От киосков со "сникерсами" до места в ТОП-30 богатейших украинцев. Интервью с основателем брендов Хортица и Shustoff Евгением Черняком

5 комментировать
От киосков со
Евгений Черняк via Facebook

Час відповідати. Ведущий Виталий Сыч. Гость - основатель и руководитель компании Global Spirits Евгений Черняк. Эфир от 03.08.2018

Программа Час відповідати выходит в эфире Радио НВ каждую пятницу в 20:00 - 21:00

Виталий Сыч: Мой гость сегодня - бизнесмен, постоянный участник списка ста самых богатых украинцев. В последний раз, когда мы этот список делали в журнале Новое Время, он и вовсе попал в ТОП-30 самых богатых украинцев, это руководитель компании Global Spirits. Для тех, кто не знает, эта компания владеет брендами Хортица, Мороша, Шустов и многими другими. Евгений Черняк, здравствуйте.

Евгений Черняк: Здравствуйте, Виталий.

Виталий Сыч: Евгений сейчас живет и работает в Нью-Йорке, на Манхеттене, в офисе с видом на Статую Свободы, поэтому сегодня он разговаривает с нами из США. Мы какое-то время уже знакомы, поэтому можем разговаривать и на "ты". Женя, ты лет пять живешь в США, сначала в Майами, теперь в Нью-Йорке. В то же время у тебя большой бизнес в Украине. Почему оставил операционное управление своим бизнесом и переехал в США?

Евгений Черняк: Тут перспективнее рынок, больше людей, выше средний чек, больше покупательская способность, лучше дороги; хорошая экология, лучше медицина, лучшие условия для ведения бизнеса, более простая регуляторная политика, тут доллар, а не гривня, продолжать перечислять или этого достаточно?

Виталий Сыч: Нет, этого достаточно. Ты имеешь в виду, что твой бизнес начинает расширяться или расширяется в сторону Северной Америки. Не просто жить комфортнее, но и работать.

Евгений Черняк: Да, мой бизнес уверенно расширяется на рынок Америки и на рынок Канады, который тоже для нас важен, там живет 40 миллионов наших потребителей с очень высокой средней заработной платой. Соответственно, когда бизнес в Украине вести стало нерентабельно, то выбирая новую площадку для расширения своего бизнеса, я смотрел на самые высокодоходные и ликвидные рынки. Варианта, в общем-то, есть два - это Китай с Вьетнамом, состоящим, по-моему, из 100 миллионов человек рядом с Китаем…

Виталий Сыч: Да, немало людей в Китае живет.

Евгений Черняк: И, соответственно, Америка с Канадой. Поэтому я тут, жить комфортней и вести бизнес ликвидней.

Виталий Сыч: Насколько рентабельность производства и продажи водки в Северной Америке выше, чем в нашей части мира?

Евгений Черняк: Цена за единицу продукции приблизительно в три раза выше, исходя из этого сделайте вывод простыми арифметическими подсчетами, насколько выше маржа.

Виталий Сыч: Но и себестоимость же тоже дороже, правильно? Рабочая сила дороже, налоги и т.д. Я имею в виду, что и цена продукции выше, и себестоимость производства выше, поэтому я не совсем понял, выше ли там маржинальность бизнеса.

Евгений Черняк: Математика простая: производить нужно там, продавать нужно там.

Виталий Сыч: Как ты вообще управляешь такой большой компанией на расстоянии десять тысяч километров?

Евгений Черняк: У меня есть команда людей, некоторые из которых работают в компании 15-20 лет.

Виталий Сыч: У тебя, по-моему, пять тысяч человек, я посмотрел, просто вбил в Гугл, Википедия: пять тысяч человек в Global Spirits.

Фото: Евгений Черняк via Facebook

Евгений Черняк: Да, это правда, мы сейчас расширяемся очень сильно в Америке, провожу ряд собеседований и в Южную Каролину, в Колорадо, мы серьезно расширяемся и собираемся увеличивать тут продажи. Операционное управление, в общем-то, с учетом всех последних гаджетов и мессенджеров, видеосвязи, с учетом разницы по времени и с определенными, конечно, особенностями, ведение бизнеса из США возможно. Когда у тебя есть команда, с которой ты понимаешь друг друга с полуслова, то процесс управления перестает быть сложным.

Виталий Сыч: Ты имеешь в виду, что вполне можешь управлять таким же способом, каким мы сейчас разговариваем, например по Скайпу?

Евгений Черняк: С небольшими коррекциями, с небольшими техническими сложностями, но в целом управлять из Америки компанией в Украине возможно.

Виталий Сыч: Ты начинал жить в Майами, потом переехал в Нью-Йорк. Многие мечтают жить в Майами: пальмы, море, девушки. Что не так с пальмами, морем и девушками, почему ты переехал в Нью-Йорк?

Евгений Черняк: Они, если честно, мешают работать, в Майами очень низкий темп деятельности, ты растворяешься в этой атмосфере четырех миллионов отдыхающих людей в шортах. Погода практически круглогодично одинаковая, океан прекрасен, рыбалка, велосипеды, спорт, я бегаю кроссы, там отличные условия для спорта. И в какой-то момент ты понимаешь, что количество потраченных на работу часов неуклонно падает. Соответственно, я посмотрел и сравнил результаты своей эффективности в Майами с тем, как я работаю в Нью-Йорке, и принял решение переехать в Нью-Йорк. И последние два года живу тут.

Виталий Сыч: И пальмы с девушками, наверное, тоже отвлекают, понижают продуктивность труда.

Евгений Черняк: К сожалению понижают, потому что работать в таких условиях практически невозможно. Но радует, что из Нью-Йорка в Майами 2:45 часов лету, и летает десять рейсов в день, десять - в буквальном смысле этого слова - рейсов в день, причем из двух аэропортов. Логистика в Америке развита хорошо, инфраструктурно страна лучшая в мире, они строят настоящий Hyperloop, а не тот, который строят в Украине - пиарный Hyperloop, потому что достигли практически пика в своей логистике. Отлично и быстро ездят комфортабельные поезда, частная авиация очень развита, вертолетное сообщение. Я, например, нахожусь, офис у меня прямо тут, на Уолл-стрит, каждые две минуты взлетает вертолет, каждые две.

Виталий Сыч: Каждые две минуты.

Евгений Черняк: И это только один пирс.

Виталий Сыч: А ты именно на Уолл-стрит?

Евгений Черняк: Именно на Уолл-стрит, отсюда до American Stock Exchange, может быть три минуты ходьбы, две минуты ходьбы, не знаю. Я тут.

Виталий Сыч: Особенности ведения бизнеса в США, в Нью-Йорке, отличаются от того, что было в Киеве? Люди, подходы, впечатления и т.д.?

Евгений Черняк: Хочу сказать, что, например, американские менеджеры не знают слова "нет". И отвечают всегда на пять вопросов по теме. С шестого вопроса они могут сказать "мне нужно подготовиться".

Виталий Сыч: То есть намного прагматичнее, нацеленнее на результат, если я правильно понял.

Евгений Черняк: Да, у них предпринимательство в коде, их учат с детства достигать результата. Это культура такая. И, соответственно, конечно, плотность бизнеса и компрессия, которая есть внутри американского рынка, потому что любой предприниматель из любой точки мира хочет быть успешным в США. Мы тут еще микроскопические, нас тут еще не заметно.

И, конечно, у нас тут огромные перспективы, и я понимаю, что мы добьемся тут успеха быстрее именно потому, что, в том числе, у меня тут американская команда. Симбиоз людей, которые приехали из Украины, Беларуси, Прибалтики, России и американцев. 50% американцев в команде, может быть 60%.

Виталий Сыч: Если я правильно тебя понял, качество предложения рабочей силы в Нью-Йорке значительно выше, чем в Киеве?

Американские менеджеры не знают слова "нет" и всегда отвечают на пять вопросов по теме

Евгений Черняк: Значительно выше, и если взять бытовой вопрос, например, по любой теме, если ты задаешь американскому менеджеру вопрос, то он отвечает на пять первых вопросов. С шестого уже, когда ты разбираешься до молекулы, он может сказать: "Мне нужно подготовиться". В Украине, к сожалению, у меня есть сейчас возможность сравнивать, на первый же вопрос очень часто говорят: "Мне нужно разобраться, я сейчас запишу".

Виталий Сыч: Какие вопросы это могут быть, например?

Евгений Черняк: Это вопросы производственного характера, это узкоспециальные вопросы нашей отрасли: стоимость единицы продукции, себестоимость, брос маржи на ней, стоимость логистики, стоимость денег и т.д.; стоимость вообще модели, когда она складывается из разных составляющих в некий бизнес, стратегия, куда идем, тактика на сегодня, задачи на сегодня… Потому что есть же у меня параметры, которые я, например, контролирую ежедневно.

И в этом плане, конечно, компетенция американских менеджеров, которые прошли определенную селекцию, определенный отбор - потому что жизнь на Манхэттене очень дорогая, и тут случайные не задерживаются долго, - а, соответственно, задерживаются только успешные, с ними ты и работаешь. Во многом я у них учусь, потому что ментально я же там, на своей родине, и достаточно часто там бываю по бизнесу.

Виталий Сыч: И чему-то уже даже научился.

Евгений Черняк: Я очень надеюсь, что чему-то научился, потому что мы тут достаточно неплохо движемся, с низких значений мы хорошо растем, с низких - подчеркиваю - с них мы растем в разы.

Виталий Сыч: Ты родом из промышленного украинского города Запорожье, теперь живешь в финансовой столице мира Нью-Йорке. Где опаснее гулять по вечерам: в Квинсе или спальном районе Запорожья Павло-Кичкасе? Мы как-то обсуждали Павло-Кичкас.

Евгений Черняк: Ой, какой провокационный вопрос. Я вчера (не знаю, видел ты или нет) в Фейсбуке запускал прямую трансляцию. Я был в Бруклине и попал в достаточно тревожный афроамериканский район. Там социальное жилье, и там ребята вышли поиграть в баскетбол, позаниматься на турнике, на улице побегать кросс. Мы там оказались в этом же районе. И в начале было как в кино, картинка была достаточно тревожная.

Виталий Сыч: Как Брюс Уиллис в фильме Крепкий орешек, да?

Евгений Черняк: Нельзя сказать, что так, никто не просил меня ничего громкого заявлять, как Брюса Уиллиса в этом замечательном фильме, но было тревожно и без заявлений. Рядом на баскетбольной площадке стояло несколько машин полиции и, оказывается, происходила социальная акция, которая происходит каждое воскресенье в десять утра: полицейские учили детей играть в баскетбол и заодно проводили разъяснительную работу, что нужно быть социальными, нужно социализироваться, не нужно нарушать законодательство, там был небольшой пикник, и эти добрые полицейские вносили ноту спокойствия в эту, в общем и целом, тревожную картину.

Ответ на твой вопрос, что тревожность на Павло-Кичкасе в Запорожье по уровню такая же, как на картинке, а вот полицейских рядом я там вряд ли мог бы наблюдать, которые будут обучать детей баскетболу вместе с пикником и сладостями, рассказывать им о том, что быть хорошим гражданином лучше, чем плохим.

Виталий Сыч: Ну да, там кое-чему другому могут обучить. Переходим к бизнесу, неожиданный вопрос: как сделать хорошую водку? Что самое главное при производстве хорошей водки?

Евгений Черняк: Хороший спирт и хорошая вода. Технолог.

Виталий Сыч: И все?

Фото: Евгений Черняк via Facebook

Евгений Черняк: И все. Нужно быть честным со своим потребителем. Все определяется достаточно просто - слепой дегустацией или слепой тестинг. Это пищевой продукт, поэтому мы работаем, фактически, с рецепторами потребителя, так что только лучший спирт, никаких компромиссов, потому что удовольствие от хорошего качества длится гораздо дольше, чем удовольствие от низкой цены. И мы не идем ни на какие компромиссы, мы ни в коем случае не будем закупать какие-то ненужные для нас спирты. Только высокого, абсолютного качества и только отличная, идеальная, живая вода.

Виталий Сыч: “Живая вода” - это что? Добытая где-то с глубин?

Евгений Черняк: Конечно, конечно, абсолютно точно, и тогда это рождает классный продукт. Потом тебе нужно сделать правильный красивый дизайн, тебе нужно максимально защитить продукт от подделок, и если ты все это сделал, то можно атаковать американский рынок. Я посчитал возможным это делать, потому что в своем продукте уверен, и он сейчас, слава Богу, подтверждает мои надежды на американском рынке. То что я слышу тут в качестве обратной связи - это то, что людям очень нравится качество продукта.

Виталий Сыч: Я думаю, мы сейчас еще дойдем до американского рынка и вашей водки на американском рынке. Я слышал, что в Украине некоторые (или многие) производители для ощущения мягкости водки добавляют глицерин…

Евгений Черняк: Сзади на этикетке есть описание, если добавляют какие-либо неправильные ингредиенты, это вскроется мгновенно, и ущерб для бренда будет огромный.

Виталий Сыч: Ты слышал об этом, такая практика есть?

Евгений Черняк: Конечно, я же в рынке, я знаю все технологические особенности процесса и глубоко в них разбираюсь. Поэтому чтобы, как ты спрашиваешь, операционно руководить процессом, нужно разбираться в любом процессе лучше, чем твой менеджер. Потому что если ты будешь разбираться хуже, то завтра это будет процесс менеджера, а не твой, и компания в конце-концов станет компанией наемного менеджера, а не твоей. А я разбираюсь до тонкостей и в производстве, и в логистике, и в дистрибуции, и в финансах в своей компании, поэтому хочу сказать, что не рекомендую экспериментировать с качеством продукта. Только абсолютное качество…

Виталий Сыч: Это те добавки, которые я слышал от водочников и, может быть, даже от тебя, делают водку якобы мягкой на вкус, но на следующее утро приносят головную боль. Это так?

Евгений Черняк: Значит потребитель не пойдет за твоим продуктом, это же очевидно. Потому что потребитель воспринимает головную боль с утра как демотивацию в смысле траты денег на твой бренд. Поэтому бренд должен приносить удовольствие, веселье, счастье. Люди, конечно, могут прожить и без нашей продукции, это очевидно, но что это за жизнь? Мы же понимаем.

Виталий Сыч: При такой высокой конкуренции между производителями водки в Украине, какова доля маркетинга в общем успехе продукта? 50%, 80%, 100%? Маркетинг-директор - это второй человек в водочной компании после владельца?

Евгений Черняк: Маркетинг-директор в моей компании - я, удивишься.

Виталий Сыч: Удивлюсь.

Евгений Черняк: Первое. Второе - процесс снижения маркетинговой составляющей в себестоимости продукта в Украине достиг своего исторического минимума. По состоянию на сейчас, тратить в неликвидный рынок деньги на маркетинг бессмысленно.

Виталий Сыч: Но было иначе, было иначе, я помню.

Евгений Черняк: Было категорически иначе, все глянцевые журналы, все спонсорство по телевизору, звезды рекламировали бренды и т.д., все это стоило определенных денег, за все это платил, соответственно, потребитель.

Виталий Сыч: Точка входа была очень дорогой, насколько я помню.

Евгений Черняк: Да, точка входа была 20 миллионов, мы даже когда-то специально подрабатывали этот вопрос.

Виталий Сыч: 20 миллионов долларов.

Евгений Черняк: Да. Если ты хотел стартовать в большом бизнесе в Украине, то это стоило приблизительно 20 миллионов с каким-то плюсом или минусом, с поправкой на время. Так вот сейчас доля маркетинга в продукте самая низкая за всю историю (я уже 20 лет в бизнесе), за всю историю моего бизнеса. Почему? Потому что никто не понимает, что будет завтра, потому что то, что происходит с Укрспиртом, очень серьезно разочаровывает; потому что обещали приватизацию и в очередной раз соврали, потому что страна забита левым алкоголем, потому что перспективы непонятны, кровотечение в виде отъезда украинцев за границу, причем высококвалифицированных и очень часто высокооплачиваемых, продолжается.

Раньше, если ты хотел стартовать в большом бизнесе в Украине, то это стоило приблизительно 20 миллионов долларов

Как этот исход остановить, никто не говорит, все заняты каким-то выяснением каких-то малопонятных для меня (или малопонятных для любого бизнесмена) социальных взаимоотношений внутри общества. Одни за гречку продают будущее своих детей, выбирая популистов, меня, другие  - заняты выяснением, когда было лучше - тогда или сейчас? Плохо было и тогда, и сейчас. Сегодня мародёры, воруют не меньше, чем раньше, прикрываясь патриотизмом. Дорог просто нет.

Коррупция зашкаливает. Каждый день людьми примитивно манипулируют, не мешайте нам красть, а то на нас хотят напасть. И люди, не имеющие критического мышления, становятся частью этой технологи. Очень жаль, что благополучная, перспективная страна, которую я очень люблю, превратилась в источник плохих новостей. В Америке наблюдаю инфоповоды по Украине. Коррупция высшего руководства страны, драки в парламенте и антисемитизм. Ну кто при таком промо страны будет инвестировать, скажите мне?

Виталий Сыч: Постараюсь избежать политики.

Евгений Черняк: Да, превращение Украины в сырьевой пылесос меня, конечно, очень серьезно раздражает. Вот эти крики радости по поводу того, что ввели очередной процесс экспорта пшеницы или еще чего-то, это же на самом деле нехорошо для страны, понимаете? Если мы экспортируем сырье, а не продукцию, то это превращает нас в сырьевой пылесос. Нужны свои производства с добавленной стоимостью и бренды. Нужно научиться генерировать прибыль, иначе так и будем ждать помощи МВФ без которой вся страна, как проект, работает в минус.

Поэтому то, что происходит сейчас, не может не тревожить. Соответственно, это же все видят, и когда возникает очень серьезная проблема с персоналом, с людьми, потому что, например, в Запорожье или в Одессе большое количество людей уехало; и туда, куда они приезжают, например в Польшу, или большое количество людей…

Виталий Сыч: Да, многие уезжают в Польшу, я слышу.

Евгений Черняк: В России очень много людей, там, по-моему, около трех миллионов только официально пересекают границу все время, они там находятся, зарабатывают деньги, потому что не имеют такой возможности в Украине. В Канаду, в Америку очень много уезжают. Остаются не очень квалифицированные кадры, и это достаточно сложно. И поэтому на этом фоне вкладывать в маркетинг никто не будет. Соответственно мы для себя выработали стратегию - сосредоточиться на качестве своего продукта и его внешнем виде и свести до минимума маркетинг, максимально переводить свою активность за пределы Украины, продавать свой бренд. У нас очень хорошо в Казахстане…

Виталий Сыч: Давай об этом сейчас. Твоя компания продает свою продукцию в разных странах. Я помню, раньше из России шло, по-моему, больше половины дохода всей компании. Дай, пожалуйста, примерную разбивку в процентах сейчас, какая часть доходов идет с Украины, России и других стран? Для понимания.

Евгений Черняк: По состоянию на сейчас, компания Global Spirits деятельность в России не ведет, - первое.

Виталий Сыч: Не торгуете там водкой?

Евгений Черняк: Мы не ведем там деятельность, не торгуем водкой. Казахстан у нас очень хорошо растет, мы запускаем с 15 августа производство в Беларуси, потому что это перспективный рынок, там достаточно хорошо выстроена внутренняя конкуренция, все правильно в моей части, в моем сегменте рынка. И мы запускаем производство в Азербайджане, по-моему, десятого августа. В августе у нас запуск двух производств.

Азербайджан - это десятимиллионная страна (кстати, те, кто говорят, что нет примеров стран, у которых есть военные действия и у них все хорошо, привожу два примера - это Израиль, который все время находится в состоянии войны и, например, Азербайджан, который имеет очень серьезные проблемы на границе с Арменией). Тем не менее, коррупция нулевая, страны развиваются, экономики растут. Это для тех, кто утверждает, что Украине что-то мешает проводить реформы. Кто хочет - ищет возможности. Кто не хочет - ищет причины.

Виталий Сыч: И там, кстати, уровень доходов выше, чем в Украине, ощутимо, по-моему.

Евгений Черняк: Я думаю, раза в два или в три.

Виталий Сыч: Но там все-таки нефть и газ еще есть.

Евгений Черняк: Как и в Казахстане. Можно всегда придумать. В Израиле нет нефти и газа, а там средняя зарплата четыре с половиной тысячи долларов. На нефть и газ можно списывать бесконечно, сколько угодно, как и на военные действия, как и на погоду - не важно.

Виталий Сыч: Если тебя вернуть немножко к вопросу, какую долю дохода приносит Украина? Это половина…

Евгений Черняк: Меньше 15%, и я надеюсь, по итогам этого года будет меньше десяти процентов.

Виталий Сыч: Меньше 15% - Украина.

Евгений Черняк: Да. Мы приняли решение двигаться во внешние рынки, потому что они более стабильны, более высокая маржа и более честные правила игры для бизнеса.

Виталий Сыч: Какие рынки приносят больше всего сейчас?

Фото: Евгений Черняк via Facebook

Евгений Черняк: У нас очень хорошо идет Польша, потому что очень много украинцев уехали туда, они перенесли с собой знание бренда. Мы растем в Казахстане, запускаемся в Беларуси, запускаемся в Азербайджане, в Армении мы лидеры рынка; мы достаточно неплохо растем в Прибалтике, в Германии мы пока работаем только для русского маркетинга, то есть для сетей, которые ориентированы на русскоязычных, я тут не делю на русских, украинцев…

Виталий Сыч: Ну понятно, выходцы из бывшего СССР.

Евгений Черняк: В Нью-Йорке, например, - я об этом писал у себя в Фейсбуке, - русские, украинцы, казахи, белорусы, все говорят на русском языке, между собой контактируют, находятся в коннекте, и ничего кроме эффективности в бизнесе их не интересует. Я за все время проживания тут не слышал ни одного политического спора, просто ни разу.

Виталий Сыч: Женя, что нужно, чтобы украинская водка стала №1 в мире, это вообще возможно?

Евгений Черняк: Мы, по состоянию на сейчас, третьи в мире, читайте специализированное английское издание Дринкс Интернешенл, которое уполномочено проводить рейтинг - мы, на сегодняшний момент, третья в мире водка.

Виталий Сыч: №1 - это Smirnoff?

Евгений Черняк: №1 - Smirnoff, №2 - Absolut. Номер один сейчас на рынке Америки - это Tito's, он потеснил Grey Goose, мы в объемах третьи в мире, хотя в Америке пока, несмотря на хороший рост, мы пока практически не заметны. Значит нужно запустить [производство] в Америке с 350 миллионным населением и стать лидером мирового рейтинга.

Виталий Сыч: Tito's даже не знаю, Grey Goose - это французская водка.

Евгений Черняк: Да, Tito's - это местная водка из Техаса, крафтовая, очень хороший продукт, он сейчас лидер на американском рынке. И мы очень сильно надеемся на то, что в ближайшие два года мы выйдем на второе место. Ну а потом и до первого недалеко, и тогда я смогу сказать, что продукт из Украины стал брендом №1 в мире.

Виталий Сыч: Ты говорил, что точка входа в Украине в хорошие времена была 20 миллионов долларов, чтобы познакомить потребителя с товаром, грубо говоря, его раскрутить, донести знание о нем. А насколько выше эта цифра в Северной Америке или в США?

Евгений Черняк: Примерно подсчитывали - 100 миллионов в США.

Виталий Сыч: 100 миллионов долларов.

Евгений Черняк: Да. За 100 миллионов долларов Америка скажет тебе здравствуй, но не факт, что…

Виталий Сыч: Это только поздороваться.

Евгений Черняк: Поздороваться - 100 миллионов, это вопрос остатков продукции, вопрос произвести…

Виталий Сыч: Логистика и телевизионная реклама тоже нужна в США?

Евгений Черняк: Логистика, обязательно телевизионная, тут разрешена наружная реклама; кстати, если обсуждать этот вопрос, он тоже будет интересен. Вот эти все наши ограничения по рекламе - в Америке все устроено по-другому. Тут абсолютно спокойно, даже на спортивных мероприятиях, разрешено рекламировать алкоголь.

Виталий Сыч: Крепкий алкоголь.

Евгений Черняк: Да, крепкий алкоголь. Как они к этому относятся? Я был, например, на Майами Опен, там реклама Bacardi прямо на корте, на ринге всегда присутствует реклама какого-то алкоголя. Почему? Потому что это большой хороший спонсор спортивных мероприятий. И американцы относятся к этому процессу таким образом, что не нужно ограничивать рекламу, нужно вкладывать в здоровый образ жизни.

Я живу на Манхеттене и перемещаюсь тут, практически все время, на Убере или пешком. И когда ты идешь по Манхеттену, то в буквальном смысле (кто тут был, подтвердит мои слова) каждые 500 метров спортивная площадка. Все спортивные площадки забиты, вечером на набережной трафик из людей… Я когда первый раз побежал бегать на набережной в Бэттери-Парке, где я живу, это Манхеттен, рядом с Financial District, то я думал, что там какой-то кросс проходит, забег.

Виталий Сыч: А это просто все бегут.

Евгений Черняк: Это просто все бегут с собаками, с детьми…

Виталий Сыч: Меня знаешь, что удивляет? В Вашингтоне, в Нью-Йорке, люди бегут в обед, выходят с работы, бегут в обед и полностью мокрые возвращаются. Они же где-то душ должны принять.

Евгений Черняк: Тут все организовано таким образом, что в 12 часов вместо ланча они пробегают восемь-десять километров, возвращаются, принимают душ, едят на рабочем месте, работая. Эта практика действительно развита. Так вот, заканчивая по рекламе: американцы подходят таким образом, что не нужно ограничивать рекламу. Если кто-то хочет потратить деньги - это все дает ликвидность процессу.

Нужно заниматься пропагандой здорового образа жизни. И каждые 500 метров площадка, баскетбольная площадка, теннисная, сейчас пляжного волейбола очень много, на велосипедах едут, рядом с беговой дорожкой велосипедная дорожка. Я вчера вечером - вечер воскресенья - проехал по Америке 30 километров на велосипеде по набережной, просто потому что это красиво и хорошо, так тут к этому относятся.

Виталий Сыч: Каковы основные правила ведения бизнеса от Евгения Черняка? Они есть?

Я разбираюсь до тонкостей и в производстве, и в логистике, и в дистрибуции, и в финансах в своей компании 

Евгений Черняк: Они есть, но я их сейчас достаточно быстро не сформулирую все. Могу сказать основные, которые у нас у самих всегда на слуху. Если хочешь, чтобы что-то произошло, сделай все за всех, например. Ты не можешь сказать, что у тебя чего-то не произошло, потому что кто-то не выполнил вовремя задачу. Не выполняет кто-то вовремя задачу - сделай все за него. Нужно честно относиться к своему потребителю, никогда его не обманывать, потому что это очень дорого. Обман потребителя - это просто очень дорого, поэтому если ты делаешь продукт, ты должен делать его абсолютного качества и таким, который выдержит любые тестинги со своими конкурентами. Ты должен быть лучшим.

Масштабируй успешные системы и кейсы, если хочешь роста своего бизнеса. Должна быть радость конструктивных неудач, при правильных выводах они делают тебя сильнее. Цени людей, которые двигают твой бизнес вперёд, плати им зарплаты выше рыночных. Будь справедлив, люди не работают долго в организациях, где справедливость не гарантирована. Не жалей премий для победителей и штрафов для тех, кому постоянно что-то мешает.

Виталий Сыч: Когда я с тобой познакомился, лет десять назад, у тебя была репутация человека, который довольно жестко управляет своей компанией. Твои принципы управления и подходы к людям изменились с тех пор?

Евгений Черняк: Да, изменились, я стал еще жестче. Мне в следующем году 50, и я всем говорю, что у меня нет времени учить людей, которые меня не слышат, потому что я во многом наставник для многих людей, мои воспитанники управляют половиной отрасли во всем бывшем СНГ. А во-вторых, я не хочу продавать некачественные продукты. Я хочу заниматься только качественными брендами и хочу работать только с людьми, которые хотят учиться, и я их обязательно научу.

Виталий Сыч: Я знаю, что у тебя и у компании в последние годы президентства Януковича были непростые времена, когда пытались отобрать половину компании. Эмоционально это был самый тяжелый период жизни?

Евгений Черняк: Да. Я всегда к нему возвращаюсь (это фантомные боли, конечно), он меня серьезно травмировал, потому что одно дело, когда ты в политике и заработал свои деньги нечестно, а вторая ситуация, когда ты построил весь бизнес с нуля, как в моем случае, не участвуя в политике, не работая с бюджетными деньгами, не имея никаких криминальных нарушений, по нашей компании никогда не было никаких претензий со стороны государства (правовых, я имею в виду). И вдруг, в какой-то момент, оказывается, что бизнес стал кому-то интересен. Да, это было при Януковиче, это печальная…

Виталий Сыч: Я знаю, что непосредственно на месте, в Запорожье, на компанию тогда наезжал некий персонаж Анисимов по кличке Анисим, но за ним якобы стоял близкий друг Януковича Юрий Иванющенко. И ты якобы даже летал к Иванющенко в Монако, где он тогда жил, чтобы поговорить об этом конфликте. О чем вы тогда договорились?

Евгений Черняк: Я задал вопрос народному депутату Иванющенко в то время, его ли человек Анисимов. Потому что Анисимов везде, на каждом углу, говорил, что он имеет высоких покровителей. Иванющенко не подтвердил мне это, и в последствии это оказалось правдой, то есть это была некая афера в чем-то местного пошиба, местного уровня…

Виталий Сыч: Местного разлива.

Евгений Черняк: Да, весь местный административный ресурс объединился в попытке отобрать эти 50% бизнеса. Возбуждались какие-то совершенно ненормальные уголовные дела, были преследования, было непростое время. Но поскольку мы в буквальном смысле кристально чисты перед законом, - проверяли все, даже мои школьные годы, как я себя вел в школе, - поскольку не нашли ни одного нарушения, обыск у нас на заводе шел 22 дня.

Виталий Сыч: Чем закончилась вся эта история?

Евгений Черняк: Иванющенко мне не подтвердил и опроверг свою связь с этим персонажем, это была последняя наша встреча по этому поводу. И после этого я понял, что это проблема достаточно сложная и не имеет прямого решения. Соответственно, мы действовали по закону, работали через адвокатов, через юристов, бизнес отстояли именно потому, что никогда не были связаны ни с политикой, ни с бюджетными деньгами, ни с левыми продуктами.

22 дня у нас искали левый продукт на заводе и на 25 складах в каждой области одновременно, обыск начался в восемь утра, проверили каждую марку, каждый продукт, каждого человека, каждый компьютер, не нашли ровным счетом ничего. После этого, соответственно, все претензии к нам были сняты, и мы двинулись дальше в нужном направлении, но получили прививку. Получив тогда прививку, я понял, что бизнес нужно диверсифицировать. Бизнес, который имеет маржинальную наполняемость 90% в одной юрисдикции, подвержен…

Виталий Сыч: Это риск.

Евгений Черняк: Это серьезный риск, он не сейсмоустойчив. Соответственно, мы начали развиваться, вот доросли до уровня, когда менее 15% у нас сосредоточено в Украине.

Виталий Сыч: Сейчас все знают, что Евгению Черняку принадлежат крупные алкогольные бренды, но не все знают, как Евгений Черняк заработал свои первые большие деньги. Я тоже, кстати, не знаю. Помнишь как?

Евгений Черняк: Да, я рассказывал об этом в интервью, по-моему, Форбсу, помню, конечно. Но это не всем понравится, потому что все ждут от первого миллиона какого-нибудь криминального происхождения либо…

Фото: evgenychernyak.com

Виталий Сыч: Нет, я не жду, мне просто интересно.

Евгений Черняк: Я вернулся из армии, отслужил в советской армии два года, вернулся, поступил в университет и занялся таким модным на тот момент делом, как киоски.

Виталий Сыч: В Запорожье.

Евгений Черняк: В Запорожье. Начинали мы буквально с одного, который находился на перекрестке рядом с тем домом, где я родился и вырос. Через короткое время я собрал компанию единомышленников, в том числе там был, например, мой учитель физкультуры со школы и мои одноклассники, те, кто со мной в армии служил…

Виталий Сыч: Обычные киоски-палатки, которые торговали пивом, чипсами и т.д.

Евгений Черняк: Да-да, жвачками, сникерсами. И в какой-то момент мы доросли до серьезного оборота и решили посмотреть, а что дает самую высокую маржу, когда ты сам себе поставляешь, потому что возникла необходимость в оптовой поставке. Соответственно, сами начали ездить закупаться в Киев, потом вышли на какие-то другие контракты. Потом, заработав на этом процессе денег (у меня были параллельно и другие бизнесы, и металлом я занимался какое-то время, и сборкой автомобилей, поскольку в нашем городе был АвтоЗАЗ), и в какой-то момент мы прокредитовались достаточно удачно в Индустриалбанке, нам повезло, нам выдали хороший кредит, очень длинный, под хорошие проценты.

И после конфликта с Nemiroff (мы были дистрибьюторами Nemiroff, уже к тому моменту - около 30% продукции), мы построили свой завод, вышли из контракта с Nemiroff и построили свой завод, поскольку нас начали административным способом ограничивать. И через два года после этого стали лидером рынка. После этого мы купили Одесский коньячный завод, который сейчас…

Виталий Сыч: Эту историю я уже знаю, мне просто интересно было, чем ты зарабатывал, как говорят в Америке: “What do you do for a living?”, - перед тем как начал заниматься водкой, и я понял. Сейчас, по оценкам журнала Новое Время, твое состояние оценивается где-то в 150 миллионов долларов, ты занимаешь 29-е место в списке самых богатых украинцев. Сколько в день может потратить человек, который занимает 29-е место в списке самых богатых украинцев?

Евгений Черняк: Я живу жизнью бедного человека, но с деньгами. Перемещаюсь тут в метро, езжу на Убере либо Lift, есть такое приложение; хожу пешком очень много, езжу на велосипеде. У меня нет предметов роскоши - яхт, самолетов, я живу жизнью своего потребителя, потому что если ты работаешь для потребителя и не понимаешь как он живет, и не понимаешь его мотивов того или иного бренда, то ты перестаешь его чувствовать.

Виталий Сыч: Хорошо, на что ты можешь потратить? Хороший ужин, хорошее вино?

Евгений Черняк: Да, конечно, я ни в чем себе не отказываю, конечно, я не голодаю, безусловно. Но если вы ждете от меня или моего появления в каких-нибудь светских хрониках в Сен-Тропе, то вы меня там не увидите, потому что мне приятнее пробежать утром в воскресенье кросс и побыть с детьми. Конечно, я себя ни в чем не ограничиваю - зачем тогда зарабатывать деньги, если не иметь возможности ими воспользоваться? Но и демонстративно тратить деньги я не буду. То состояние, которое вы назвали, сложно подсчитывается, но я думаю, что…

Виталий Сыч: Но тысячу долларов ты же можешь за вечер потратить, правильно?

Евгений Черняк: Ты имеешь в виду на бутылку вина?

Виталий Сыч: На бутылку вина.

Евгений Черняк: Да, я могу потратить тысячу долларов за вечер на бутылку вина, но давно этого не делал. Я считаю, что, во-первых, вино за 100 евро ничем не хуже того, которое продается за тысячу долларов; во-вторых, я в общем и целом хожу в достаточно простые, понятные рестораны, не очень люблю Мишлен, потому что как-то мне все с ним не везет. То ли не дорос мой кулинарный уровень понимания до высокой кухни, у меня тут есть набор любимых ресторанов, я спокойно себя чувствую, находясь в простых демократичных местах.

Я думаю, что состояние, которое вы подсчитали, скорее всего связано с подсчетом бизнеса в Украине. Да, действительно, наверное это так. А поскольку компания у нас практически не закредитована, у нас практически ноль кредитов и есть успехи на международных рынках с большей маржой, то подсчет, когда я приму решение о том, чтобы стать публичной компанией, мультиплицирует ту цифру, о которой ты сказал.

Виталий Сыч: Тебе в Украине предлагали пост вице-премьера, и ты отказался. Я даже догадываюсь, кто предлагал. Почему отказался: не был уверен, что сможешь устоять перед соблазном прикоснуться к легким бюджетным деньгам?

Я себя ни в чем не ограничиваю - зачем тогда зарабатывать деньги, если не иметь возможности ими воспользоваться? Но и демонстративно тратить деньги я не буду

Евгений Черняк: Потому что жизнь длиннее, чем эта история, потому что я хочу, чтобы мои дети спокойно учились в лучших учебных заведениях мира и чтобы их ничего не связывало ни с коррупцией, ни с той грязью, которая происходит в политике Украины. Это мое осознанное решение и я его не изменю, я не собираюсь этим заниматься, я далек от политики, и это моя жизненная позиция. Уверен, что поступил правильно, сосредоточившись на бизнесе. Мы сейчас работаем без кредитов, развиваемся только за свои средства, компания выросла на 50% в натуральном выражении за последние три года. В моем бизнесе сейчас достаточно поводов для радости и гордости.

Виталий Сыч: Ты первый известный мне бизнесмен, причем крупный, который решил стать журналистом и делать серию интервью на YouTube. Это наверняка занимает немало времени, иногда даже денег, особого дохода не приносит, наверное. Почему? Это что - просто хобби, или что-то натолкнуло?

Евгений Черняк: Дохода я пока не видел, и он не предполагается, потому что это абсолютно социальный проект. Меня часто упрекают, в Фейсбуке в том числе, что я бросил родину в тяжелый момент. Я правда ни разу не услышал перечисленных достижений тех, кто упрекает, но тем не менее, упрекать же легко. То есть, по их мнению, я должен все бросить, срочно приехать и разделить с ними их тяжелую патерналистскую судьбу, чего я делать не хочу.

И я придумал такой проект, где я встречаюсь с известными бизнесменами, участниками списка Форбс, либо владельцами средних, малых бизнесов, и откровенно с ними разговариваю. Это не интервью в чистом виде, я не журналист, я собеседник. Они имеют право меня перебивать, я имею право их перебивать, мы можем троллить друг друга. Моя задача - показать, что бизнесмены - это в первую очередь люди, которые чувствуют, которые что-то понимают, которые радуются и которые иногда грустят, страдают или гордятся своими брендами.

И, в общем и целом, неожиданно этот формат, - неожиданно для меня, потому что он задумывался как узкоспециальная передача, - вдруг неожиданно 100 тысяч подписчиков на YouTube, огромная обратная связь, огромный резонанс. И, в общем и целом, да - это занимает какое-то количество времени, мне приходится достаточно часто летать, потому что интервью я беру и в Нью-Йорке, и в Лондоне…

Виталий Сыч: И в Израиле, по-моему, Ицхак Пинтосевич был.

Евгений Черняк: Да, и в Израиле. Будет еще много интересных интервью, этот проект приобрел для меня особое звучание, я его буду продолжать, он дает хорошую обратную связь и - самое главное - у меня есть возможность учиться у каждого участника передачи. Каждый участник передачи, за исключением, конечно, некоторых особо скандальных, может тебя чему-то научить.

Виталий Сыч: Это ты про Гарика Корогодского сейчас.

Евгений Черняк: Это интересно. И когда ты имеешь возможность учиться у успешных людей, в том числе и когда разговариваешь с ними под камеру, то это, конечно, прекрасно.

Виталий Сыч: Я смотрю Big Money, знаю многих, кто смотрит Big Money - это название программы, “большие деньги” по-русски, автор и ведущий которой Евгений Черняк. Кто из твоих гостей тебе запомнился, кто тебя впечатлил? Я посмотрел немало программ, наверное, не меньше шести, мне понравилось.

Евгений Черняк: Меня впечатлил Косюк своим подходом к бизнесу, он не случайно в пятерке…

Виталий Сыч: Косюк у меня, кстати, следующий кандидат на интервью здесь.

Евгений Черняк: Мы обсуждали вопрос дотаций, разные острые вопросы, но тем не менее, меня его подход к бизнесу поразил. Василий Хмельницкий очень крут. Он визионер, он лидер, он человек, за которым идет его команда, и он движется в правильном направлении. Тарас Барщовский, у него очень целостный подход к бизнесу и к формированию команды, и к формированию финансов своей компании. Роберт Гулиев - очень круто, про украинское виноделие... Савва Либкин, Игорь Мазепа; тут можно называть очень много людей, если я даже кого-то забыл, чтобы никто не обиделся.

Это личности, которые добились, несмотря на длинный тяжелый путь, успеха в не самой ликвидной экономике мира. Поэтому они все обладают необходимым набором качеств и они интересны. Интересны их мысли не только по бизнесу, - меня, например, интересует воспитание детей, потому что инвестиция в детей - это самая выгодная инвестиция, и успехи детей нас радуют больше, чем наши успехи. И они об этом очень много говорят, говорят о возможности квантовых скачков в бизнесе, мне это всегда интересно. Я обязательно задаю вопрос, как они зарабатывали первый миллион, обязательно задаю вопрос о главной ошибке: за что тебе стыдно, чего бы ты не повторил, что бы ты посоветовал себе двадцатилетнему, например.

Когда я увидел 100 тысяч - теперь я хочу миллион подписчиков. Я, конечно, очень серьезно в этом вопросе мотивирован, и для меня он превратился в бесплатный MBA. Поэтому когда меня кто-то в чем-то упрекает, я говорю о том, что мое последнее сообщение для ребят, которые на меня внимательно смотрят, и моих около 100 тысяч подписчиков в Фейсбуке, - смотрите Big Money, это то, чему учат в MBA за 50-70 тысяч долларов, тут это можно сделать бесплатно.

Фото: evgenychernyak.com

Виталий Сыч: Ты упомянул о воспитании детей, и когда-то я слышал, что, по твоему мнению, для хорошего воспитания нужны две вещи: любовь и собственный пример. Это так?

Евгений Черняк: Подтверждаю, считаю, что если ты говоришь о том, что нужно вести активный спортивный образ жизни, а сам спишь до обеда, то дети будут делать то же самое. Не занимайтесь воспитанием детей, воспитывайте себя - другими словами, - потому что дети будут похожи на вас. И дети вас не слышат, они на вас внимательно смотрят. Поэтому если ты говоришь о том, что нужно читать, развиваться, ты должен сам, как минимум, прочитывать одну книгу в месяц, чтобы иметь возможность ее обсудить с детьми.

Если ты говоришь о том, что нужно вести спортивный образ жизни, то как бы ни было тяжело, ты должен идти на пробежку, ты должен заниматься спортом. Если ты говоришь о том, что важно образование, то ты должен сам учиться, ездить по семинарам и изучать специальную литературу в том числе. Другими словами - воспитывай детей личным примером и, конечно, помни, ребенок - гость в твоем доме. Научи, накорми, дай ему любовь и отпусти во взрослую жизнь, дай ему крылья - и он полетит.

Виталий Сыч: Евгений, последний вопрос. Сейчас ты бизнесмен из списка ТОП-30 самых богатых украинцев и уже довольно известный видеоблогер. Что дальше, каков план-максимум Евгения Черняка?

Евгений Черняк: Первое место в мире в моем сегменте,  - первое; второе - миллион подписчиков на YouTube, третье…

Виталий Сыч: Ты думаешь, это можно сделать - первое место в мире в твоем сегменте?

Евгений Черняк: Да, это реально.

Виталий Сыч: Обогнать Absolut и Smirnoff?

Евгений Черняк: Да, мы сейчас третьи, и при такой динамике нам нужно пару лет, чтобы стать вторыми. А дальше рывок к первому месту, я обязательно это сделаю. И миллион подписчиков при таком контенте точно будет, и при скорости, с которой они добавляются, при цитируемости передачи. Ну и третье - я хочу немножко больше свободного времени, для того чтобы путешествовать, потому что путешествия очень серьезно лечат от национализма. Ты смотришь как развивается мир, в каком направлении он двигается, ты смотришь тенденции…

Виталий Сыч: Какие три страны ты хотел бы сейчас посетить?

Евгений Черняк: Я очень хочу в Индию, очень хочу в Сингапур и я очень хочу в Австралию.

Виталий Сыч: Спасибо за разговор, Женя.

Евгений Черняк: Всем спасибо! Виталий, спасибо.

 

Программа Час відповідати выходит в эфире Радио НВ каждую пятницу в 20:00 - 21:00

Хотите знать не только новости, но и что за ними стоит?

Читайте журнал Новое Время онлайн.
Подпишитесь прямо сейчас

Читайте 3 месяца за 59 грн

Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Час відповідати ТОП-10

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: