскольку права выбора нет. Это общемировая практика: приходит продукт, и именно управленцы вместе с экспертами решают, как этот продукт использовать наиболее эффективно

— То есть приезжает мобильная бригада в какой-то подъезд и делает обход квартир?

— Конечно. Даже к одному человеку приедут и будут делать прививки.

— Прямо на дому?

— Прямо на дому. Все это опять же зависит от продукта, который будет использоваться. Сейчас мы используем десятидозные флаконы. В дальнейшем, если, например, вакцина Sinovac прибудет, то это будет доза — шприц. То есть одна доза в шприце сразу уже упакована. Ее для таких целей использовать рационально, экономно, меньше коэффициент разлива. Поэтому, если она поступит, мы пересмотрим нашу дорожную карту и скажем, что вот здесь у нас приоритетно, наращиваем мобильные бригады, и они поедут работать именно с маломобильным населением. Это то, чего не видят эксперты, которые начинают критиковать, «а вы мало делаете!»

— Мы для того вас и спрашиваем, чтобы вы объяснили.

— Вы спрашиваете, — а иногда здесь появляются люди, которые рассказывают, что делать, и «знают, как делать лучше». В условиях глобального дефицита вакцин, их частичной поставки и большого выбора продукта, который может поступить в Украину, организовать кампанию достаточно сложно. Поэтому я и говорю — не нужно паники, ажиотажа. Следует взвешенно и рационально использовать всю вакцину, которая приходит к нам в Украину.

— Вокруг нынешней вакцины — единственной, которая есть в Украине, а именно CoviShield по лицензии AstraZeneca — было много негативного фона не только у нас, но и в Европе. Был период, когда европейские страны отказывались или не рекомендовали делать прививки этой вакциной людям в возрасте 65+. Впрочем, сейчас этот вопрос пересматривается. В Украине будут прививать людей пожилого возраста вакциной этого производителя?

— Давайте так: европейские страны не пересматривают, а пересмотрели и убрали эту норму. Украинцы также — в инструкции, которая зарегистрирована в Украине, нет ограничений по вакцинации CoviShield людей старше 60 лет. Поэтому уже сегодня медики, которым за 65 лет, собственным примером показывают, что вакцинироваться можно, никаких ограничений на этот счет нет. Поэтому и Великобритания, и Германия, и Франция, и Израиль уже вакцинируют. Великобритания даже и не внедряла никаких ограничений по возрасту.

REUTERS / Valentyn Ogirenko
Фото: REUTERS / Valentyn Ogirenko

— 1 марта Министерство здравоохранения издало приказ, которым позволило при наличии остатков вакцин делать прививки публичным людям для популяризации вакцины.

Но сейчас ситуация выглядит несколько иначе: медики, которым делают прививки, и публичные деятели, которые неизвестно каким образом и кем вообще отбираются, — они все молодые. И возникает информационный фон, что все равно доступ к вакцине, которой мало, несправедлив. Возможно, следовало бы сразу пожилым людям давать эту вакцину?

— У нас четко все прописано, в том числе и в приказе. Флакон пришел многодозный. Как врач я рекомендую всем мобильным бригадам: если ты приезжаешь в учреждение здравоохранения, у тебя есть 62 человека на вакцинацию, то тебе надо открыть семь флаконов. Шесть ты используешь полностью, с седьмого ты используешь две дозы. Стоит ли его открывать? Стоит, чтобы защитить врача, который выразил желание вакцинироваться. Остается восемь доз. В дорожной карте четко прописано: в случае увеличения остатка таких доз приближается очередь других групп риска — можно брать людей из второго, из третьего этапов.

Например, мы едем в Кагарлык, видим 62 человека, — но до того как мы доезжаем, мы говорим: найдите еще восемь человек из другого этапа. Это может быть семейный врач, работник предприятия критической инфраструктуры, человек преклонного возраста. Никаких проблем — найдите и провакцинируйтесь. В то же время иногда случается, что рассчитали на 60 человек, а сделали 58 или 59 инъекций. Кто-то заболел в этот момент, кто-то не пришел, были семейные проблемы — и появляется остаточная доза. Ее можно использовать для популяризации [кампании по вакцинации].

Мы готовы к коммуникации. С одной стороны, все заявляют «нет коммуникации, продвижения!» С другой стороны, нет лучшего продвижения, чем известные люди, авторитеты, лидеры мнений, которые показывают на собственном примере, что стопроцентно нужно вакцинироваться, ведь вакцина безопасна на 100%. Для этого мы дополнительно вносим изменения в приказ Министерства здравоохранения и даже прописали приоритетность, кого в первую очередь надо пригласить на прививку этой остаточной дозой, чтобы популяризировать вакцинацию. Но это следует делать исключительно публично, с приглашением средств массовой информации и с большим охватом аудитории.

— А вы не думали прописать в этом приказе возрастной ценз? Меня как пользователя Фейсбука не надо убеждать — я пойду на вакцинацию, как только это станет возможным. Но среди известных, публичных людей очень мало пожилых людей. Мы видим, что молодежь вакцинируется, но боятся прививки преимущественно пожилые люди. Наверное, у нас есть общественные деятели, которым тоже 60+. Но вы мне говорите о врачах, которым более 60 лет, а их особо и не видно в информационном пространстве.

— Однако вакцинировано уже около четырех тысяч человек этой возрастной группы.

— Да, возможно, вам надо поискать известных людей 60+?

