Пустите Северную Корею на Олимпиаду

Адам Минтер: Переговоры действительно могут зайти в тупик

Адам Минтер: Переговоры действительно могут зайти в тупик

Адам Минтер в колонке для Bloomberg напоминает об истории Олимпиады-1988 и о том, почему Сеулу так важно не упустить шанс на диалог с Пхеньяном

На этой неделе Южная Корея приняла предложение Ким Чен Ына в срочном порядке провести переговоры и обсудить участие страны в Олимпийских играх-2018 в Пхенчхане. И если на первый взгляд выступление двух фигуристов кажется не очень важным, история показывает, что игнорирование этой просьбы может обернуться ошибкой.

Давайте вспомним последние Олимпийские игры на Корейском полуострове в 1988 году. Решение Международного олимпийского комитета провести Олимпиаду в Сеуле стало сюрпризом. В то время Южной Корею охватил переворот, по всей стране проходили кровавые демонстрации.  Экономика была уничтожена, СССР отказывался признавать происходящее, а негодование Северной Кореи нарастало.

Проводить Олимпиаду было рискованно. На тот момент игры запомнились бойкотами в Москве у 1980-м и в Лос-Анджелесе в 1984-м. Еще один бойкот, на этот раз в поддержку Северной Кореи, мог надолго подорвать авторитет олимпийского движения.

Если бы в КНДР согласились, это, возможно, смягчило растущую международную изоляцию

Но с другой стороны – это был шанс для Южной Кореи. В стране надеялись успешно провести Олимпиаду, возобновив таким образом свою репутацию и поставив Северную Корею в неудобное положение.

Вышло немного иначе. Согласно меморандуму, опубликованному в июле 1985 года представителем МОК, северокорейские лидеры «понимали, что бойкотом Олимпиады могут вызвать негодование у всего мира, и лучший способ доказать, что другая сторона ошибалась – попросить о совместном проведении".

В итоге Олимпиаду переименовали в «Корейские Олимпийские игры в Пхеньяне и Сеуле» и враждующие страны разделили между собой обязанности в их проведении. И хотя Южная Корея никогда не собиралась соглашаться на подобное, боязнь бойкота и угроза насилия заставила пойти на переговоры. Комитет пошел на щедрые уловки и предложил Северной Корее принять у себя соревнования с футбола, стрельбы из лука и настольного тенниса.

Если бы Пхеньян согласился, это, возможно, смягчило бы растущую международную изоляцию. Но вместо этого он потратил почти два года, чтобы выпросить что-то большее. В результате переговоры затянулись, и южнокорейцы были этому только рады. На собрании Комитета их представитель заявил: «А давайте унизим КНДР, успешно проведя игры в южной части полуострова. Тогда у нас будет больше преимуществ на будущее».

И это оказалось ошибкой. Олимпиада в 1988 году действительно восстановила хорошее имя Южной Кореи. Но те события также послужили для северокорейского режима толчком к более решительному противостоянию международному давлению путем наращивания своих военных и ядерных возможностей. […]
 
Мун Чжэ Ин, президент Южной Кореи, помнит уроки истории, ведь прошлым летом он предложил Пхеньяну создать единую команду для Олимпиады. Тем не менее, в КНДР отказали, напомнив сопернику, что в 1991 году переговоры по созданию единой команды для соревнований по пинг-понгу длились пять месяцев.
 
Но игры все ближе и ближе и Северная Корея явно озабочена тем, что ее могут не допустить к участию в Олимпиаде. Переговоры действительно могут зайти в тупик. Но на этот раз Южная Корея должна думать шире – и не упустить уникальную возможность найти общий язык с воинственным соседом.

Полную версию читайте на Bloomberg

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу  Мнения Нового Времени 


  


Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: