Brexit. Что дальше?

31 мартa 2017, 22:57
1151
Цей матеріал також доступний українською
Brexit. Что дальше?  - фото

theatlantic.com

Кришнадев Каламур: 23 июня 2016 года британцы ошеломили политический истеблишмент Европы, отдав 52% голосов за выход из ЕС

Кришнадев Каламур, писатель и старший редактор The Atlantic, рассказывает, что же будет после Brexit с Британией и ЕС, и есть ли шанс повернуть все вспять

Что все-таки сделало правительство Великобритании 29 марта?

Посол Великобритании в Европейском Союзе доставил письмо от премьер-министра Терезы Май в офис президента Европейского совета в Брюсселе. Ссылаясь на статью 50 Лиссабонского договора, Великобритания официально приступила к переговорам о выходе из состава ЕС. Начался процесс, который стал известен как Brexit.

Как мы здесь оказались?

23 июня 2016 года британцы ошеломили политический истеблишмент Европы, отдав 52% голосов за выход из ЕС. Премьер-министр Дэвид Кэмерон, выступавший за членство Великобритании в блоке, и предоставивший народу право решать судьбу членства в ЕС, подал в отставку.

После непродолжительных политических баталий, в ходе которых все фавориты на пост премьера потерпели неудачу, Тереза Мэй, также поддерживавшая идею остаться в ЕС, стала новым премьер-министром Королевства. Она пообещала уважать решение большинства, разрушив последние надежды тех, кто надеялся на смену курса. Она заявила, что запустит статью 50 Лиссабонского договора, механизм, с помощью которого переговоры о выходе Великобритании из ЕС могут начаться в марте 2017 года.

Даже двухлетний срок выхода Великобритании из ЕС – это очень оптимистичный прогноз

Но пока местные политики спорили со своими европейскими коллегами о формате будущего сотрудничества Великобритании и ЕС, в ноябре прошлого года Высокий суд Лондона постановил, что правительство не имеет полномочий ссылаться на статью 50, заявляя, что такие полномочия должны быть возложены на парламент. Правительство обратилось в Верховный суд Великобритании, согласившийся с решением суда низшей инстанции. После нескольких недель напряженной работы, 13 марта парламент проголосовал за право правительства на запуск статьи 50. Три дня спустя решение было одобрено королевой Елизаветой II. 29 марта Мэй начала процедуру Brexit.

Выход из ЕС состоится немедленно?

Нет. Статья 50 дает Британии и ЕС два года для достижения соглашения о том, как будет выглядеть Brexit. Самый ранний срок, когда могут завершиться все процедуры – 29 марта 2019 года. До тех пор Великобритания остается полноправным членом ЕС, но не участвует в принятии решений.

Однако даже двухлетний срок – это очень оптимистичный прогноз. Один анонимный высокопоставленный представитель ЕС сказал журналисту Financial Times: «Завершить все за два года невозможно. Чем больше изучаются детали, тем больше появляется осложнений и юридических сложностей». Филип Хэммонд, бывший министр иностранных дел Великобритании, занимающий теперь пост канцлера казначейства, предупреждал в прошлом году, что Brexit может занять шесть лет.

Что будет дальше?

Сначала правительство страны отменит действие закона о Европейских сообществах от 1972 года, благодаря которому стало возможно вступление в ЕС, затем законодательство Евросоюза будет перенесено в британское законодательство. Это позволит не только обезопасить бизнес от потенциальных проблем, даже когда Великобритания покинет ЕС, но и даст возможность британским законодателям отменить европейские нормы, кажущиеся им обременительными или неуместными.

Затем начинаются переговоры, которые обещают быть весьма сложными: речь идет не только о будущем ЕС и Британии, но и судьбах приблизительно 4 миллионов человек (3 миллиона граждан ЕС и 1 миллион британцев), живущих по обе стороны Ла-Манша.

Немало дискуссий ведется также о том, будет ли это «мягкий» или «жесткий» Brexit. Первый вариант оставит отношения двух сторон практически без изменений: Королевство получит доступ к европейскому рынку, а граждане стран ЕС смогут посещать Британию без каких-либо ограничений. Жесткий Brexit предполагает отмену свободного перемещения и потерю доступа к единому рынку. На самом деле, поскольку иммиграция является одной из причин возникновения Brexit, окончательное урегулирование, вероятно, будет где-то между «мягким» и «жестким» вариантом.

Навредит ли Brexit экономике Великобритании?

Говорить об этом слишком рано. Худшие прогнозы Brexit не оправдались. Страна движется к полной занятости и растет быстрее, чем другие крупные страны с развитой промышленностью, но инфляция остается высокой и фунт примерно на 15% ниже по отношению к американскому доллару.

Можно ли вернуть все назад и отменить Brexit?

Хотя существенное меньшинство британцев хотели бы так думать, пересмотр итогов Brexit в нынешних реалиях стал бы настоящим политическим самоубийством. Две вещи, за которые многие жители Альбиона критикуют членство ЕС – это предполагаемая потеря суверенитета и массовая иммиграция граждан стран-членов блока. В ближайшее время вряд ли что-то изменится. К тому же, заявление Терезы Мэй о том, что «Brexit означает Brexit», дает повод считать, что правительство не отменит решение, принятое большинством граждан. Она повторила этот тезис в среду, заявив в парламенте: «Это исторический момент, пути назад нет».

Но никогда не говори никогда. Джон Керр, британский дипломат написавший текст статьи 50, которую Мэй запустила в среду, сообщил Палате лордов в прошлом месяце: «Если бы, взглянув в пропасть, мы изменили свое мнение о выходе из ЕС, мы смогли бы это сделать, и никто в Брюсселе не смог бы нас остановить». Жан-Клод Юнкер, президент Европейской комиссии, в прошлом месяце также выразил надежду, что «настанет день, когда англичане снова взойдут на борт», оставив надежду, пусть и призрачную, англичанам, которые хотят остаться в составе ЕС.

Что будет дальше с Великобританией?

Это может быть одним из самых спорных вопросов с момента объявления Brexit. Соединенное Королевство Великобритании включает в себя Англию, Шотландию, Уэльс и Северную Ирландию. В то время как Англия и Уэльс проголосовали за выход из ЕС, подавляющее большинство голосов в Шотландии и Северной Ирландии были за членство в блоке. Brexit коснется и их. Правительство Шотландии заявляет о желании отделения от Великобритании, рассчитывая провести референдум о независимости в период между осенью 2018 года и весной 2019 года.

А есть ведь еще и Северная Ирландия. Ее граница с Ирландской Республикой является единственной сухопутной границей Великобритании с ЕС. Критики Brexit говорят, что открытые границы между Северной Ирландией и Ирландской Республикой являются краеугольным камнем Соглашения Страстной Пятницы 1998 года, и любая сделка, которая не принимает это во внимание, поставит под угрозу мирное соглашение. В Северной Ирландии также велись призывы к референдуму о выходе из Соединенного Королевства и присоединении к Ирландской Республике, хотя перспектива у этой затеи невелики.

Что будет дальше с Европейским союзом?

Еще девять месяцев назад существовали опасения, что выход Великобритании усилит влияние евроскептиков по всему ЕС. Действительно, опросы в Дании показывали, что страна проголосовала бы за выход из ЕС, если бы такой референдум был проведен (такой референдум не запланирован). Ультраправые партии по всей Европе также радовались новостям из Великобритании.

Однако с тех пор рейтинг одобрения ЕС вырос во всех государствах-членах. Даже в Дании процент людей, поддержавших референдум в стиле Brexit, упал. Ожидаемые победы популистов на выборах в Европе не состоялись, по крайней мере, пока.

Полную версию колонки читайте в The Atlantic

Больше мнений здесь