— У нас есть много сюжетов. Если вы сейчас пообещаете нам и пригласите врачей, которые вакцинировались, чтобы послушать их рассказы… У нас в каждой области есть заслуженные медицинские работники, они готовы рассказывать о своем опыте, мы сняли о них сюжеты, у нас есть их истории, распространяем их в средствах массовой информации.

Да, они не попадают на национальные каналы и, возможно, не так расходятся в информационном пространстве, как некая сенсационная новость о том, что главный врач отказался вакцинироваться. Это распространяется буквально вот так *разводит руками*. При том, что этот главный врач в общем поле — это 1% от всех тех, кто вакцинировался в эти конкретные сутки. Но это особенности средств массовой информации. Я не эксперт в них, поэтому я туда не вмешиваюсь.

В вашем вопросе содержится дельный совет, который надо учитывать, и мы напишем это в рекомендациях, чтобы среди лидеров общественного мнения в приоритете были пожилые люди.

— Да, потому что даже сейчас мы видим, что, в принципе, какой-то спрос на вакцинацию есть, ведь более 200 000 человек записались в очередь. Наверное, многие из них были бы не против, если бы им позвонили и сказали, что есть остаток вакцин — «за час можно приехать на вакцинацию».

Хочу затронуть другую тему. Сейчас почти годовщина карантина — в прошлом году во время Пасхи в Украине все было очень жестко ограничено, все испугались, сидели дома, не ходили в церковь, информационная политика сработала. В этом году до Пасхи осталось не так много времени, праздник приходится на первые числа мая, но люди уже вряд ли будут придерживаться жестких ограничений. Как вы готовитесь к Пасхе, учитывая то, что у нас сейчас пришла третья волна коронавируса?

— О третьей волне — это отдельный вопрос, ведь с эпидемиологической точки зрения она только вторая.

REUTERS / Valentyn Ogirenko
Фото: REUTERS / Valentyn Ogirenko

— Я говорила о росте уровня заболеваемости.

— Оно прогнозируемо. Вспомните неистовый массив критики, когда мы говорили, что нам нужны карантины выходного дня и так называемый зимний праздничный карантин с 8 января. Все говорили, что «заболеваемость проходит, зачем вам этот карантин?» А мы отвечали, что «в феврале у нас будет рост заболеваемости, не нужно расслабляться, этот карантин позволит нам без коллапса системы здравоохранения пройти данный период времени».

Готовимся ли мы к Пасхе? Готовимся. Мы ко всему готовимся. Но вопрос заключается в том, что вирус — такая зараза, которая также готовится ко всем нашим шагам и мутирует, и нам надо эти мутации отлавливать. Мы работаем сейчас с религиозными лидерами, и их заявление о целесообразности и необходимости прививки — это один из общих продуктов.

— Они хотят публично вакцинироваться?

— Да. И в приказе об этих лидерах мнений, общественных и публичных деятелях, есть и религиозные лидеры. Среди них сделать прививки должны прежде всего старики, показать на собственном примере. Их предостережения касались только добровольности вакцинации, а сегодня она в Украине добровольная и бесплатная для всех групп населения, определенных в дорожной карте.

Чем ближе Пасха, тем больше реальных у нас будет прогнозов по эпидситуации. Ведь сейчас у нас наблюдается активная вспышка на Западной Украине. Посмотрим, будет ли она распространяться на Центр и Восток, или же все-таки этот зимне-весенний [эпидемиологический] период завершится у нас еще до Пасхальных праздников.

— А есть какие-то прогнозируемые показатели заболеваемости и смертности? У нас есть понимание, как долго продлится эта волна?

— Понимание, как всегда, есть, но опять же это вопрос коронавируса: завершается первый год его циркуляции в глобальном масштабе, поэтому возникает вопрос, будет ли он повторять сезонность гриппа и гриппоподобных заболеваний или же будет формировать свою кривую, независимо ни от погодных условий, ни от постоянной сезонности циркуляции подобных ему вирусов. Все это мы увидим в середине марта.

— Я пересмотрела вашу дорожную карту. В ней расчетное количество прививок, которые вы планируете сделать до конца года, — более 14 млн. Я посчитала, сколько дней осталось до конца года: стало быть, нужно делать не менее 48 000 прививок в день. И это при условии, что все эти 14 млн — каждый третий человек в Украине — согласны вакцинироваться. По вашему мнению, как долго у нас будет продолжаться процесс вакцинации? Сколько лет?

— Я как главный государственный санитарный врач, если все будет хорошо, приглашаю вас в мае в этот самый кабинет поговорить о мощностях, используемых нашей системой здравоохранения, об охвате прививок. Я говорю: наша выходная мощность — это 600 мобильных бригад, которые делают 80−100 прививок в сутки (но при последующих этапах это количество будет уменьшено, ведь они будут ездить к маломобильным группам населения); 4250 кабинетов прививок, которые делают 30 прививок в сутки, и резервные 11 000 кабинетов, оказывающих рутинные прививки. В случае если у нас будет большое количество вакцин, мы готовы на один-два месяца приостановить проведение рутинных прививок в стране и использовать этот ресурс для охвата вакцинации.

Месячная мощность — пять-семь миллионов; и это только мобильными бригадами и пунктами прививки. Если привлекаем кабинеты рутинных прививок, эта мощность возрастает еще на три-четыре миллиона. Поэтому способности есть, главное — желание вакцинироваться. Не надо прибегать к панике — сейчас необходимы системные вещи, которые осуществляет Министерство здравоохранения.

poster
Сегодня в Украине с Андреем Смирновым

Дайджест новостей от ответственного редактора журнала НВ

Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Показать ещё новости
Радіо НВ
X