Человек ходил на выборы, чтобы съесть бутерброд. Интервью Сергея Гусовского

14 апреля, 23:30
3690
Цей матеріал також доступний українською
Человек ходил на выборы, чтобы съесть бутерброд. Интервью Сергея Гусовского - фото

Сергей Гусовский/Facebook

Сергей Гусовский

Соучредитель праволиберального движения Люди важливі Сергей Гусовский в интервью Радио НВ рассказывает о либерализме, государстве, Киеве и своем общественном движении, которое скоро станет политическим.

О политике и выборах

В се то, чему учит политика, она учит слушать, слушать и слышать. Поэтому я согласен с тем, что ты говоришь, может кроме того, за кого голосовал в первом туре, но тем не менее мне кажется, что это действительно о демократии, я бы привел еще два следующих аргумента: во-первых, был выше процент пришедших голосовать на участке по сравнению с 2014 годом, мне кажется даже с 2015, если говорить о Верховной Раде. Есть в этом такой компонент очень сентиментального характера, и количество селфи, которые люди делали, люди действительно гордились тем, что они пришли, отдали свой голос, некоторые фотографировался даже с бюллетенями ... Но по большому счету это как раз, я думаю, изменение парадигмы, которая была навязана в советское время, что от человека ничего не зависит. Идти голосовать и хотеть идти голосовать, воспринимать это, кто-то писал даже, что это выглядит как праздник. Если в советские времена это был праздник, потому что там был буфет и можно было купить какой-то бутерброд с колбасой Сервелат, то в данном случае это как раз выборы для того, чтобы никто не рассказывал идти ли человеку по талону на тот Сервелат, или должен ли он идти куда-то туда, где его будут распределять.

На выборы будем идти, я верю, осенью обязательно, это мое личное мнение. На данный момент Люди важливі – это общественное движение. Я думаю, что и на третьем форуме будет идти о том, какой должна быть перспектива движения, я рад, что оно развивается: на первом форуме было 200 человек, на втором более 400, на данный момент мы ожидаем около тысячи человек, приглашены кандидаты, движение идет, встречи в городах, мы были во Львове, Харькове, Днепре, Одессе. Я верю, что это движение имеет очень классную перспективу и надеюсь, что оно станет политической силой, будет участие в парламенте, зайдет фракция, мы будем готовы писать новое коалиционное соглашение.Мы сейчас четко анализируем то, что сейчас существует в парламенте, это первая составляющая ответа. А вторая – в Европарламенте это АЛДЕ, аббревиатура – это Альянс либералов и демократов за Европу. Здесь тоже надо очень внимательно смотреть, в той же Голландии, например, есть две либеральные партии, одна левая, а другая права. Это очень разные идеи, леволиберальные силы – это что-то ближе к социалистам, то есть государство все деньги соберет, а потом справедливо распределит. Это не наша история, украинцы, как говорит Евгений Глибовицкий: "радні люди можуть дати собі раду самі", не надо за нас определять, как мы должны тратить средства.

Я считаю, что здесь ключевой является тенденция и вектор развития, поэтому второй тур выборов президента, осенью будут выборы в парламент. Этим же ничего не ограничивается, все действительно развивается и через год после выборов в парламент будут местные выборы. Поэтому распространение идей движения праволибералов и понимания, о чем это именно позволит, я думаю, осенью 2020 зайти очень мощным командам, очень классным людям, классным фракциям в разные города...

О Киеве

Б езусловно, если говорить о политике, я рад, что сейчас Киев наконец с точки зрения формирования основ нового движения стоит у самых истоков. Ведь сколько в Украине было разных историй донецких ... одесских, из Днепра были люди, Винница, очень уважаемый город Львов, а в Киеве никогда никакие инициативы всерьез не рождались. Я думаю, что это важно, это миссия в частности Киева...

Киев имеет очень специфическую и специальную миссию, Киев должен быть лидером. К сожалению, с точки зрения местного самоуправления это вообще трагедия, думаю, это заслуживает отдельного передачу. Отменены районные советы, единственный горсовет, один депутат представляет 25 с лишним тысяч жителей, это невозможно качественно делать, в Европе обычно от 2,5 до 5 тысяч жителей имеют своего депутата. Вопросов много, Киев живет по совершенно устаревшей стратегии, генплан принят в начале 2000-х и заканчивается в 2020 году, вопросов очень много, и я думаю, что в этом смысле Киев, к сожалению, не среди лидеров, здесь многое надо сделать.

Ты извини, это наболевшая тема, есть Киевский городской совет, это депутаты, которых выбирает община. У городского совета должен быть исполнительный орган, знаешь как он называется полностью? Исполнительный орган Киевского городского совета Киевская городская государственная администрация, это название. И эта вот Киевская городская государственная, наличие государства в ней определяет, что президент, никто другой, президент назначает председателя КГГА. И сейчас в рамках закона, в 2010 году приняли изменения в закон о столице, он может назначить, а может не назначить. Более того, отсутствие райсоветов на уровне районов означает, что в районах действуют районные так же государственные администрации, кто назначает председателей РГА? Президент.

Поэтому кто именно определяет приоритеты в районах – назначен глава райгосадминистрации, а ты понимаешь, что назначенные чиновники, это может быть даже человек не из этого района. Это та же история с парашютистами. Кто собирается с приоритетами – не жильцы районов, а кто-то где-то сверху. 

О либерализме

М ы сошлись как раз на праволиберальных началах, сошлись на том, что мы можем абсолютно смело утверждать, что это праволиберальные основы. Многие люди волнуются, беспокоятся, даже боятся говорить "либералы" вслух, вы же себе не представляете, какое это будет сопротивление получать в обществе. Мы понимаем, что есть, пожалуй, восприятие через призму каких-то российских клоунов вроде Жириновского, или когда говорят "либерализм" в отношении Европы, то следует понимать, что это левый либерализм...

Я думаю, кстати, что они не очень понимают, кого именно они пытаются уничтожить. Поэтому они как охотники не очень, потому что если ты не понимаешь, у кого стреляешь, то вряд ли попадешь. Что такое правый либерализм? Фактически это об экономике в первую очередь. И, безусловно, в любом случае мы говорим о свободе личности, то, что касается персонально кого-либо из украинцев, человек может делать все, что он захочет в рамках законодательного поля с собой, со своим будущим. Но одновременно это об экономике, что именно в вопросе экономики? Экономика – это то, что выведет страну из кризиса, это то, что позволит стране развиваться и экономика – это то, чем не должно заниматься государство, государство как институт должно заниматься тем, что ему поручат люди, граждане страны.

О стране и государстве

Я бы здесь обратил внимание на то, что во время Майданов очень типично цитируют пятую статью Конституции – единственный источник власти в Украине – это народ. И забывают о первой статье, а в первой статье говорится, что Украина – это независимое, демократическое и т.д. государство, устанавливается знак равенства между Украиной и государство, но государство – это институт... Если задуматься над глубинным смыслом такого уравнения, то, пожалуй, стоит сказать, что Украина – в первую очередь это страна, это люди... Это политическая нация, ресурсы и т. д. И государство – это одна из составляющих, крайне важная составляющая, но это составляющая страны.

Один умный человек говорил, что Соединенные Штаты Америки – это страна, а Северная Корея – это государство. Мне кажется, что это очень классное определение, мы как раз в праволиберальном движении, у нас есть манифест, я не исключаю, что многие люди его видели, там как раз говорится о том, что государство должно быть сервисом, государство должно предоставлять сервис, государство должно заниматься тем, что ему доверяют люди. И, соответственно, если задуматься над смыслом этого события, то характерно воспринимать государство, я думаю, многим украинцам как нечто, что генерирует только стресс. Но когда ты покупаешь сервис, условно говоря, ты приходишь в какое-то заведение и хочешь выпить кофе, ты заказываешь кофе и не хочешь его получить в морду или куда-то на штаны. Ты хочешь получить в чашечке, потом ты рассчитаешься, а если тебе эти услуги не будут качественно предоставлены, то может и не захочешь рассчитаться. А с государством же все с точностью да наоборот, мы же заранее выписываем, своими налогами мы выписываем сервис, который должны получить. И когда государство пытается по инерции еще с советских времен делать все и вся, когда государство говорит: "украинцы еще не доросли до того, чтобы распоряжаться землей, пока подождите, еще надо немного поучиться", то это не должно определять государство, это должны определять как раз люди.

Человек не значил ничего, ходил на выборы, чтобы съесть бутерброд

Мне кажется, важно понимание, что вопрос не должен формулироваться "а что надо у государства забрать". Надо говорить о том, чем вообще государство должно заниматься. Есть ключевые вещи, которые оно должна обеспечить – это международное представительство, это безопасность и оборона, верховенство права...

Это по определению, если государство не будет лезть куда не надо, есть известное выражение Подервянского, я не уверен, или там вечер, но все равно, не трогайте нас.

По большому счету, если взять три типа отношений: человек – государство, бизнес или предприниматель, предприятие – государство и местное самоуправление, мы, вероятно, тоже будем говорить, государство, то очень важно, чтобы каждый из участников этих отношений хорошо понимал, а где именно находится тот баланс, который позволяет человеку свободно себя чувствовать и не иметь стресса в отношениях с государством. Бизнес не должен испытывать стресс в отношениях с государством и так же даже местное самоуправление. Государство не должно как сегодня, скажем, есть субвенции. Субвенции – это как издевательство, государство собирает налоги, а потом дает, это же даже не... Это специфическая неволя, городам дают, возвращают деньги с очень четкими указаниями, как города должны их использовать. Это продолжение такого отношения как недоверие к квалификации, уровню квалификации и уровню понимания, что города могут распределять эти средства эффективно и так, как хотят местные общины. Поэтому, я думаю, по большому счету такая инерция еще опять же с советских времен, когда государство отвечало за все, собственности не существовало другой, чем государственной, и человек не значил ничего, ходил на выборы, чтобы съесть бутерброд.

Государство, безусловно, должно заботиться о своих людях, но оно не должно просто покупать их симпатию. Я думаю, что Италия среди тех, кто действительно в непростой экономической ситуации, и сейчас там есть удивительное сочетание, соединились радикальные левые и радикальные правые.

О сепаратизме

Е сли я правильно понял ваш вопрос, то вы говорите об опасности сепаратизма. Поэтому мы как раз говорим, например, среди очень ограниченного перечня ответственности государство однозначно должно отвечать за национальную безопасность и оборону, это недопустимо даже думать о том, что на местах могут быть любые сепаратистские движения. И когда кто-то предлагает, например, решать многие вопросы используя инструмент референдумов, то упомянутая Швейцария этим очень качественно пользуется, но на то есть очень длительная история, они этому научились, в них ушла, я думаю, что даже не одна сотня лет. Они пользуются очень часто, это как зубы чистить, они ежемесячно отвечают на самые разные вопросы и принимают, соответственно, начиная с очень местного уровня до общегосударственного, до уровня всей конфедерации.

Безусловно, речь идет о том, что государство должно обеспечить и суверенитет Украины, для этого у государства есть достаточно инструментов влияния. В то же время, говоря об изменениях, которые могут идти в частности в Конституции, в основном законе, это как раз, чтобы государство не царствовало в областях, чтобы там работали префекты. Чтобы государство со своей стороны просто обеспечивало контроль за качеством решений, которые принимают местные общины.

О Люди важливі

М аксим Нефедов, Виктор Андросов, который является исполнительным директором Украинского института будущего; Алексей Гончарук, который управляет Офисом эффективного регулирования, больше известным как BRDO. Это Оксана Нечипоренко (GoGlobal). Все вместе мы сошлись в понимании, что не просто люди важны, а опыт, который каждый из нас получил за последние четыре или даже пять лет, позволяет говорить о способности формировать общественное движение, которое понимает, что надо начинать с идеологических основ. Это не чей-то проект, а это действительно люди, которые объединяются вокруг четкого понимания, как нужно развивать страну, какими должны быть государственные политики, в данном случае, если на английском языке, то public policies; что делает государство в том или ином смысле – или это касается земли, или это касается регулирования (в данном случае дерегуляции), или это касается демонополизации и тому подобное.

Подпишитесь на журнал НВ

Подписывайтесь на журнал НВ и читайте свежий номер прямо сейчас. Все подписчики также получают доступ к архивным выпускам журнала. Стоимость подписки на три месяца всего 59 гривен.

Подписаться и читать журнал