Лечить нужно сознание. Сергей Лозница о фильме Донбасс и дегуманизации общества

1 комментировать
Сергей Лозница на Каннском кинофестивале
EPA

Сергей Лозница на Каннском кинофестивале

Спецвыпуск программы Алексея Тарасова Скажені пси прошел на Каннском кинофестивале. Журналист поговорил с украинским режиссером Сергеем Лозницей о его новой картине Донбасс и о том, что происходит сейчас в Украине.

 

В какой момент вы решили, что вам нужно снять фильм о Донбассе?

Сценарий я написал в 2015 году, когда начали происходить страшные события, о которых здесь, в Европе, практически ничего не знают. Например, мой приятель, режиссер из Аргентины спросил: "Донбасс - это что? Название фильма - это что?". И когда я смотрел видеосюжеты о войне на Донбассе в Ютьюбе, они настолько меня поразили, что я решил тогда сделать игровую картину, основанную на этих эпизодах.

 

Это удивительный фильм, потому что это 13 новелл, когда одни герои передают эстафетную палочку сюжета следующим героям. Каким образом вы отбирали сюжеты? По какому принципу вы понимали, что хотите, чтобы это было в кино? 

Мне необходимо было структурировать каким-то образом эти разрозненные эпизоды. И это тоже своего рода эксперимент. На Каннском кинофестивале был очень теплый прием картины, было два прекрасных показа, на каждом 1065 человек. То есть 2100 человек уже посмотрели фильм. И как показывает реакция зрителя, этот метод работает, эта форма работает и можно развивать дальше такого рода драматургию. Я выбрал нелинейный способ рассказа. Это примерно то, что было в Тачке у Эйзенштейна, когда мы начинаем терять или путаться, где, кто, потому что не в героях дело, а дело в ситуациях, событиях, обстоятельствах. И мне хотелось дать почувствовать атмосферу того, что там происходит, на Донбасе.

 

Презентация фильма Донбас на Каннском кинофестивале. Фото @EPA

 

Нам очень повезло, что это увидел и рассказал режиссер Сергей Лозница. Мне показалось, что в некотором смысле это такой набор записок врача, который совершенно убежден, что пациент неизлечимо болен. Так ли это, правильно ли я понял этот фильм?

У меня не было цели ставить диагноз. Я только предложил характеристику этой болезни. Разные аспекты характеристики этой болезни. Это уже вы приняли такое решение, и вы уже подумали в эту сторону. Если вы спросите мое мнение, то, я думаю, этот конфликт неразрешим до того момента, пока не будут поняты и сформулированы его причины. Это не просто интервенция, это не просто оккупация, там все гораздо сложнее. Мне кажется, что причина этого конфликта глобальнее, чем даже история Украины. Причина этого конфликта - столкновение между архаичным и современным типом мышления.

Мы не можем находиться в современном индустриальном обществе и жить с архаичным представлением о том, что единственный способ существования – это тоталитарный режим, в котором человек вообще не имеет никакой цены, человек есть средство, а не цель. Тогда вы можете забыть о любой возможной современной цивилизации, в принципе. И этот конфликт, эта линия фронта, она проходит не только буквально, как линия фронта между воюющими сторонами сейчас на территории Луганской и Донецкой областей. Эта линия фронта проходит через сознание многих людей. И многие люди принимают для себя с одной стороны архаичные решения, а с другой – решения, которые лежат в сфере нового мышления. Один и тот же человек может двигаться в сторону Европы и одновременно вводить положение, согласно которому, например, нельзя ввозить книги на каком-то языке для того, чтобы продавать их в магазине.


И это проблема как раз украинской политики, которая действительно запрещает сейчас ввоз русскоязычной литературы, причем всей без разбора, это странно.  

Это самый настоящий бред. И это решение в области архаики, потому что это решение тоталитарного государства. И мы имеем дело сейчас с таким кентавром, который внутри себя не может преодолеть проблемы. Он несет их в себе и они, как расходящиеся круги, распространяются в обществе. Я думаю, прежде всего, если говорить о болезни, то лечить нужно сознание. Война - это самый дикий, самый идиотский и варварский способ найти выход в решении конфликта. Конечно, когда вас атакуют, на вас наступают, вы вынуждены защищаться, иначе ничего сделать нельзя, вас вовлекают тем самым в этот мутный и страшный поток дегуманизации.

 

Сергей Лозница. Фото @EPA

 


Какое вы видите решение проблемы? Вы, как художник, есть ли у вас своя версия?   

У меня только один путь - воспитание, образование и традиция, больше ничего не спасет. 

 

Только такой долгий путь?

Здесь только долгий путь, потому что это сразу не происходит. Но такого рода война приводит только к одному, это дегуманизация общества, потому что люди не могут жить постоянно в состоянии, когда норма - убитые солдаты, которых привозят с линии фронта, раненные солдаты, когда армия стоит и чего-то ждет, вроде бы участвует, в состоянии войны, но и не участвует одновременно. Снаряд может прилететь, а может и не прилететь. И что дальше, какая перспектива, непонятно, потому что она не декларирована. Я не понимаю, например, что хочет украинская власть делать там, какова цель, каким образом мы будем идти к этой цели. Я не знаю этого. Вы знаете?


Совершенно непонятно. Многие говорят о том, что этот конфликт выгоден, в том числе украинской стороне. И есть расследование журналистов, которые говорят о том, что, например, приближенные президента зарабатывают на этом деньги. Это, мягко говоря, очень неоднозначная ситуация, в том числе и с украинской стороны. 

В таком случае, все очень глупо. Эти деньги, которые они зарабатывают, они же работают против этих людей. Для общества ничего хорошего в этом нет. Этот конфликт, который завис, который неразрешим и непонятно, как его разрешать, он только растлевает общество. Война в принципе растлевает людей. Я читал, что два миллиона людей уже побывало на войне. Вы представляете, что такое два миллиона людей, которые принимали участие, даже если они и не стреляли в кого-то, то они были готовы выстрелить, а это в принципе уже страшно.

Я думаю, необходимо сформулировать причину и сформулировать способ или хотя бы стратегию, каким образом эту причину можно устранить, и действовать в этом направлении. Это единственный путь. То, что оттуда никто не уйдет сам по себе, это я вам гарантирую. Это невозможно, потому что это сразу же рушит структуру власти в другом государстве, что никому тоже не нужно. 

 

Презентация фильма Донбас на Каннском кинофестивале. Фото @EPA

 


Вы уже в четвертый раз с вашими фильмами на Каннском фестивале. Насколько это важное для вас пространство? Насколько оно помогает вам, как художнику?

Очень важно, где, как, кому и когда будет представлен первый раз фильм. И в этом смысле Каннский фестиваль, наверное, лучшее в мире место, где можно представить фильм самой изысканной, умной, образованной, тонкой кинематографической аудитории. Вчера было потрясающее представление картины, потрясающий вечер. Фильм великолепно приняли и это такое незабываемое событие для меня и для актеров. Я привез сюда 10 актеров и 20 членов группы. Вот это ощущение того, что вы делаете то, что кому-то нужно, что кто-то слышит, реагирует – это ощущение незабываемое. Для меня это всегда огромное удовольствие. И мне интересно, как картина будет понята другими людьми, у меня есть свой взгляд, я знаю фильм изнутри, я знаю, что я задумал, но насколько я смог это сформулировать и донести.

Надеюсь, что зрители в Украине смогут посмотреть эту картину, примут, пойдут смотреть, будут отзывы, дискуссии, потому что она адресована и зрителям в Украине, и зрителям в России.

 

Читайте также: Не проспите свою жизнь. Режиссер Виталий Манский о фильме Родные и запрете на честное кино в России  

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: