"Новая Ялта" – старая плохая идея

Эпплбаум: Возможно, Трамп все еще чувствует, что должен что-то человеку, который помог ему заполучить президентство

Эпплбаум: Возможно, Трамп все еще чувствует, что должен что-то человеку, который помог ему заполучить президентство

Американский журналист Энн Эпплбаум в своей колонке для The Washington Post аргументирует, почему договариваться с Путиным, который не сдержал ни одного обещания – ни в Сирии, ни в Украине, – плохая идея

"В наших сердцах мы верили, что это был рассвет нового дня, о котором мы все молились, – сказал Гарри Гопкинс своему биографу. – Мы были абсолютно уверены, что одержали первую великую победу в мире". Гопкинс, один из самых важных советников президента Франклина Рузвельта, был не единственным, кто считал Ялтинскую конференцию февраля 1945 года большим успехом. В своей книге о Ялте ученый из Гарварда Сергей Плохий обращает внимание, что все в американских и британских делегациях – от мрачного Джорджа Кеннана до осторожного Уинстона Черчилля – были довольны результатом. Британия, США и Советский Союз, похоже, урегулировали свои разногласия, очертили сферы влияния и согласились, что после капитуляции Германии, освобожденные страны Европы должны быть демократиями.

Пир длился недолго. Уже через несколько месяцев американские и советские солдаты стреляли друг в друга по линиям перемирия в Баварии. Ложное советское обещание принести демократию в освобожденную Восточную Европу почти сразу превратилось в фарс. "Победа мира" стала началом Холодной войны. […]

Единственное объяснение решимости США принять односторонний договор – сам ТрампСледующие несколько дней не забывайте об этой истории с Ялтинским договором, ведь Белый дом готовится к первому саммиту президента Трампа и Владимира Путина. Конечно, некоторые отличия есть. Это не 1945-й и никто не считает, что это «рассвет нового дня»: это странная встреча между российским президентом, клептократом с американским президентом, его давним поклонником.

Но выражение "новая Ялта" в Вашингтоне мусолили с самого начала администрации Трампа. Эта идея чрезвычайно нравится россиянам: она означает, что они снова являются сверхдержавой, равной Америке, и они снова садятся за стол переговоров, чтобы разделить мир. Для Путина это ключевая часть его внутренней стратегии: как лидер без легитимности демократии, он должен постоянно доказывать своим соотечественникам, что заслуживает править. Для Соединенных Штатов преимущества намного более мрачны. […]

Некоторые из слухов по поводу саммита связаны с Украиной. Как Трамп, так и его советник по вопросам национальной безопасности, намекали, что на повестке дня – признание оккупации Крыма Россией […]. Еще один слух в The Washington Post изложил Дэвид Игнатиус несколько дней назад: возможно, Трамп планирует уступить Сирию Путину, отказавшись от союзников США на местах и ​​разрешив российскому сателлиту, диктатору Башару аль-Асаду, восстановить контроль над страной. В результате последуют массовые жертвы гражданского населения.

Ни в одном случае не ясно, что Соединенные Штаты получат в обмен на эти крупные уступки. В одной из версий говорится, что Путин обещает вывести российские войска, присутствие которых он отрицает, с восточной Украины. В другой говорится, что Путин каким-то образом обещает сдержать Иран: страну, с которой по Сирии он находится в союзе. […]

Но у всех этих сделок, как и  в оригинальном Ялтинском договоре в основе лежит фатальный недостаток: они полагаются на обещания российского лидера, который никогда – ни в Сирии, ни в Украине или где-либо еще – не сдержал свое слово. В Украине он продолжил финансировать боевиков, которые все еще ведут незаконную войну на Востоке. В Сирии он неоднократно нарушал обязательства по снятию осады, разрешению доставки гуманитарной помощи и деэскалации конфликта, – но не заплатил никакой цены. Даже если бы ему пришлось заплатить, идея о том, что он может каким-то образом контролировать Иран, нереалистична. […]

Соединенные Штаты по-прежнему, теоретически, более сильная держава – собираются вести переговоры, чтобы отказаться от очень многого в обмен на очень малое. Единственное объяснение решимости США принять односторонний договор – сам Трамп. Возможно, из-за того, что он узнал из своего опыта переговоров с Северной Кореей: в Сингапуре он одобрил диктатора, не получил ничего, кроме невыполнимых обещаний, но по возвращению домой его как героя встречали на Fox News. Или, возможно, он все еще чувствует, что, в конце концов, должен что-то человеку, который помог ему заполучить президентство.

Полный текст читайте на The Washington Post

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Хотите знать не только новости, но и что за ними стоит?

Читайте журнал Новое Время онлайн.
Подпишитесь прямо сейчас

Читайте 3 месяца за 59 грн

Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: