Я нежный человек только внешне. Сценарист Киборгов Наталья Ворожбит о фильме, войне и украинских зрителях

0 комментировать
Наталья Ворожбит на вручении премии Золота дзига
Украинская киноакадемия

Наталья Ворожбит на вручении премии Золота дзига

В гостях программы Скажені пси Алексея Тарасова на Радио НВ побывала один из лучших украинских драматургов и сценаристов - Наталья Ворожбит.

Наталья получила премию Украинской киноакадемии Золота дзиґа за сценарий к фильму Киборги. Так получилось, что мы разговаривали за несколько дней до того по телефону, я сказал: "Наталья, да вы точно получите премию, и Киборги все соберут", а вы не верили. Почему?

 

Во-первых, я хочу сказать, хорошо, что вы договорились со мной до вручения премии, потому что после я бы уже к вам не пришла, я бы сказала, что теперь у меня Золотая дзиґа и я никому не даю интервью. Почему я сомневалась? Я нормальный человек, сомневающийся. Конечно, я сомневалась, и это всегда лотерея на самом деле. Вы же знаете все эти конкурсы, иногда бывают самые неожиданные результаты. Поэтому, в глубине души я всегда настраиваюсь на худшее, но никогда не удивляюсь, когда происходит лучшее. До момента вручения, до того, как прозвучала моя фамилия, я думала: "Конечно же, я ничего не получу". Но когда сказали "Наталья Ворожбит", я подумала: "Ну конечно, кому же еще".

 

Действительно. Я вам скажу, что те киноакадемики, с которыми я разговаривал, были совершенно убеждены в вашей победе, потому что вы замечательный сценарист. Киборги – это военная драма, которая рассказывает о защитниках Донецкого аэропорта. Как так получилось, что вы, как все творческие люди, такая нежная фиалка, и вдруг внезапно тема войны? У меня была заготовлена эта шутка, а потом я посмотрел, что вы перед этим написали пьесу про голодомор Зернохранилище, которая была поставлена в Лондоне. Как так получилось, что нежный творческий человек вдруг занимается такими серьезными темами?

 

Я нежный только внешне, но на самом деле, наверное, я не самый нежный человек. Я всегда принимаю вызовы. Когда мне что-то предлагают, первая мысль: "Я ни за что с этим не справлюсь", но обязательно на это потом соглашаюсь. Я не специально так делаю, это я уже анализирую. Так было с темой голодомора. Когда мне было 30 лет, я думала, что эту тему смогу раскрыть, когда мне будет уже лет 60. Но так получилось, что вызов мне сделали намного раньше. Я с ужасом, но все-таки взялась и поняла тогда, что это шаг вперед в любом случае.

 

Фото: Украинская киноакадемия

 

Как получилось с Киборгами? Я так понимаю, что, как любое кино, это делалось не один год. Вы рассказывали в других интервью, что ездили на Донбасс, понятно, что вы не ездили на передовую, потому что это совсем было бы сумасшествием. Сколько времени и как вы готовились к этому сценарию?

Предложили в конце 2014 года и уже в конце 2015 я сдала окончательный вариант. Первый вариант сценария был сдан летом 2015 года. До этого было меньше чем полгода, месяца четыре на подготовку. Ездила в АТО, не на передовую, но довольно близко и много общалась с самими участниками этих событий.

 

То есть, у вас были в том числе какие-то консультанты, которые рассказывали, как все на самом деле устроено?

Конечно, ребята, которые были в аэропорту и были долго. Командир с позывным Редут, который был почти все 242 дня. Это человек с потрясающей репутацией, герой, он мне очень много рассказывал. Общалась с самыми разными бойцами, просто говорила с людьми, хотелось понять мужчин, которые идут воевать.

 

А что главное, что вы узнали? Есть ли что-то такое, что объединяет людей, которые защищали аэропорт? Я понимаю, что это сложный вопрос, но, может быть, главная пара мыслей, которые вы вынесли для себя и поняли: вот на этом, например, я буду строить свою историю.

Главным было, что все очень разные, крайне разные, у каждого была своя мотивация туда идти. Разные социальные слои, разный возраст, разная причина, но их всех объединяло что-то одно. Оказавшись там, в замкнутом опаснейшем месте, им нужно было все эти свои внутренние разногласия, всю свою разность преодолеть ради чего-то большего, научиться договариваться. В принципе, это модель страны, потому что и страна такая же, из разных людей состоит и, видимо, есть что-то более важное. И как бы нам всем найти это важное. Когда приближаешься, понимаешь, сколько авантюризма, романтизма, сколько пафоса, а иногда просто глупость движет людьми.

 

 

Фото: facebook.com/natalia.vorozhbyt

 

Люди не понимают, зачем они туда идут и что они будут там делать?

Да, такое встречается, когда они туда идут ради романтики или за компанию, или просто бегут от себя куда-то.

 

А там людей убивают, там все серьезно.

Да! Какие-то странные представления о войне, инфантилизм часто толкает людей на такие вещи.

 

Каким образом вы подбирали темы? Мне это правда интересно, я не понимаю, как это работает.

 

Во-первых, я поднимала вопрос, который волнует меня, все мы задаем себе похожие вопросы. Меня часто спрашивают, чью позицию конкретно я поддерживаю. На самом деле она где-то посредине. Я понимаю и националистов, я понимаю всех. Может, потому что специфика профессии такова. У каждого какая-то железная логика для него самого, а я подключаюсь, я способна подключиться к людям. Поэтому и сложно делать какой-то выбор и быть однозначной. Когда я брала много-много интервью, все записывала на диктофон, я их ни разу не переслушивала. Когда вернулась и уже надо было садиться, все, что запомнилось, самое яркое я себе выписала и поняла, что я хочу это все объединить в историю. Эти люди и истории меня впечатлили, и я знаю, что это самое верное, значит там есть какое-то зерно, во всяком случае для меня, они меня вдохновляют и я попыталась придумать сюжет, чтобы всех объединить.

 

Одна из вещей, которая беспокоила людей: мы знаем, что фильм Киборги стал одним из рекордсменов украинского проката среди украинских фильмов. Прокатчики, которые боялись брать украинское кино в кинотеатральные сети, теперь видят в нем потенциал. Но тем не менее, у некоторого количества зрителей, и я среди них, были опасения о том, что слишком рано такое кино, слишком уж свежо. Каким образом вы относились к этому проекту в этом плане?

 

Я категорически против всех утверждений о том, что рано. Я как раз занимаюсь документальным театром, который здесь и сейчас. Поэтому для меня это совершенно естественный способ реагирования на войну. Понятно, что это сложно, с одной стороны, повышает уровень ответственности, с другой – больше подставляешься, потому что ты не отрефлексировал, не понял еще, чем все закончилось, как надо выглядеть умным в этой ситуации. Ты можешь выглядеть очень глупым и наивным, когда пишешь, в тебе еще много боли, пафоса, сострадания, ты уязвим. Но это и честно в результате. По таким материалам хорошо изучать время и чем мы все жили. И круто же, что есть возможность пообщаться с участниками, которые вот только оттуда вышли, у которых тоже нет еще своей отработанной пластинки, с которой они через 5-10 лет будут ходить в школы и рассказывать детям как они защищали Донецкий аэропорт. Эмоции и ощущения еще очень свежи.

 

Фото: ОМКФ

 

Я совершенно иррационально начал рыдать уже на пятой минуте, когда подбивают первый танк, и у меня сразу ощущения "Боже мой, там же ребята, которые гибнут".

 

Через 10 лет вы бы уже не рыдали, наверное, так.

 

Возможно. Насколько сильно получившийся фильм отличается от того сценария, который вы написали? Часто разница велика.

 

Велика прежде всего в том, что я написала 4 серии, мне заказали 4 серии и их сняли. А потом из четырех серий (3 часа 50 минут) смонтировали фильм, который идет 1 час 50. То есть, два часа из сценария просто вырезано при том, что во время съемок почти ничего не меняли в сценарии, он примерно такой же и остался. А из-за этих сокращений это во многом другая история, я очень жду четырехсерийную версию.

 

А вы уже смотрели ее?

Нет, она еще, по-моему, не смонтирована. Это к продюсеру вопрос, кто, когда и где это будет. Думаю, что после успеха фильма было бы совершенно логично выпустить телевизионную версию, тем более в это было вложено столько труда.

Мне кажется, что благодаря полной версии прояснятся многие нестыковки, героев полюбят еще больше, потому что за каждым из них стоит отдельная история.

 

Очень важно сейчас рассказывать истории о нашем времени, про сегодня. Как вам кажется, готовы ли зрители это все смотреть? Насколько в данный момент люди готовы к этим документальным историям?

 

Человек, конечно, сам выбирает, хочет он говорить на серьезную тему или нет. Иногда ему просто не дают такой возможности, у него действительно образ жизни и все окружение против этого, он вольно или невольно переключает свое внимание на какие-то развлекательные вещи. А есть люди, которые готовы говорить серьезно, им необходимо, они прямо ищут этого. Не случайно же на Киборгов пошло столько людей в кинотеатры, их же никто не заставлял идти. Они же знали, что это будет тяжело, что это будет драма. Но пришло больше, чем на Дзидзьо, как ни странно.

Все-таки, зря мы так про зрителя, все-таки, они нуждаются в серьезном разговоре. Тут тоже важно тем, кто пишет и снимает, думать прежде всего о том, что он хочет рассказать, а зритель подтянется.

 

 

Авторская программа Алексея Тарасова Скажені пси выходит в эфире Радио НВ каждую среду в 21:00 - 22:00.

 

Полная запись интервью:

 

 

Читайте также: Лечить нужно сознание. Сергей Лозница о фильме Донбасс и дегуманизации общества

 

 

 

 

 

Хотите знать не только новости, но и что за ними стоит?

Читайте журнал Новое Время онлайн.
Подпишитесь прямо сейчас

Читайте 3 месяца за 59 грн

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Еще на НВ style

Еще на НВ style

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: