Здесь была война. Как последствия боевых действий на Донбассе влияют на окружающую среду — репортаж

13 октября 2021, 06:11

Репортер НВ Саша Горчинская и фотограф Наташа Кравчук съездили в Донецкую область, посетили два природных ландшафтных парка и расспросили местных экологов, как повлияли на местную природу последствия боевых действий.

Степи донецкие

Заведующий отделением Украинского природного степного заповедника Меловая Флора Сергей Лиманский стоит на вершине скалы и смотрит вдаль. На нем — камуфляжный костюм с шевроном, на котором написано название заповедника, и кепка. В руках — фотоаппарат. Впереди открывается захватывающий вид на бескрайние степи Донетчины. Внизу тонкой блестящей змеей протягивается река Северский Донец — самая крупная река Восточной Украины.

Видео дня

Село Кривая Лука, рядом с которым расположена Меловая Флора, находится всего в 34 км от города Славянск. Именно этот город стал одним из первых населенных пунктов на Донетчине, захваченных пророссийскими незаконными военными формированиями. Фиктивный референдум «о самостоятельности восточных областей Украины», который состоялся 11 мая 2014 года, стал для Донбасса настоящей точкой невозврата и развязал вооруженный конфликт, который продолжается до сих пор.

Сергей Лиманский стоит на вершине холма в заповеднике Меловая Флора, внизу протекает река Северский Донец (Фото: НВ)
Сергей Лиманский стоит на вершине холма в заповеднике Меловая Флора, внизу протекает река Северский Донец / Фото: НВ

Сергей Лиманский работает в Меловой Флоре с первого дня ее существования. Заповедник открыли в 1988 году — тогда Лиманский собственноручно забил первый символический колышек в честь закладки парка. С тех пор и до сегодня он заботится о Меловой Флоре как о собственном детище и очень возмущается, когда на территорию заповедника кто-то заходит без разрешения и перемещается по не предназначенным для этого участкам. Так было в апреле 2014-го — тогда на территорию заповедника заехал джип с вооруженными людьми внутри. Тогда, вспоминает Лиманский, ему с коллегой пришлось убегать от них по склонам:

«Мы со старшим инспектором ходили вон туда, на фенологические площадки. На территорию заехал джип. Я подхожу, вижу — у людей в джипе оружие. Сделал вид, будто не обращаю на это внимание. Говорю, ребята, если хотите в заповедник — дальше есть тропа специальная, а сюда нельзя. Они на меня посмотрели, как на идиота. По рации передали кому-то, чтобы нас проверили, и уехали. В этот момент мы ушли по другой стороне склона».

Самое крупное животное, которое можно тут заметить — это лось

Уже после фиктивного референдума, летом 2014-го, линия разграничения располагалась совсем близко к Меловой Флоре, рядом с близлежащими населенными пунктами. 7 июня 2014 года на этой территории начались обстрелы, которые продолжались до 19 числа того же месяца. Затем позиции переместились на территорию самой Меловой Флоры, где продолжали перестрелки до 25 июня, рассказывает Сергей Лиманский:

«Затем ушли — 27 июня здесь было уже чисто. После себя оставили много всего — траншеи, подорванный БТР, мусор».

Мы идем пешком по территории заповедника. Грунт под ногами — сухой и белый, потому что в составе много мела. Вокруг — степи, на часах — около полудня, температура на градуснике превышает +30 градусов по Цельсию. Лиманский подводит нас к ямам — взрывным воронкам, которые остались тут с 2014-го. Всего таких воронок на территории Меловой Флоры — около пятисот штук диаметром около 2 м и общей площадью 0,16 га.

Неподалеку от воронок разбросаны проржавевшие от времени жестяные консервные банки, лежит пустая стеклянная бутылка от водки, другой мусор. Здесь, объясняет Лиманский, в 2014-м были позиции незаконных военных формирований. Этот мусор — то, что осталось после того, как военные покинули свои позиции:

«Некоторые думают, что они просто постреляли и все. Но после них и пожары были, и мусор остался. Да и не только после боевиков, а и после украинской армии».

Сергей Лиманский показывает место, где ранее базировались позиции, а теперь остался лишь мусор (Фото: НВ)
Сергей Лиманский показывает место, где ранее базировались позиции, а теперь остался лишь мусор / Фото: НВ

Боевые действия нанесли территории Меловой Флоры значительный урон. В июле 2015 года сотрудники заповедника в процессе осмотра территории зафиксировали такие повреждения как верховые пожары сосновых лесов на площади 0,3 га, низинные пожары на площади 34,9 га от взрывов снарядов. Также обнаружили траншеи, окопы и огневые точки — в общей сложности, 81 штука на площади 0,31 га. Бронетехника повредила 992 м² грунтового покрова заповедника на глубине 0,3 м. За тот период Меловая Флора лишилась 190 сосен — часть уничтожили взрывы, еще часть деревьев спилили для сооружения укреплений.

Общая протяженность Меловой Флоры — 10 км, периметр — 25 км. Здесь растут редкие краснокнижные растения, живут дикие козлы, хорьки, косули, олени, барсуки, енотовидные собаки, гнездятся разные виды птиц — от филина до журавля рядом с рекой. Самое крупное животное, которое можно тут заметить — это лось, но он, как говорит Лиманский — «проходящий», то есть, живет в лесной части, однако иногда заходит и в заповедник.

Вред для животных

«Деревья на перекрестке были завалены, возле окопов и блиндажей валялись патроны, гранаты, осколки. Все выглядело как большая свалка, и посреди этой свалки лежали тела погибших», — так в телефонном разговоре с НВ вспоминает об окрестностях Меловой Флоры Алексей Юков, командир поискового отряда гуманитарной миссии Черный Тюльпан из Славянска.

Черный Тюльпан занимается поиском, эксгумацией и вывозом тел погибших на Донбассе украинских военных. В июне 2014-го, после того, как был разбит блокпост незаконных пророссийских формирований на перекрестке дорог в направлении населенных пунктов Ямполь и Кривая Лука, Черный Тюльпан работал на этой территории.

Алексей Юков упоминает о сгоревшем на территории Меловой Флоры БТРе — он стоял на холме, а потом его разобрали на части, чтобы сдать на металлолом. Меловая Флора действительно была избита и изувечена — траншеями, окопами, стихийными свалками и останками человеческих тел. Весь бытовой мусор закапывали в землю прямо на позициях.

Заповедник Меловая Флора, Донецкая область, Украина (Фото: НВ)
Заповедник Меловая Флора, Донецкая область, Украина / Фото: НВ

От мин, растяжек и обстрелов за эти годы пострадали не только люди. Когда на территории Меловой Флоры и в ее окрестностях продолжались обстрелы, на улице стояла жара — это привело к массовым возгораниям. В результате, выгорели участки заповедника вместе с редкими растениями, погибли дикие животные. По словам Юкова, боевики намеренно поджигали поля, чтобы видеть, идут ли украинские военные — в сгоревшем поле негде было спрятаться.

«Видели кабана, который разорвался на три части на растяжке. Нарывались на побитых осколками лис, которые наступали на мины. Ведь обычно животные ходят по своим протоптанным тропам, а тут эти тропы вдруг заминировали. Также животные падали в вырытые военными траншеи, от чего ломали себе конечности», — рассказывает о тех временах Алексей Юков. Кроме того, по его словам, траншеи и ямы также серьезно разбили и корневую систему деревьев.

После себя оставили много всего — траншеи, подорванный БТР, мусор

Последствия войны на этой территории, рассуждает собеседник НВ, разгребать будут еще долго. В 2018-м, спустя четыре года после описанных событий, в Меловой Флоре в ходе очередной поисковой миссии нашли тела еще троих человек. Однако Черный Тюльпан все еще продолжает работу по этой территории.

«Местные жители говорят, что где-то в окрестностях есть большая яма с трупами, но никто точно не знает, где это», — говорит Алексей Юков.

Несмотря на то, что по этой местности уже прошлись саперы, не все снаряды и боеприпасы удалось найти и ликвидировать. А это значит, что эту территорию нельзя считать полностью безопасной — никто не знает, как поведет себя снаряд и когда сдетонирует.

Часть заповедника Меловая Флора, где раньше призводилась добыча мела в промышленных целях (Фото: НВ)
Часть заповедника Меловая Флора, где раньше призводилась добыча мела в промышленных целях / Фото: НВ

В ответ на запрос НВ в Государственной экологической инспекции Украины подтверждают, что военные действия уничтожили биоразнообразие территории — уникальные виды животных и растений, повредили целые ландшафты.

«Боеприпасы, которые не были должным образом обезврежены, в частности, мины, взрываются, что приводит к распашкам почвы и пожарам. Остатки боеприпасов содержат ряд загрязняющих веществ, в том числе тяжелых металлов, поражающих почву и подземные водоносные горизонты», — сообщил в комментарии НВ глава Госэкоинспекции Андрей Малеваный.

В ведомстве также отмечают, что в окружающую среду попадает большое количество нефтепродуктов из масел, которые используются при обслуживании военной техники. В свою очередь, это влечет за собой другую проблему — деградацию больших территорий фермерских угодий и невозможность обрабатывать эти участки в сельхознуждах.

Косвенное влияние

Даже несмотря на все это, Сергей Лиманский из Меловой Флоры находит в ситуации и позитивные изменения — природное возобновление лесов, в которые длительное время не ступала нога человека, не заходили охотники и не заезжали машины. К примеру, площадь заповедника, засаженная соснами, раньше занимала 151 га, сейчас это — 452 га. Осенью сотрудники Меловой Флоры планируют провести новые замеры и ожидают увидеть еще более позитивную динамику.

Видели кабана, который разорвался на три части на растяжке. Нарывались на побитых осколками лис

О том, что природа на Донетчине получила шанс восстановиться, рассказывает и наш водитель, житель Краматорска Сергей, который везет нас на следующую локацию — в Региональный ландшафтный парк Краматорский. Есть и хорошие стороны в том, что эти территории опустели на время, рассуждает он:

«Природа использовала это время в свою пользу — например, повысились популяции диких животных, ведь на какое-то время охота была запрещена».

Пока едем вдоль полей, успеваем заметить маленького фазана, который, испугавшись, убегает в высокую серую траву, зачуяв машину. Фазаны — одна из «визитных карточек» здешней фауны. И сейчас здесь, в окрестностях Краматорска и Славянска — городов, которые находятся довольно далеко от линии разграничения — на них часто охотятся нелегально.

Природное возобновление лесов,  в которые длительное время не ступала нога человека, не заходили охотники и не заезжали машины: площадь заповедника, засаженная соснами, раньше занимала 151 га, сейчас это — 452 га (Фото: НВ)
Природное возобновление лесов, в которые длительное время не ступала нога человека, не заходили охотники и не заезжали машины: площадь заповедника, засаженная соснами, раньше занимала 151 га, сейчас это — 452 га / Фото: НВ

По словам Сергея, в местных лесах также водится и другая живность, например, олени и косули. Он достает смартфон и показывает фото — трех детенышей косули, лежащих в высокой траве. Говорит, на них случайно наткнулись его товарищи, пока шли по лесу по пути на рыбалку. Сам Сергей тоже часто ходит в лес — любит собирать грибы и обожает рыбалку. Даже ведет свой ютуб-канал, посвященный этому занятию, а потому знает все о том, какая рыба водится в здешних водоемах.

«В 2014-м, когда в этом регионе были боевые действия, рыба успела отнереститься. Поэтому в последующие пару лет ее было много, в том числе, в реке Казенный Торец, где до того ее обычно не бывало», — рассказывает мужчина.

Региональный ландшафтный парк Краматорский расположен на окрестностях города Краматорск. Здесь нас встречает старший научный сотрудник Максим Высочин. Вместе с ним отправляемся посмотреть на настоящую изюминку парка — Белокузьминовские меловые скалы примерно в 15 км от Краматорска.

«На этой территории, — начинает рассказ Максим Высочин, — растут краснокнижные редкие растения. А сами меловые скалы являются местом обитания больших популяций летучих мышей — тоже краснокнижных».

Вид с вершины, Белокузьминовские скалы (Фото: НВ)
Вид с вершины, Белокузьминовские скалы / Фото: НВ

Сам РЛП Краматорский занимает площадь в 2 тыс. 400 га и разделен на пять участков — имеет так называемую кластерную структуру. Белокузьминовские скалы относятся к участку номер 3. Другие участки — в районе поселка Беленькое, также участок Камышеваха с байрачными лесами, и один из самых интересных — Пчелкинские окаменевшие деревья. Там можно найти куски древней окаменевшей древесины.

«Мне кажется, что как раз байрачные леса страдают сейчас больше всего, потому что идет масштабная вырубка. Это связано, в частности, с тем, что у нас поднялись цены на газ и люди пытаются топить печи местным топливом», — рассказывает Максим Высочин. С целью сэкономить на топливе в некоторых местах на Донетчине функционируют так называемые нелегальные «копанки», где люди самостоятельно добывают уголь для растопки домашних печей.

Максим Высочин стоит напротив скалы и держит в руках кусок мела, который нашел у подножия холма (Фото: НВ)
Максим Высочин стоит напротив скалы и держит в руках кусок мела, который нашел у подножия холма / Фото: НВ

Сегодня от Краматорска до линии разграничения — порядка 50 км, ближайший населенный пункт «на той стороне», как говорит Высочин — это город Горловка. Однако в 2014-м именно тут, в Краматорске и соседнем Славянске все и начиналось.

«Тут, под Краматорском расположен военный аэродром, и, конечно, эти полеты распугивают диких животных», — рассказывает Максим Высочин.

С целью сэкономить на топливе в некоторых местах на Донетчине функционируют так называемые нелегальные «копанки»

Минных полей и растяжек в окрестностях Краматорска нет, а здешние высоты в 2014-м не использовались в качестве позиций. Однако сегодня военные, по словам собеседника, иногда забегают на территорию Регионального ландшафтного парка без разрешения.

В прошлом, 2020 году в этой местности снова официально разрешили охоту и местные жители подтверждали, что диких животных в округе стало больше. Совсем скоро открывается и новый сезон охоты, так что здешние охотники — уже в ожидании.

В связи с военными действиями на территории Донецкой области с 2014 года действует временный мораторий на плановые экологические проверки. В свою очередь, это приводит к бесконтрольным действиям, которые остаются безнаказанными: распашка полей, лугов, вырубка леса.

«Это кардинальное уничтожение территории, — поясняет Высочин. — Например, леса вырубили так, что лесополосы просто светятся. Особенно жаль байрачные леса, где росли, например, большие дубы».

Максим Высочин держит в руках куски кремня, которые он нашел на территории Белокузьминовских скал (Фото: НВ)
Максим Высочин держит в руках куски кремня, которые он нашел на территории Белокузьминовских скал / Фото: НВ

Так территории, которые напрямую не пострадали от снарядов и взрывов, все равно ощущают на себе последствия войны — хоть и косвенные. И ликвидировать эти последствия — дело не из легких.

Отдельная проблема, которую отмечают в Государственной экоинспекции — это отсутствие доступа на неподконтрольные Украине территории. По этой причине Госэкоинспекция не может совершать необходимые проверки, которые помогли бы понять текущее положение дел. Некоторые проблемы, к примеру, то, что связано с загрязнением местных водоемов, планируют изучить в рамках действия Региональной программы мониторинга состояния окружающей среды в Донецкой области на 2020−2024 годы. Ее утвердили по распоряжению главы Донецкой облгосадминистрации в январе 2020 года.

Рядом с Белокузьминовскими скалами катаются мотоциклисты, тем самым портя местные ландшафты (Фото: НВ)
Рядом с Белокузьминовскими скалами катаются мотоциклисты, тем самым портя местные ландшафты / Фото: НВ

Такие шаги помогут составить более целостную картину об экологии в Донецкой области, изучить урон, который нанесли природным территориям боевые действия. Но вернуть все в прежний вид все равно не получится:

«К сожалению, полностью восстановить поврежденные войной территории в первозданном виде уже невозможно», — резюмируют в Госэкоинспекции.

Этот материал сайт НВ подготовил при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID). Содержание продукции является исключительной ответственностью НВ и не обязательно отражает взгляды USAID или Правительства США.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Сегодня в Украине с Андреем Смирновым

Дайджест новостей от ответственного редактора журнала НВ

Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Показать ещё новости
Радіо НВ
X