Между жертвой и лидером. Какой будет женщина будущего

0 комментировать
Фото: peshkova/Depositphotos

Фото: peshkova/Depositphotos

За минувший год истории о женщинах как жертвах насилия заменили собой истории о лидерстве. Новое определение женщины должно включать все разнообразие ее возможных ипостасей

«Казалось, что события 20 января 2017 года были предрешены: опросы общественного мнения и сам ход истории вел к тому, что принять присягу президента должна была женщина. Год спустя мечта о таком женском лидерстве представляется скорее плодом воспаленного сознания», – пишет Лорен Сэндлер в колонке для The Huffington Post.

В течение последнего года перед нашими глазами должна была разворачиваться история о женщине, избранной на самый влиятельный в мире пост. История о женщине-субъекте, а не объекте. В центре этой истории должна была оказаться женщина, ставшая воплощением активного, а не пассивного голоса – кто-то, чьи действия ведут к последствиям, а не с кем что-то происходит.

Но сценарий оказался иным. Мы получили историю, в которой женщины были объектами, а не субъектами. Молодые и желанные тела, которыми хотят обладать, плоть, которую испортят современные Калигулы. Никогда не смогу выбросить из головы образ продюсера Бретта Рэтнера, в одной руке которого – его собственный пенис, а в другой – креветки. Этот сюжет немного затерялся среди многочисленных историй об отельных номерах его коллеги Харви Вайнштейна.

Женщины вновь оказались замкнуты в пределах одной роли. Как сказала нигерийская писательница Симаманда Нгози Адичи, проблема стереотипов не в том, что они ошибочны, а в том, что они неполны. В это году мы обменяли одну неполную историю – историю невероятной власти, на другую – историю невероятной виктимности. Наши разговоры были наполнены историями насилия и домогательств, потопившими некоторых наиболее влиятельных мужчин, которые формировали нашу культуру.

Мы должны выяснить, как делить не только спальни, но и власть

Все эти истории, которыми храбро делились звезды американского бокс-офиса, помогли раскрыть несправедливость, но они также вернули нас к старым способам говорить о том, что значит быть женщиной. Прошлогодняя победа феминисток, с одной стороны, развила наш дискурс, с другой – вернула нас к нарративу бессилия, от которого мы, казалось, уже избавились.

Безусловно, обличение распространенности насилия и домогательств – это революционный шаг, особенно, когда он становится массовым. Однако он также возвращает нас к старому определению того, что значит быт женщиной. Эта история женщин как обесчещенных объектов не должна определять их положение – женщина способна распоряжаться собственным телом. Конечно, виктимность и лидерство не исключают друг друга. На самом деле многие величайшие лидеры знали, каково это – быть жертвой. Но силой должны обладать не только истории о том, как женщины становились жертвами влиятельных мужчин.

В каком-то смысле, все революции возглавляют жертвы. Для свержения власти нужны те, кто ею не обладают. Но важно также помнить, что истории жертв сексуального насилия давно ассоциируются з голосами женщин в публичном пространстве. Фактически, это единственное, что общество позволяет слышать. Историку Мэри Бирд принадлежит не первый, но, пожалуй, наиболее громкий голос, говорящий о том, что в течение тысячелетий женщины жаждали власти, чтобы осудить те муки, которые им принесли мужчины и их гениталии. Изнасилование древней римлянки Лукреции стало популярным образом европейского искусства от Шекспира до Тициана. Согласно античной истории, эта дочь консула отвергла царского сына Секста. А тот ее изнасиловал, после чего она покончила с собой на глазах у мужа.

Мы должны вновь вернуть нарратив от истории жертвы к истории лидерства. Мы должны вместе найти способ соединить эти истории и научиться развиваться вместе с ними, строить такую реальность для мужчин и женщин, которая бы отображала нашу правду и наш потенциал. Мы видели потрясающий пример Опры Уинфри и ее недавнего выступления на церемонии вручения премии Золотой глобус. В своей речи она нашла способ объединить истории изнасилования активистки Риси Тейлор, радикализма активистки Розы Парк и собственного появления на сцене церемонии. Такое персонифицированное лидерство спровоцировало целую волну обсуждений возможного президентства Опры.

У нас впереди дела посущественней, чем просто нарушение тишины: мы должны найти новые определения мужчин и женщин, а также выяснить, как нам делить не только спальни и комнаты отдыха, но и власть.

Нарратив, который нам предстоит пересмотреть, стар как мир. И это потребует от нас того, чему женщины больше всего противятся – беспорядка. Недостаточно надеть черные платья на церемонию или завести хештег, надо стать теми сложными персонажами, которыми, как мы заявляли, мы давно мечтаем стать. Если мы хотим переписать историю мира, нам нужны нюансы и противоречия – доспехи из желания, амбиций и ярости. Настолько же разнообразные, как мы сами.

Перевод НВ

Изначально опубликовано на The Huffington Post

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу  Мнения Нового Времени

Больше блогов здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Еще на НВ style

Еще на НВ style

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: