14 ноября 2018, среда

Дети вытаскивали взрослых дядь, которые плакали по ночам. Легенда АТО Владимир Лагута в спецпроекте Жити заради життя

0 комментировать
Заместитель командира 95-й бригады десантно-штурмовых войск Владимир Лагута
Фото: Иван Богдан

Заместитель командира 95-й бригады десантно-штурмовых войск Владимир Лагута

В рамках спецпроекта Радио НВ с сайтом NV.ua Жити заради життя, подполковник запаса и заместитель командира легендарной 95-й бригады десантно-штурмовых войск Владимир Лагута стал гостем программы на Радио НВ, где рассказал о своем боевом пути, тяжелом ранении, поддержке близких во время реабилитации и успешной мирной жизни, где он стал основателем строительного кооператива АТОшник и одним из участников проекта Дом ветерана.


Я случайный человек в армии. Попал туда, потому что поступал в юридическую академию, не смог сдать экзамены, и, чтобы не терять время, родители со своим товарищем посидели и решили: "Ну что он будет терять год, пусть идет в военное".


Когда появились так называемые зеленые человечки вместе с десантниками, с которыми ты к 2013-2014 году был на совместных учениях, общался с ними, был на одной волне; была одна тактика, одна техника, все как-то было одинаково, и ты не мог себе в голове это понять, как такое может быть, — раз, и тебя уже держат на прицеле. И момент после батальона морской пехоты, когда их положили их же собратья из морской пехоты Российской Федерации, здесь уже было не до братства, уже было понятно, что все уже совсем по-другому.


В основном добровольцами шли из-за патриотизма. Много пришло бывших десантников, потому что служба в ВДВ все-таки оставляет в памяти какое-то трепетное отношение к десантному братству. И когда понимаешь, что десантники поднялись, и им надо мобилизоваться, много пришло ребят, которые когда-то служили солдатами в ВДВ. Они сознательно пришли к тому, что надо защищать Украину.


Иногда можно просто пошутить, сказать какую-то простую вещь, какой-то анекдот, и человек уже по-другому будет смотреть на тебя. А можно сказать, что "я тебя в тюрьму посажу", вызвать этим агрессию, и эта агрессия может нарастать. Действительно, в начале войны, при первой волне мобилизации пришло много мотивированных людей, которые начали рассказывать, что их надо поставить в какие-то непонятные рамки и вернуться к какому-то непонятному армейскому обществу.


Ракету, которая взорвалась возле меня, я помню посекундно. Это какая-то огненная стрела Зевса прилетела, — вспышка, боль, все горит вокруг, и думаешь: "Когда же оно все закончится?"


Очень часто присылали какие-то подарки, дети с садов, школ, постоянно писали открыточки, письма, стихи, много было рисунков. У меня был рисунок моей старшей дочери, где, как ребенок мог нарисовать, были нарисованы мама и папа, которые держат ее за ручку. Жена была беременна и, как раз перед вызовом, мне передали письмо из дома, дочь написала и нарисовала картинку, и жена положила туда снимок УЗИ, который постоянно лежал у меня в кармане. Когда было трудно, просто смотришь на это...


Я лежал в палате в Одесском военном госпитале, зашла старшая дочь и говорит: "Папа, не будешь против, если мы сына назовем Вовой?". Спрашиваю: "Лиза, почему?" — "А вдруг тебя убьют в следующий раз, у нас хоть один Вова останется".


Когда тебя уже стабилизировали, привезли в госпиталь, где уже могут быть стерильные комнаты, оборудование, тебе могут оказать квалифицированную помощь, ты начинаешь думать: "Все, живой, классно". Дети рядом, жена приехала, уже все хорошо. После этого приходит момент: "А что дальше?" Что дальше, когда ты не можешь ходить, когда ты даже в туалет не можешь сходить без посторонней помощи. А для взрослого мужчины, офицера, это такой психологический момент, когда тебе должна помочь или санитарка, или жена, которая находится рядом, поменять из-под тебя судно, ты реально ничего не можешь сделать. Это психологически тяжело.


В первое время ты сам для себя должен понять, где-то в мозгу перекрутить, что ты должен ходить, ты должен жить, потому что ты молодой, ты еще можешь принести пользу этой стране, пользу своим детям и жене.


Ко всем приезжали родственники, дети, и так получилось, что моя старшая дочка и дочка товарища были у нас в госпитале. И они бегали, шумно кричали, мне как-то неудобно было. Я позвал их и говорю: "Девчонки, тут раненные дяди, им тяжело, пожалуйста, потише". Заходит главный специалист одесского госпиталя и говорит: "Я запрещаю тебе так говорить, я официально разрешаю этим двум девочкам бегать и кричать", — и это реально помогало. Они бегали, шумели, кричали, угощали всех дядей конфетами, делились с ними, выучили какие-то стихи, их знало все отделение травматологии. Они вытаскивали психологически. Вытаскивали этих взрослых дядь, которые ночами плакали, которые не могли успокоиться. И маленькие девочки-зажигалочки их успокаивали.


Общественной деятельностью я начал заниматься в 2015 году, когда после выписки из госпиталя я сам себе задал вопрос: "А какие у нас службы, где государство на этом уровне, где оно занимается именно реабилитацией, что оно делает?" Потому что получил ранение, госпиталь вылечил и все, — приехал домой и занимайся. А где занимайся? Именно военных реабилитационных центров у нас в Украине нет.


Мы отстаивали интересы сугубо того, что нам сердце подсказывало, и того, что правильно. Так мы и делали.


Со строительным кооперативом тяжело было с самого начала, потому что ни у кого не было образования строителей, никто не понимал, как это все делать. Я военный, все ребята военные. Один наш товарищ Коля, двигатель, который нам помогал, Николай Коляда, он один понимал, что это. Когда стояли в начале, у истоков, был страх, что не получится. Были ошибки, были нерадивые застройщики, которые обманывали, накручивали суммы. Учились, приходили к этому. Именно первый момент старта, тут было уже доверие, доверие именно самих АТОшников. Тут сыграл авторитет, я сказал: “Ребята, вы же меня все знаете, где я живу, вы все знаете, — я никуда не денусь. Надо будет отдавать деньги — пойду продам почку”, — такие шутки у нас были.


Читайте полное интервью с Владимиром Лагутой здесь

Мы в 2020 году. Как изменится Украина?

В четверг, 15 ноября, состоится финальная лекция НВ из цикла "Украина 2020. Что ждет страну".

Что можем сделать мы, чтобы Украина наконец стала успешной страной?

Прийти на лекцию
Ukraine-2020

Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

События ТОП-10

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: