Главные в «украинском Чикаго». Кто такие полицейские офицеры громады и как им удалось стать настоящими героями в своем селе

28 августа 2019, 21:03
Цей матеріал також доступний українською

Репортер НВ Саша Горчинская и фотограф Наталья Кравчук провели день на дежурстве с «украинскими шерифами» — полицейскими офицерами громады в селе Богдановка на Днепропетровщине. Они работают только два месяца, но уже стали настоящими местными героями.

С ело Богдановка расположено в 23 км от районного центра — города Павлограда, что в Днепропетровской области. Население Богдановка сейчас составляет более 3 тысяч человек. Первое, что сразу бросается в глаза на въезде в Богдановку — идеально ровные, новые дороги. Таких нет даже в некоторых районах столицы.

Видео дня

Еще одна визитная карточка села — местные полицейские. Они заступили на службу 1 июня этого года, первыми в Украине заняв новую должность — полицейский офицер территориальной громады.

Шерифы на украинский манер

«Ранее этой работой занимался участковый, которого местные жители видели, возможно, раз в неделю, да и то, он отмахивался от них и избегал общения. Мы же работаем в режиме 24/7», — говорит старший лейтенант Игорь Качалов, который встречает нас в местном полицейском участке.

Здесь Качалов работает вместе с коллегой Иваном Костишиным. У них общий кабинет, где стоят два стола, на каждом — по компьютеру. Есть даже собственный принтер. В шкафу у стены за стеклом — грамоты и благодарности.

Полицейские в своем офисе (Фото: Наталья Кравчук, НВ)
Полицейские в своем офисе / Фото: Наталья Кравчук, НВ

Богдановка — центр объединенной территориальной громады, или ОТО, образованной в 2015 году, после того как заработала реформа децентрализации. Кроме Богдановки, в ОТО входят также два населенных пункта — села Новая Русь и Новая Дача. Осенью к ОТО должно присоединиться еще одно село — Богуслав. Поэтому полицейские очень рассчитывают на появление здесь третьего коллеги, чтобы эффективно работать с такой эффективной громадой.

«Мы создали группы в Телеграмме и Вайбере, куда приглашаем жителей громады, также у Богдановки есть группа в Фейсбуке. Все это сделали для того, чтобы моментально коммуницировать с населением», — говорит Качалов.

По специфике работы их можно сравнить с американскими шерифами — они работают по схожему принципу

Офицеры громады распределяются из расчета один офицер на 6 тыс. населения. Претендовать на такую должность может полицейский со стажем работы не менее полутора лет. Среди других требований — знание нормативно-правовой базы, умение пользоваться компьютером, высокая физическая подготовка, права категории В и водительский стаж. Днепропетровская область стала первым регионом, где запустили этот пилотный проект с полицейскими офицерами громад. На очереди — Харьковская, Кировоградская, Черкасская области и несколько других регионов.

Главное отличие офицера громады от обычного участкового — то, что офицер громады живет на территории своей ОТО. Жильем обеспечивает громада, чтобы они всегда были на месте — были частью своей громады. По специфике работы их можно сравнить с американскими шерифами — они работают по схожему принципу.

«Мы сами себе определяем график. У каждого жителя ОТО имеется наша визитка, поэтому могут позвонить нам лично, если понадобится. В этом, конечно, есть и недостатки, потому что очень часто люди звонят в полночь», — рассказывает Костишин.

Офицер Костишин и местные жители (Фото: Наталья Кравчук, НВ)
Офицер Костишин и местные жители / Фото: Наталья Кравчук, НВ

Офицеры занимаются совершенно разными делами — фактически всем, что беспокоит здешнюю громаду. Работы много: за два месяца работы зафиксировали пять краж велосипедов, четыре из них нашли почти сразу. Также была кража автомобиля, который впоследствии нашли в лесопосадке, кража у местного фермера, из-за чего мужчине нанесен материальный ущерб на сумму около 70 тыс. грн.

Есть и другие случаи, которые нам, жителям большого города, могут казаться необычными. Однако для села это обыденность. Костишин показывает на небольшие стопки бумаги на своем столе, это — заявления от местных жителей. В одной, напечатанной на компьютере, женщина жалуется полиции на соседских коз, которые самовольно выпасались по территории рядом с домом и уничтожили ее урожай. К заявлению прикреплены напечатанные на листах А4 фотографии — некоторые из них даже в цветной печати. На снимках — подтверждение преступления, надкушенное и погрызенные дыни и тыквы.

Иван Костишин общается с женщиной, которая написала заявление и пожаловалась на соседских коз, повредивших ее урожай (Фото: Наталья Кравчук, НВ)
Иван Костишин общается с женщиной, которая написала заявление и пожаловалась на соседских коз, повредивших ее урожай / Фото: Наталья Кравчук, НВ

Другое заявление написано от руки, лист бумаги предварительно аккуратно разграфленный ровными рядами под линейку. Местный пенсионер сообщает о краже банок для консервации: в краже подозревает своих близких родственниц, их фамилии и адреса также указывает в заявлении.

«Такие заявления мы также обязательно должны зафиксировать, а после — отправить результат по почте. Часто проводим беседы с фигурантами дел на местах», — объясняет Костишин.

Местный пенсионер сообщает о краже банок для консервации

Одна из главных проблем ОТО — наркотики, говорят офицеры. С этим они столкнулись уже в первую неделю своей работы в Богдановке. К ним приходили местные жители и приносили адреса, где, по их словам, сбывают наркотические средства, рассказывает Качалов. Впоследствии эта информация подтвердилась:

«Мы проверили все, провели предварительный осмотр и зафиксировали два эпизода по статье 309 Уголовного кодекса Украины — хранение и употребление наркотических средств».

По словам офицеров, среди местных жителей нарушителей закона почти нет. В основном противозаконные действия — и кражи, и торговлю наркотиками — совершают жители соседнего города Терновка.

Мы спрашиваем у офицеров, не боятся ли они самостоятельно ввязываться в разборки с местной «наркомафией» — ведь она была здесь задолго до появления новой полиции и привыкла жить по своим правилам.

«Бояться? Чего мне бояться? Я из Кривого Рога», — смеется Костишин в ответ. Полицейские рассказывают: хотя Кривой Рог и относится к Днепропетровской области, этот город также живет по своим «внутренним» правилам.

День с полицейскими

Каждый полицейский офицер громады имеет свое служебное авто для оперативного реагирования на вызовы. Поэтому Костишин и Качалов могут разделиться, чтобы, скажем, один мог патрулировать улицы, а другой — выехать на вызов.

Вместе с Богдановкой заканчиваются и хорошие дороги — дальше прыгаем по буграм и ямам

Служебная машина укомплектована 33 предметами в багажнике — от буксировочного троса до бензопилы, чтобы полицейский мог, к примеру, распилить дерево, которое упало из-за непогоды и перекрыло собой дорогу.

Утром мы садимся в авто к офицеру Качалову, чтобы увидеть, как проходит его обычный рабочий день. Первое, что он показывает нам — это мост на выезде из Богдановки, обрушившийся в прошлом. Теперь авто вынуждены объезжать обвал со стороны, по импрозованной дороге в поле.

«У громады есть средства на восстановление этого моста, однако нет полномочий, чтобы начать работы. Этот участок находится в компетенции облавтодора. Облавтодор же отказывается ремонтировать мост — мол, в бюджете не хватает на это средств. И так по кругу», — объясняет Качалов, когда мы с ним стоим перед кусками обрушенного бетона. Вокруг нас — степь. Вдалеке на холме виднеется шахта.

Полицейский Игорь Качалов стоит на разрушенном мосту (Фото: Наталья Кравчук, НВ)
Полицейский Игорь Качалов стоит на разрушенном мосту / Фото: Наталья Кравчук, НВ

Пока мы рассматриваем мост, подъезжает офицер Костишин. Говорит, что получил вызов о незаконной вырубке леса где-то на окраине села Новая Русь. Мы отправляемся на поиски нарушителей закона.

Вместе с Богдановкой заканчиваются и хорошие дороги — дальше прыгаем по буграм и ямам. За окном стелются бескрайние степи и поля подсолнуха. Иногда мимо нас проезжают крестьяне на мопедах или мотоциклах. Не все ли они — без шлемов. Офицеры пытаются останавливать людей и выписывают штрафы за опасную езду. Однако местные совсем к такому не привыкли — большинство из них не имеют даже прав на мопед.

Полицейские вместе с представительницей следственно-оперативной группы описывают место незаконной вырубки деревьев (Фото: Наталья Кравчук, НВ)
Полицейские вместе с представительницей следственно-оперативной группы описывают место незаконной вырубки деревьев / Фото: Наталья Кравчук, НВ

«Они совсем не воспринимают это как полноценное транспортное средство. Ну, мопед, и мопед, мол, что с него возьмешь. Бывает, едет какой-то дед, я останавливаю его. Понимаю, что сейчас выпишу ему штраф на 500 грн, а это — где-то треть его пенсии. Становится жаль таких людей», — признается офицер.

Когда заезжаем в следующее село, дети, игравшие посреди улицы, останавливаются, как вкопанные, внимательно провожают взглядом полицейскую машину.

На одном из поворотов разделяемся: Костишин едет одной дорогой, мы с Качаловым — другой. Связь поддерживают по рации. Наконец мы замечаем нарушителей — Качалов передает напарнику, что мы на месте.

Дети, которые играли посреди улицы, останавливаются, как вкопанные, внимательно провожают взглядом полицейскую машину

И действительно, в посадке вдоль поля замечаем две фигуры: это мужчина и его несовершеннолетний сын. Они стоят рядом с мотоциклом, в небольшом прицепе — свежая, только что срубленная древесина. Качалов направляется в посадку и показывает на свежесрезанный пень.

«Вы знаете, для чего здесь эти деревья?» — спрашивает он у мужчины. Тот качает головой и молчит. Качалов продолжает:

«Их высадили здесь специально, чтоб они защищали поля от песка, который может принести ветрами. Чтобы одно такое дерево выросло, надо несколько десятков лет. А вы взяли и уничтожили его»".

Иван Костишин фотографирует спиленное дерево в лесопосадке за селом (Фото: Наталья Кравчук, НВ)
Иван Костишин фотографирует спиленное дерево в лесопосадке за селом / Фото: Наталья Кравчук, НВ

Мы ждем Костишина, затем вызываем следственно-оперативную группу, которая будет ехать сюда аж из районного центра — города Павлограда. На это нужно время, поэтому один из офицеров должен оставаться на месте преступления, чтобы контролировать нарушителей. Следственная группа должна составить протокол и сделать описание нанесенных убытков, потом дело направляют в суд и уже там в судебном порядке решать, какую сумму компенсации должен заплатить нарушитель закона.

Любимцы громады

П осле обеда мы пересаживаемся в авто к другому офицеру, Ивану Костишину. Говорит: в Богдановке оказался потому, что устал от работы на предыдущих должностях — их в пределах структуры менял несколько раз, но нигде не находил себя. Поэтому решил подать свою кандидатуру на должность офицера громады. Прошел собеседование, конкурсный отбор и заступил на службу.

Если честно, мы очень боимся, что у нас заберут полицейских, когда закончится программа

Среди его обязанностей — работа с семьями, оказавшимися в сложных жизненных обстоятельствах. Поэтому на сегодня у него запланировано несколько визитов в такие семьи — вместе с Людмилой Красниковой, инспектором по социальной работе, которая также садится к нам в авто.

«Если честно, мы очень боимся, что у нас заберут полицейских, когда закончится программа. Мы так к ним привыкли », — говорит Красникова. Она одета в аккуратное бело-синее платье, а ее украинский — безупречный.

Костишин объясняет, что их вряд ли куда-то «заберут», ведь эта должность предполагает, что офицеры сами решают, оставаться или увольняться. Несмотря на сложный график, их никто не обязывает работать здесь.

Полицейский Иван Костишин и инспектор соцслужбы Людмила Красникова (справа) в гостях у одной из сельских семей (Фото: Наталья Кравчук, НВ)
Полицейский Иван Костишин и инспектор соцслужбы Людмила Красникова (справа) в гостях у одной из сельских семей / Фото: Наталья Кравчук, НВ

Первая семья, куда мы отправились, — это многодетная семья, где у отца долгое время были проблемы с алкоголем. Костишин вспоминает, как познакомился с этой семьей — его вызвала женщина, которая хотела успокоить своего нетрезвого мужчину:

«Я только приехал сюда, в Богдановку, но благодаря сельскому совету мой контактный номер был уже известен местным жителям. Мне сразу начали звонить люди, просили к ним прийти, в эту семью я приходил несколько раз. Тогда еще пешком — сначала еще не было служебного авто».

Первая семья, куда мы отправились, — это многодетная семья, где у отца долгое время были проблемы с алкоголем

Он выписал предписание, запрещающее мужчине появляться по его домашнему адресу в течение десяти суток. Самого мужа Костишин доставил в отдел полиции в город Павлоград, где составил на него протокол, дальше следил за выполнением предписания. Говорит, что к решению проблемы решил подойти комплексно и «креативно»:

«Во время беседы с женщиной обнаружил, что у нее есть два брата, которые проживают в соседнем населенном пункте, не трудоустроены. Я поспособствовал тому, чтобы они переехали сюда, в Богдановку, и помог с трудоустройством. В результате братья также помогли исправить ситуацию в семье: наблюдали за мужчиной, помогали своей сестре ».

Мы подъезжаем к воротам. За ними видно двор и дом, некоторые окна завешены целлофаном. Территория огорожена деревянным перекошенным забором. За забором громко лают собаки. На первый взгляд их здесь не меньше четырех: вижу, что две привязаны цепями во дворе, еще две, поменьше, подбежали к забору и выставили свои носы на улицу между забором.

Мальчик играет с кошкой (Фото: Наталья Кравчук, НВ)
Мальчик играет с кошкой / Фото: Наталья Кравчук, НВ

На шум выходит женщина — мать семейства, за ней бегут трое детей. Это два мальчика и одна девочка. Старший мальчик в сентябре должен идти в школу. Красникова говорит — дети нуждаются в особых образовательных потребностях.

«Как у вас дела? Все хорошо?», — спрашивает у женщины Костишин. Она улыбается и кивает: «Да». Ее дочь выходит на улицу, одной рукой держа под боком небольшую кошку. Носит ее, будто куклу, переворачивая с боку на бок — кошка ведь даже не пытается убежать.

Пока офицер и соцработник общаются с матерью, из дома на улицу выходит мужчина. Он трезв, потому что пообещал полицейскому не пить. Одет только в джинсы, пуговица не застегнута. Говорит, что работает. Рассказывает также и о том, что зимой будут отапливать дом углем и дровами. Газа в селе нет, но уголь для этого региона — не проблема, ведь вокруг расположены сразу шесть шахт.

Газа в селе нет, но уголь для этого региона — не проблема, ведь вокруг расположены сразу шесть шахт

«Когда спрашиваю у местных подростков, кем они хотят стать, почти все отвечают: шахтерами, потому что их родители шахтеры, — говорит Костишин, когда мы направляемся в следующую семью. — Но я не думаю, что это правильно. Они должны мечтать и о другом».

Следующая семья, куда мы заходим, также многодетная, они — цыгане. Всего восемь собственных детей, из которых только один — старший парень — живет отдельно от родителей. Еще одна девочка — племянница, которую взяли под опеку.

В гостях у цыганской семьи: отец, мать и двое маленьких детей в семье (Фото: Наталья Кравчук, НВ)
В гостях у цыганской семьи: отец, мать и двое маленьких детей в семье / Фото: Наталья Кравчук, НВ

Хозяин радушно приглашает к себе во двор. Его жена и дети как раз собрались на чаепитие — они сидят за столом на крыльце. Хозяйка наливает чай в пиалу и держит ее обеими руками, ожидая, пока напиток немного остынет. Она изящная и еще достаточно молодая. Трудно поверить в то, что эта женщина — мать восьми детей.

Пока офицер общается с главой семейства, дети играют во дворе. Старший мальчик катает младшего на велосипеде. Девушки уселись на импровизированных качелях — это толстые полоски прочной материи, специально закрепленные на ветвях деревьев.

Большая ромская семья (Фото: Наталья Кравчук, НВ)
Большая ромская семья / Фото: Наталья Кравчук, НВ

«Знаете, что мне нравится? Иван никогда не теряет равновесие. Может повторять все по несколько раз, пока его не поймут. Делает глубокий вдох, выдох и продолжает говорить далее — спокойно и уравновешенно», — рассказывает Людмила Красникова, наблюдая за полицейским.

Чикаго по-днепропетровски

В селе Богдановка, наверное, как и у большинства украинских сел, достаточно небольшой выбор организации досуга. Здесь есть клуб, в котором регулярно проходят дискотеки — как говорит Качалов, это «диджей с магнитофоном», который крутит музыку, и пару десятков людей, которые приходят сюда развлечься. В основном дискотеки посещают местные — из соседних сел ради таких развлечений не приезжают. Поэтому драк или ссор нет. На территории громады запрещена продажа алкоголя после 22:00, поэтому полицейские следят и за тем, не нарушается ли этот запрет.

У нас село очень сложное, Иван Владимирович называет его Чикаго

Вместе с Костишиным отправляемся в гости к сельскому председателю Алексею Грищенко. Он принимает нас в своем кабинете. В углу — сине-желтый флаг, на стене, на том месте, где раньше должен висеть портрет главы государства, трезубец в рамке.

«У нас село очень сложное, Иван Владимирович называет его Чикаго. Как по мне, это не Чикаго, а то и хуже, потому что у нас рядом — Терновка, которое прославилось нехорошими вещами. Но когда появились полицейские громады, ситуация в селе значительно улучшилась, а преступность уменьшилась почти до нуля, — рассказывает Грищенко. — Думаю, нам достались одни из лучших, или даже лучшие полицейские. Но одна беда: с таким графиком и нагрузкой они должны получать тысячу долларов зарплаты, не меньше. А получают всего 13 000 гривен».

Сельский голова Алексей Грищенко и офицер Костишин (Фото: Наталья Кравчук, НВ)
Сельский голова Алексей Грищенко и офицер Костишин / Фото: Наталья Кравчук, НВ

По словам сельского головы, громада даже готова выписывать офицерам премии за свой счет, но не может, потому юридически это невозможно — будет считаться взяткой. Высшее руководство повышать полицейским зарплату пока не спешит.

«Я знаю, к чему приводят такие ситуации — низкая зарплата заставит парней стоять где-то на трассе и брать [взятки], чтобы прокормить семью», — жалуется Грищенко.

Памятник Богдану Хмельницкому в селе Богдановка (Фото: Наталья Кравчук, НВ)
Памятник Богдану Хмельницкому в селе Богдановка / Фото: Наталья Кравчук, НВ

Богдановка, говорит он, раньше всегда была «чем-то обделена», но благодаря реформе децентрализации в село пришлось вдохнуть новую жизнь. Сейчас в Богдановке строят новый детский — дом малютки, рассчитанный на десять детей, также сооружают большой спортивный комплекс европейского формата. За этим Алексей Грищенко видит большое будущее:

«Сейчас в Богдановке очень дешевое жилье, дом можно купить практически за копейки. Но это пока что. Скоро все изменится».

Чтобы узнавать все последние новости проекта Время перемен с НВ, присоединяйтесь к нашей группе в Facebook.

«Медійна програма в Україні» фінансується Агентством США з міжнародного розвитку (USAID) і виконується міжнародною організацією Internews.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Сегодня в Украине с Андреем Смирновым

Дайджест новостей от ответственного редактора журнала НВ

Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Показать ещё новости
Радіо НВ
X