За столетие до протестов в Хабаровске. Как в начале XX века украинцы Дальнего Востока пытались объявить национальную автономию

28 июля 2020, 20:15
Цей матеріал також доступний українською
Автор: Олег Шама

В начале июля дальневосточный город Хабаровск стал эпицентром оппозиционного движения в РФ — сейчас там проходят многотысячные митинги в поддержку арестованного губернатора, где то и дело звучат лозунги «Мы здесь власть!» и призывы к отставке главы Кремля Владимира Путина.

Дальний Восток — регион с традиционно сильным самоопределением, что отчасти связано с украинским национальным движением в XX веке. Повторно публикуем материал журналиста НВ Олега Шамы о том, как после свержения российского императора украинцы Дальнего Востока попытались объявить в регионе национальную автономию.

Видео дня

П осле побега из арестантского поезда и скитаний по дальневосточной тайге Григорий Многогрешный, главный герой романа Ивана Багряного Тигроловы, очнулся в хате семьи Сирко. Он увидел на стене «множество фотографий — девчата в вышитых сорочках, в монисте, парубки в шапках и киреях». За окном мужчины седлали коня, собираясь в Киев. Беглецу казалось, что он бредит, но вскоре хозяйка дома объяснила: не Киев, а Киевка, местное село, названное так украинцами-переселенцами.

«Это была наша новая Украина, сынок, но более счастливая, — говорит Сирчиха.— По всему Уссури, по всему Амуру, как дома… Здесь рай был, а не край, как для работящего. И лес, и золото, и рыба, и земля хлеб родит… Жили мы, сынок!.. Ну, а потом пошло все кувырком… И стало так, что люди за головы хватаются. Пришла советская власть и все перевернула».

Роман Багряного вышел в 1944‑м во Львове, и описывал в нем автор свои же злоключения десятилетней давности. Тогда писатель попал под сталинские репрессии. И оказался на Дальнем Востоке, который представлял собою украинский «рай-край» — Зеленый Клин.

К 1917 году на восток от Урала до Тихого океана расселились более 1,5 млн украинцев. На этом огромном пространстве они составляли более 40% населения. На юге Приморья в некоторых районах украинский был родным языком для 90% жителей.

Подобная концентрация едва не сделала эти места и формально украинскими — после свержения российского императора на Дальнем Востоке появились силы, боровшиеся за национальную автономию.

-
Фото: -

ВРЕМЕННЫЙ ПРАВИТЕЛЬ: Проукраински настроенный генерал Дмитрий Хорват объявил себя временным правителем на КВЖД и во всем Приморье (на фото генерал в центре, во Владивостоке, в окружении представителей Антанты, 1918 год). Фото: DR

Чьи мы дети?

В конце февраля 1917‑го между Приморьем и европейской частью Российской империи почти на неделю прервалось телеграфное сообщение. Подобное случалось здесь часто.

Связь возобновилась только 3 марта. Об отречении Николая II, которое случилось накануне, одним из первых узнал Иван Ющенков, городской голова Владивостока, о чем сразу сообщил местной думе. И та единодушно поддержала временное правительство.

А уже на следующий день в городе, словно ниоткуда, возник совет рабочих и солдатских депутатов. Новый орган власти по обыкновению избрался на митинге, и в его состав вошли самые речистые ораторы во главе с Шмулером Гольд­брейхом. В тот день он числился большевиком, а к середине лета уже стал меньшевиком. Разницу в этих нюансах мало кто понимал — тогда в России было около 200 партий.

В августе совет провел выборы нового городского головы. Победил эсер Алексей Агарев, недавно прибывший из США после долгой эмиграции. Такого Владивосток еще не видел — все предыдущие градоначальники избирались из местных.

Вслед за политическими авантюристами в хлебосольное Приморье потянулись и профес­сиональные жулики. Вскоре после выборов петроградская газета Живое слово сообщала: «Во Владивостоке с публичной лекцией выступил одетый в офицерскую форму… корнет Савин. Публики собралось множество, и старый аферист рассказывал собравшимся, как «его старый друг Саша Керенский (глава временного правительства) принял его добровольцем в русскую армию».

Имя Николая Савина на рубеже XIX—XX вв.еков не сходило с газетных полос. В молодости он был замешан в исчезновении бриллиантов в царской семье. А уехав в Европу, заключал контракты на правительственных уровнях и испарялся с деньгами. Турецкому султану Савин как‑то представился претендентом на болгарский трон великим князем Константином Николаевичем.

«Если через некоторое время узнаем, что корнет Савин председательствует где‑нибудь в совете рабочих депутатов — мы не удивимся», — такими словами завершалась заметка Живого слова.

Пока столица Приморья внимала речам всевозможных проходимцев, 12 июня в Никольск-Уссурийский съехались представители украинских организаций со всего края.

Первые объединения диаспоры на Зеленом Клине с образовательными целями стали появляться еще в революционном 1905‑м. А в 1907‑м в Харбине, где находилось управление Китайско-восточной железной дороги (КВЖД), местная интеллигенция создала Украинский клуб.

КВЖД соединяла Читу с Владивостоком и проходила по китайской Манчжурии. Но строила ее Россия, и дорога со станционными селениями принадлежала ей.

Бессменным начальником магистрали со времени ее открытия в 1903 году был генерал Дмитрий Хорват. Его предки-сербы еще при Екатерине II переселились в Поднепровье. Сам он родился в Кременчуге и считал себя украинцем. Поэтому генерал с радостью принимал на работу земляков и радовался звукам украинских водевилей на своей дороге. При содействии Хорвата в 1909 году бывший бортовой механик Добровольного флота Юрий Глушко создал во Владивостоке украинский хор.

В середине июня 1917 года после I съезда в Никольске-Уссурийском в городах и селах Дальнего Востока появились листовки с воззванием Украинского временного национального комитета: «Брати українці! Сміються над нами, глузують, що ми в Краю дійсні хазяїни — бо нас же 80% усього населення — а бідолашні не маєм сміливости захисту своїх народніх прав. […] Нам не треба війни, не треба крові! Нам потрібний тілько спокій, щоб ми мали можливість здобути тут, на Далекому Сході, незалежне ні від кого своє вільне життя. До праці, брати!»

Из обращения было мало понятно, к чему собственно призывал комитет. Поэтому активисты разъехались по городам и весям Приморья агитировать за украинскую независимость.

В октябре-ноябре 1917‑го большевики захватили власть в Петрограде и Москве. Из-за этого курс рубля упал до невозможного. Газеты сообщали, что на Дальнем Востоке за него давали семь прежних копеек.

В мае 1918‑го, после III украинского съезда, с Зеленого Клина в Киев к гетману Павлу Скоропадскому отправился поручик Петр Твердовский.

Его тезисы были довольно четкими. Например, условие петроградскому правительству: срочно отозвать из Зеленого Клина все российские войска и передать все оружие, которое там есть, украинским властям. Или такое требование: признать Зеленый Клин частью Украины.

Но вопрос о том, как все это воплотить в жизнь, даже не обсуждался.

Поэтому Скоропадский остановился на том, что определил в Харбин консула. Им стал сам Твердовский.

-
Фото: -

КРАСНАЯ ВЛАСТЬ: Иероним Уборевич (выступает с трибуны на митинге во Владивостоке в 1922 году) был военным министром промосковской Дальневосточной республики, в которой украинцы поначалу получили формальную автономию. Но большевики сами же вскоре ликвидировали ее. Фото: DR

От Шевченко к Ленину

Тем временем на Зеленом Клине кроме украинской, установилось еще несколько «властей».

После череды ограблений иностранцев во Владивостоке и убийства японского торгового представителя Исидо Сийити в Приморье высадились экспедиционные войска США, Великобритании, Франции и Японии.

По суше с Дальнего Востока большевиков выбил чехословацкий корпус. Он состоял в основном из пленных бойцов австрийской армии чешского и словацкого происхождения, которых большевики решили переправить через Сибирь и США во Францию — уже как союзников последней, с тем чтобы они бились на западном фронте с немцами.

Генерал Хорват в июне 1918‑го провозгласил себя временным верховным правителем на КВЖД и во всем Приморье. У него были международный авторитет и оружие, но не было сильного войска.

Зато оно было у местного казачьего атамана Григория Семенова, который никем себя не провозглашал, но во многих регионах имел реальную власть.

А в ноябре между Уралом и Байкалом в Омске еще одним верховным правителем был объявлен адмирал Александр Колчак, видный деятель «белого» движения. После мучительных переговоров генерал Хорват признал именно его власть в регионе.

Для украинцев стало очевидным, что без своей армии они ничего не добьются на Зеленом Клине. Но каждая из военно-политических сил, присутствовавших в крае, попыталась использовать украинскую карту.

-
Фото: -

ГЕНЕРАЛ, НЕ СТАВШИЙ КОМАНДУЮЩИМ: Генерал Борис Хрещатицкий должен был сформировать на Дальнем Востоке национальные украинские подразделения. Но затея не удалась. Фото: DR

III украинский съезд уполномочил генерала Бориса Хрещатицкого, уроженца современного Новоазовска Донецкой области, сформировать национальные подразделения. Над Хрещатицким стоял генерал Хорват, а стало быть и Колчак, который решил бросить украинские войска на Урале против красных.

Но еще 1 мая 1919 года на сторону большевиков под Оренбургом перешли 3 тыс. бойцов куреня имени Шевченко, сформированного в Челябинске. Подразделение стало полком имени Ленина. Историки утверждают, что украинцы тогда купились на пропаганду большевиков. Однако курень состоял из бывших пленных русинов, воевавших вместе с чехами против России, а колчаковцы воспринимали их как второсортное пушечное мясо.

Алексей Будберг, военный министр правительства Колчака, писал в своем дневнике 4 сентября 1919 года: «Подняли большую шумиху с поголовной мобилизацией бывших пленных из Карпаторуссии. Благодаря этому Омск остался без хлебопеков и ассенизаторов, так как миролюбивые и неприхотливые карпаторуссы специализировались по черному труду. Озлобление среди них страшное. Теперь эта надежная и прочная горсточка растворена в насильно согнанных и не хотящих воевать людей».

Тогда же Будберг написал и такое: «В газетах море платных восторгов по поводу „изумительного по своему единодушию подъема героев подъяремной Карпатской Руси на спасение родного русского народа“. Платные перья всегда были особо подлы, а в теперешней гнилой атмосфере побили все рекорды».

На следующий день министр дописал: «Никакого резерва на Дальнем Востоке формироваться не будет, вопрос о назначении Хрещатицкого отпадает».

-
Фото: -

УКРАИНСКИЙ КРАЙ: К моменту краха Российской империи этнических украинцев в Приморье было более 1,5 млн. Они стали заметной силой в регионе (на фото — мирный митинг украинцев во Владивостоке). Фото: DR

Свой к своему

В начале 1920 года с политической сцены ушел адмирал Колчак, которого выдали большевикам его французские союзники. А в апреле того же года в Верхнеудинске провозгласили просоветскую Дальневосточную республику (ДВР). Она была нужна Москве как буфер между Советской Россией и Японией.

С первых же дней Кремль организовал финансовую и военную помощь республике, а также наводнил ее своими партийными кадрами.

Украинцы в ДВР получили формальную автономию. В правительстве их интересы представлял Петр Марчишин, бывший офицер австрийской армии, попавший в российский плен. Его стараниями осенью 1921‑го в «республике» открылись 60 украинских начальных школ.

До Владивостока ДВР с большевиками пока не дотягивались — городом руководило очередное Временное правительство. Но там продолжал собираться украинский секретариат с Юрием Глушко во главе. Под его воздействием местный кооператив Чумак соединил в себе почти все подобные коммерческие проекты украинцев.

Все работало по принципу свой к своему за своим. Под руководством Петра Горового Чумак обеспечивал крестьянам сбыт их продукции, быстро ориентируясь в ценах и логистике края. Также кооператив работал как касса взаимопомощи. По уставу организации, 25% прибыли шли на культурно-образовательные программы. В 1921 году около 150 сельских общин Приморья приняли решение открыть украинские школы и стали искать на них деньги.

В ноябре 1922 года красные взяли Владивосток. Все украинские начинания в крае были прекращены. Чекисты ликвидировали Чумак. Дела его к тому времени шли далеко не блестяще, но товара на складах было конфисковано на 10 тыс. золотых рублей.

В первые же дни своего управления городом новая власть арестовала около 200 украинских деятелей. После дознаний в суд отправились 22 человека, которые были связаны с Горовым: их обвинили в сотрудничестве с атаманом Семеновым. На самом же деле глава кооператива всего лишь получил от него некий документ, гарантировавший национально-культурную автономию украинцам Приморья после разгрома большевиков. Скорее всего, для руководителя кооператива Чумак эта бумага была охранной грамотой.

Также атаман якобы выдал генералу Хрещатицкому и еще одному украинскому деятелю 10 вагонов муки, 25 тыс. руб. и золото на создание национальных корпусов. Но те из‑за отсутствия оружия распустили своих солдат еще весной 1920‑го, а сами поселились в Харбине.

Большевиков правда не особо интересовала, и в январе 1924‑го в Чите начался громкий процесс над лидерами украинского Приморья. Слушания длились неделю, и самый суровый приговор получил Горовой — расстрел, замененный 10 годами изоляции. Грушко, по чьему распоряжению глава Чумака контактировал с Семеновым, получил 2,5 года тюрьмы. Остальные — от полугода до двух.

Российский историк Вячеслав Черномаз считает, что после Читинского процесса украинцы Зеленого Клина стали скрывать происхождение. И уже по переписи 1926-го их здесь стало значительно меньше, чем в царские времена.

В начале 1930‑х Москва и сама попыталась сыграть в украинизацию на Дальнем Востоке. В некоторых районах региона открыли национальные школы и начали выпускать газеты на украинском. Но все это дело быстро свернули, а самых деятельных активистов национального возрождения отправили в лагеря.

Для многих украинцев спасением от большевиков стала уссурийская тайга. Та же хозяйка Сирко в Тигроловах уверяет беглого арестанта: «А мы плюнули на все, да и перебрались сюда, чтоб по‑своему‑таки век доживать. Сюда и ворон нечасто залетает. По-здешнему, оно‑то близко, каких‑то пятьсот верстов [до Киевки]… Но людей здесь мало, и власть не так цепляется».

Этот материал опубликован в № 34 журнала НВ от 20 сентября 2018 года

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Сегодня в Украине с Андреем Смирновым

Дайджест новостей от ответственного редактора журнала НВ

Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Показать ещё новости
Радіо НВ
X