Свой - чужой. Как живут украинские суррогатные матери - репортаж НВ

9 мартa, 19:09
2146
Цей матеріал також доступний українською
Свой - чужой. Как живут украинские суррогатные матери - репортаж НВ - фото

iakovenko123 via Depositphotos

Украина - одна из самых популярных стран для суррогатного материнства, поскольку она входит в небольшое число европейских государств, где оно разрешено.

Специальный корреспондент Радио НВ Ирина Лопатина разобралась, как живут украинские сурматери.


Часть I. "Не от хорошей жизни"

"Дебилка!", "Ужас!", "Ты молодец!", "Чтобы улучшить материальное положение, надо идти и работать, а не плодиться и продавать! Фу!”, “Кто сказал, что она хочет продать своего ребенка!? Она хочет быть инкубатором для чужого эмбриона! Выносить чужого ребенка! Если женщина физически не может выносить и родить себе ребенка, то она обречена на бездетность! А что плохого, если другая, которая может, выносит для нее ребенка, причем не бесплатно, что даст возможность обеспечить собственных детей? По-моему, все в выигрыше!”, “Нормальная мать не продаст своего ребенка! Я сама мать троих прекрасных дочерей, я не могу понять, как можно своего ребенка продать! Что за гнида такое может сделать?".

Такое обсуждение суррогатного материнства типично для украинских форумов в Интернете, хотя официально оно существует уже более 30 лет. Впервые в мире ребенок по такой программе родился в США в середине 80-х годов прошлого века.

В Украине первой суррогатной матерью стала женщина, которая выносила в середине 90-х ребенка для своей дочери. Однако до сих пор многие украинцы не воспринимают и осуждают таких женщин.

Исключение могут сделать только для тех, кто без какого-либо вознаграждения рожает детей для пар, которые не могут самостоятельно стать родителями.

“Все девочки, которых я знаю (и я в том числе), мы не от хорошей жизни туда идем. Это, опять же, жизненные обстоятельства заставляют некоторых туда идти. Некоторые идут туда просто улучшить образ своей жизни, а некоторые идут вынужденно”, - суррогатную мать Елену я нашла на одном из форумов.

Из десятка тех, к кому я обращалась в социальных сетях, только она согласилась пообщаться - при условии изменения его имени. Она живет на Киевщине, хотя родом с Днепропетровщины.

Всего несколько недель назад Елена родила во второй раз - девочку для бездетной пары из Бразилии. Впервые как суррогатная мать она родила двух мальчиков в 2013-м для семьи из Германии.

За год до того женщина оказалась в затруднительном положении - родительский дом, где жила ее маленькая дочь, был под арестом. Ей необходимо было срочно найти крупную сумму денег, чтобы вывести жилье из-под ареста.

Елена говорит, что для нее другого варианта быстро заработать столько денег не было. Объявления о поиске женщин в возрасте, пригодном для рождения детей, она видела и в газете, и в Интернете.

Сначала Елена думала только о том, чтобы стать донором яйцеклеток. Кстати, такое донорство в Украине оценивается в сумму около 1000 евро. В то же время после родов суррогатная мать в Украине в среднем получает 13-15 тысяч долларов.

Фото: Michalina / Unsplash

— Но приехав уже в саму клинику на обследование, я пообщалась с одной мамочкой. Она была, по-моему, на четвертом месяце беременности - я задумалась, а почему бы и нет? Тут, помимо своего относительного финансового блага, сыграло роль, когда я начала общаться с людьми, которые не могут иметь детей.

Елена вспоминает, что первая пара у нее была из Израиля, однако, к сожалению, их эмбрион не прижился. Когда женщина посмотрела на ситуацию с отсутствием детей глазами людей, которые пытались в очередной раз стать родителями, то отношение к суррогатному материнству у нее также изменилось.

Они с отчаянием рассказывали той, как тяжело переносить все эти неудачные попытки и насколько бы они хотели иметь ребенка.

Елена просит ей поверить, что она захотела уже просто помочь этим людям. Тогда ее особенно поразила израильтянка:

— Она сидела, и я как сейчас помню, какие у нее были глаза - налитые слезами, - насколько она хотела, чтобы у нее были дети…  Это просто непередаваемо.

Следующий перенос эмбрионов от второых супругов - уже из Германии - был удачным. Елена говорит, что ей повезло. Контакт с этой парой она сохранила до сих пор - они общаются в течение почти шести лет.

У женщины есть даже фотографии мальчиков, она поздравляет их с Днем рождения. Елена считает, что суррогатной матери лучше общаться с биологическими родителями во время беременности.

Она вспоминает, что с женщиной из Бразилии (из второй пары для Елены) они смогли найти общий язык даже без помощи переводчика: 

— Конечно, это помогает, и все легче переносится. Во-первых, ты начинаешь общаться, как с родственниками, ты воспринимаешь их не просто как чужих людей и не просто как знакомых, а как с какими-то близкими очень людьми [общаешься], для себя. Плюс ты знаешь, как эти дети живут, что с ними, как они, как это все происходит - это морально намного легче.

Однако построить отношения таким образом получается не всегда и не у всех, признается Елена:

— У меня есть знакомые, которые были и по 3-4 раза сурмамами, и были родители, с которыми они вообще не виделись. У меня есть девочка знакомая, с которой мы вместе были первый раз в 2013-м году, она родила двух девочек, тоже двойню, буквально передо мной. Я как сейчас помню, мы тогда стояли перед больницей, все тогда были - и эта девочка, и приехали эти родители. Они поздоровались со всеми, кроме нее! Бывают даже такие ситуации. Это было обидно - 9 месяцев вынашивала этих детей, она старалась, она еще и рожала своим путем. Ну, хотя бы элементарное “спасибо” [можно было] просто сказать. Для нас, для сурмамочек, иногда даже этого достаточно.

Мы не от хорошей жизни туда идем, - Елена, суррогатная мать

Суррогатная мать Елена рассказывает, что оба раза она переезжала в Киев уже на последних месяцах беременности. До этого момента она находилась у себя дома. Женщина говорит, что не боялась вопросов относительно ее беременности и участия в таких программах: 

— Я уже немного с опытом - первый раз как-то еще были сомнения, а в этот раз у меня сомнений не было. У меня есть на это все простое объяснение и простой встречный вопрос: кто и что сделал для своих детей, если идут обсуждения и все остальное? Вот у меня тоже знакомая была одна такая: "Вот как это можно - отдать своего ребенка?". Она живет на съемной квартире, чтобы вы понимали, у нее двое детей, работу она нормальную, перспективную найти не может и обеспечить детей толком не может. Я на данный момент иду на такие шаги (и шла ради своих детей), чтобы своих детей обеспечить жильем, чтобы у них была крыша над головой, чтобы они были не в холоде, не в голоде.

В 2013-м Елена была замужем, но на этот раз ей пришлось объяснять своему мужу, как это происходит с медицинской точки зрения и что такое вообще суррогатное материнство. По словам женщины, ее муж понял. 

К ребенку, которого она вынашивала, у него было нейтральное отношение - он не привязывался к нему, но и не воспринимал его враждебно. Елена, в общем, тоже не делала тайны для своих детей из того, что она была суррогатной матерью:

— Первый раз - у меня старшая дочка была еще маленькая - она не знала и не видела, узнала уже спустя время. Я ей, конечно, объяснила, как взрослой. Честно скажу - я с ней общалась на более взрослом языке. И когда в этот раз я только шла, планировалось [новая беременность], опять же, у меня дочь не знала. Она узнала, когда у меня уже начал виднеться живот. И я как бы потом села, как со взрослой деткой с ней поговорила. У меня старшей дочери 13 лет. Первый раз, когда я ей все объяснила, можно даже сказать, [она] хладнокровно восприняла. В этот раз она была возле меня, тоже это все видела, для нее морально это более тяжело, чем для меня. В тот же момент, когда я начала объяснять, почему я пошла на это, по какой причине, чего я хочу этим добиться, она вошла в мое положение, и - тьфу-тьфу - на данный момент у [нас] об этом даже нет разговора. Младшей ничего не объяснялось и не говорилось, она еще маленькая и она бы просто этого не поняла.

Елена рассказывает, что во время первой беременности и в течение еще нескольких месяцев после нее ходила к психологу.

Работа над собой с помощью специалиста помогла ей настроить себя таким образом, что она воспринимала этих детей в большей степени родственников.

— Там моего ничего нет - тебе переносят уже готовый эмбрион. И когда на моральном уровне воспринимаешь уже сразу, что не твое оно - ну не твое. Я даже когда беременная ходила, что этой девочкой, что двойней, общалась с ними, говорила с ними, гладила по животику. Это все было, но не было материнского инстинкта, не было вот этого - “это мое”. Плюс еще это помощь людям. Тем более, у нас был плюс, что я с родителями общалась на протяжении всего времени - по сегодняшний день. Мне, опять же, объяснялось, что “вот ты знаешь, что им там лучше, им там хорошо, они обеспеченные, они не голодные, не холодные, их никто не выбросил, люди мечтали об этом”. Это не просто мечта, это была почти неосуществимая мечта - по крайней мере, для “моих” немцев.

Елена уже может выступать определенным экспертом по суррогатному материнству и говорит, что оно изменилось со времен ее первого опыта в 2012-м.

Женщина советует обращать внимание на саму клинику, соглашение, тщательно читать все пункты документа и даже смотреть на то, какое отношение к организму и здоровью самой суррогатной матери.

Фото: rawpixel.com / Pexels

В первой клинике ей чуть ли не прямым текстом говорили, что она - "инкубатор". Так как много попыток для супругов из Германии были неудачными, Елене сразу пересадили четыре их эмбриона. Все они прижились, но из-за большого риска двух пришлось удалять. К тому же женщина говорит, что соглашение с ней в то время даже не была нотариально заверено:

— Мой первый горький опыт. На тот момент не было еще таких мозгов, на тот момент надо было срочно все сделать - и выплатили не ту компенсацию, которая должна была быть, и не выплачивали помесячное содержание, а они [только] оплачивали проезд “по билетам”. Обещали снимать жилье, и обычно под одну сурмаму снимается отдельная квартира - нам снимали трехкомнатную квартиру, нас жило шесть человек там. 

Когда она решила стать суррогатной матерью во второй раз, то на этот раз обратилась в другую клинику. Отношение к ней было совсем другим - "как к человеку", говорит она, и с хорошим медицинским сопровождением. К тому же все документы с биологическими родителями были нотариально заверены.

Елена подтверждает и то, что для суррогатных матерей в некоторых сделках прописывают штрафы за курение, употребление наркотиков и алкоголя, они могут достигать 1000 долларов и выше. Скрыть такое опасное для здоровья поведение суррогатной матери практически невозможно:

— Вы по-любому появляетесь в клинике. Я ездила два-три раза в месяц в клинику. Они меня там обследовали, за мной наблюдали, брали анализ мочи, анализ крови на тот же алкоголь и сигареты. Вплоть [до того], что у меня это прописано во втором договоре, что они в любой момент меня могут проверить.

Елена говорит, что, возможно, она бы хотела еще раз стать суррогатной матерью, однако уже не пройдет по медицинским показаниям и состоянию здоровья - у нее было несколько кесаревых сечений.

В то же время, по примеру женщины, ее знакомые также обратились в репродуктивные клиники - в основном, чтобы стать донорами яйцеклеток.

Становиться суррогатными матерями соглашаются единицы. По ее словам, для многих это воспринимается тяжело с моральной точки зрения:

— На данный момент общаюсь со многими людьми, и мнения расходятся. И когда я была первый раз сурмамой, некоторые [говорили]: "Вот как это можно - продавать своих детей?". Мы не продаем своих детей, мы рожаем детей их родителям. У каждого разная ситуация в этой жизни, нужно входить в положение каждого, просто быть немного добрее в этом мире. Злобой и завистью мы ничего хорошего не добьемся.

Мы не продаем своих детей, мы рожаем детей их родителям, - Елена, суррогатная мать

Директор Центра медицинского и репродуктивного права Сергей Антонов рассказывает, что большинство суррогатных матерей приезжают из регионов, однако есть и киевлянки. Если женщина принимает участие в таких программах несколько раз, то может неплохо обеспечить свою семью.

По его словам, помимо основного вознаграждения за вынашивание и рождение ребенка, после подтверждения беременности суррогатная мать ежемесячно получает примерно 300-400 долларов.

Также в некоторых сделках прописывают компенсацию за покупку специальной одежды для беременных - до 500 долларов.

Если женщина рожает несколько детей, она также дополнительно получает в среднем несколько тысяч долларов за вынашивание не одной ребенка.

В соглашении могут быть и пункты о компенсации суррогатной матери за вред для здоровья - например, кесарево сечение.

— Многие суррогатные матери - профессионалки. Они работают и донорами какое-то время, и плюс суррогатными матерями, они могут накопить определенную сумму. Некоторые даже бросают своих мужей, и вот они этим зарабатывают, они себя обеспечивают. Они несколько раз участвуют в программе, обычно 2-3 раза максимум. В наше время они посчитали, что это лучше, чем просто ехать на заработки.

 

Часть II. "Что ты, не походишь беременной?”

Центром мирового суррогатного материнства называют США, а именно Калифорнию. Украина является одной из немногих европейских стран, где также разрешено пользоваться услугами суррогатных матерей, в то время как в Германии, Италии, Испании и Португалии оно вообще запрещено.

В некоторых государствах - например, Дании, Бельгии и Великобритании - разрешен только его альтруистический вид, то есть без выплаты денежного вознаграждения женщине, которая вынашивает ребенка для бездетной пары.

В Украине таких ограничений нет - вы можете договориться с близким человеком, и тот может родить вам ребенка вообще бесплатно, или с незнакомой вам женщиной - за вознаграждение.

Регулируется суррогатное материнство в Украине Семейным кодексом, а также специальным Порядком применения вспомогательных репродуктивных технологий Министерства здравоохранения Украины.

— Обязательным условием предоставления услуги суррогатного материнства у нас в стране является то, что кто-либо из родителей - один или оба - должен иметь генетическое родство с этим ребенком. И суррогатная мама не может выступать биологической мамой, то есть не может предоставлять свои собственные яйцеклетки в программе, не может быть донором, - объясняет акушер-гинеколог, репродуктолог медицинского центра ADONIS FAMILY Ольга Силаева. - Соответственно, она не является биологической матерью, а только суррогатной.

Услугами суррогатных матерей в Украине могут пользоваться люди, зарегистрированные в официальном браке, причем только при условии, что существуют медицинские противопоказания к вынашиванию ребенка, среди которых, например, тяжелая форма сахарного диабета или отсутствие матки, говорит врач.

— То есть только потому, что “я хочу”, или потому что “фигура”, или “карьера”, или еще что-либо - [это] аргументом быть просто не может.

По законодательству суррогатными матерями могут стать совершеннолетние женщины в возрасте до 36 лет, у которых по меньшей мере один ребенок. Кроме медицинских показателей, украинские клиники пытаются отбирать будущую суррогатную мать и по психологическим факторам.

Женщину допустят к программе, если ее эмоциональное состояние специалисты определят как удовлетворительное, рассказывает репродуктолог Силаева:

— К примеру, если женщина чрезмерно эмоциональна, склонна впадать в панические состояния либо же не очень адекватно оценивает какие-либо трудности, сложности, боится проходить обследования, делать уколы либо же брать анализ крови (то есть это вводит ее в эмоционально неустойчивые проблемы), то, конечно, такая женщина не пройдет “кастинг”, она не станет суррогатной мамой. Плюс, если она склонна менять свое настроение - то она через пять минут поплакала, потом начинает впадать в агрессию, - эти моменты, конечно, мы отсеиваем. 

Из своей практики Ольга Силаева говорит, что становится суррогатной матерью только каждая третья женщина из тех, кто заявляет о своем желании выносить ребенка для других людей.

После приема специальных медицинских препаратов в течение нескольких недель, в полость матки суррогатной матери переносится один или два эмбриона. По словам репродуктолога, примерно 50-55% программ суррогатного материнства завершаются рождением живого ребенка.

— У суррогатных матерей редко бывают сожаления, потому что ее надо правильно вести, - рассказывает психолог, основательница Института репродуктивной перинатальной психологии и психосоматики Антонина Наконечная, - При контакте с ней, во время всей беременности, всегда напоминать, как будто застрявшая пленка: "Анечка, вы не забывайте - цель близка, вы столько уже прошли, скоро малыш родится - станет легче. Вы получите желаемое вознаграждение, чтобы исполнить свои желания и мотивацию". Иногда [необходимо] позванивать и спрашивать, как у нее дела, и тогда они не думают о плохом.

Антонина Наконечная рассказывает, что есть определенные типы реагирования на беременность и вынашивание. По ее словам, суррогатное материнство по психотипу основном относится к игнорирующему:

— Это женщина, которая не придает значения физическим изменениям в организме, у них нет тревожности по этому поводу. Часто для такого типа беременности характерен небольшой животик. Также может быть характерен небольшой вес плода - 2800-3200 грамм (это не по причине того, что ему не хватило витаминов или еще чего-то). Есть определенные характеристики: это часто легко протекающая беременность, легкое прохождение родов и беременность не “напоказ”, потому что мама относится к этому спокойно, но не по причине безответственности, а именно спокойствия. Потому что, будем откровенны, [часто думают] “не мне, не для себя, - как будет, так и сложится”.

Психолог Антонина Наконечная рассказывает, что существует такое понятие, как суррогатная мать "под ключ". То есть биологические родители могут вообще не видеть женщину, которая вынашивает им их ребенка.

Психолог говорит, что иногда это оправдано - например, нет поля для манипуляций родителями со стороны суррогатных матерей.

— Но если мы говорим о ребенке, то хорошо, когда [родители] присутствуют в жизни женщины, когда они могут прикоснуться к животу (это касательно мамы) - это очень часто нормально воспринимается суррогатной матерью. Тогда она чувствует поддержку этих родителей, не испытывает чувства брошенности. И действительно, у нас в народе суррогатных мам называют “контейнерами для вынашивания”, - если же нет, если это суррогатная мать “под ключ”, то нужен сопровождающий. Потому что представьте: женщина ходит беременная, сама раз в месяц ходит на какое-то обследование, ей кто-то раз в месяц передает на карточку деньги, не имеет фактически ни с кем физического контакта. Это очень часто углубляет ее внутрь себя, здесь повышается вероятность, что она может не отдать ребенка.

Социум относится сопереживательно к биологическим родителям, а суррогатная мама оказывается вытесненной, - Антонина Наконечная, психолог

Ежегодно на горячую телефонную линию общественной организации Ла Страда Украина, которая занимается защитой прав женщин, обращается около 100 украинок, которые планируют или уже стали суррогатными матерями.

Директор департамента правовой и социальной помощи общественной организации Марина Легенька отмечает, что в прошлом году к ним позвонили 94 женщины:

— Звонила нам женщина, которая планировала стать суррогатной матерью под принуждением своего мужа - он прочитал в метро. На тот момент и он, и она были безработными, и он сказал, что это очень здорово и очень просто: "Что ты, не походишь беременной?”. Поэтому он ее в буквальном смысле слова отвел в клинику, и она звонила и говорила, что не сможет это сделать. Это было очень сложно - женщина очень долго говорила с психологом, затем в том числе муж звонил нам, но это сложный был случай.

В основном в Ла Страда Украина такие женщины обращаются за юридической помощью: с запросами, например, как правильно заключить договор и какие права и обязанности могут быть у суррогатной матери.

Также звонят за советами психологов, а именно - как объяснить близким и родственникам, что она будет рожать ребенка для других людей.

Количество телефонных звонков от суррогатных матерей возрастает, когда женщина начинает ощущать первые толчки ребенка на 17-20 неделе беременности, рассказывает Легенька:

— Достаточно большой процент женщин, вот эти 50%, затем спрашивают и звонят нам: "Это точно не мой ребенок? Если я чувствую, возможно, там какая-то ошибка?”. Бывают запросы "как сделать так, чтобы я оставила себе этого ребенка?”. Был у нас вообще такой случай, когда нас женщина несколько раз спрашивала: "Как мне забрать этого ребенка!?". Ей сначала юрист объясняла - потом наш юрист поняла, что она сама не справится, - был психолог, объясняла [суррогатной матери] все особенности. Но женщина потом пропала на несколько недель, а потом позвонила и сказала: "Вы знаете, я здесь выехала на несколько недель в деревню", - она сама из Киева была, ребенок ее территориально находился в Киеве. И она оставила своего ребенка с родителями, а сама уехала в деревню и сказала, что "я не отдам этого ребенка, рожу и буду здесь жить с ним". Поэтому было еще несколько недель работы с этой женщиной о том, что "вы не сможете все время скрываться, это наказуемо, так не должно быть". Она вернулась, родила ребенка. Но это как раз тот случай, когда она еще нам несколько лет звонила. Она на самом деле была в очень стрессовом состоянии. Ей была нужна именно психологическая помощь.

Психолог Антонина Наконечная говорит, что суррогатной матери также приходится объяснять своему ребенку, куда исчез новорожденный.

Если женщина в браке, то могут возникнуть проблемы с ее мужем, - например, из-за ее отказа в интимной близости, ведь в соглашениях иногда прописывается пункт о том, чтобы женщина не занималась сексом во время беременности. психолог рассказывает:

— То есть травматизация происходит со всех сторон. Просто социум относится сопереживательно к биологическим родителям, а суррогатная мама оказывается вытесненной, осужденной, еще и церковь это осуждает, что это “стыдно и позор”. Но наука не стоит на месте, репродукция идет вперед, поэтому нам надо правильно легализовать их, в формате психоэмоционального состояния, и с благодарностью относится к этим женщинам. Почему, когда дочка не может забеременеть, тогда мама вынашивает для дочки ребенка, и все родственники говорят "ой, молодец!", и тогда мы восхваляем; а если это делает чужая женщина, то тогда мы унижаем ее, говорим о ней неправильные и некомфортные вещи? Они на самом деле помогают парам иметь детей.

Фото: Cassidy Rowell / Unsplash

Вопрос бесплодия в мире очень актуален: по данным Всемирной организации здравоохранения, каждый пятидесятый человек на Земле не может иметь детей из-за анатомических, генетических, эндокринных и иммунологических проблем.

По подсчетам организации, в мире почти 50 миллионов бесплодных пар, из них почти 20 миллионов имеют большие трудности родить даже первенца. Поэтому спрос на различные вспомогательные репродуктивные технологии значительный.

Так, по данным американского Центра контроля за болезнями и их профилактики, в США в 2016-м году с такой помощью родились почти 2% от всех новорожденных, в том числе с участием суррогатной матери. В отношении нашей страны точной статистики нет.

По данным Украинской ассоциации репродуктивной медицины, в настоящее время в стране 54 клиники занимаются лечением бесплодия с помощью вспомогательных репродуктивных технологий.

В 2016-м по добровольному анкетированию клиники указали, что провели около 20 тысяч циклов, среди них почти 400 - это программы именно суррогатного материнства.

Однако сколько на самом деле в Украине проводится таких программ, к сожалению, неизвестно. К тому же следует учитывать, что только каждая вторая программа завершается рождением живого ребенка. 

— Официальной статистики нет, и не знаю, когда появится, потому что государство в этом отношении устраняется от контроля, - рассказывает директор Центра медицинского и репродуктивного права Сергей Антонов. - Если мы говорим про статистические данные, то мы можем ориентироваться на данные, которые есть на сайте Украинской ассоциации репродуктивной медицины, которые дают сводку по клиникам. Можно предположить, что, с учетом всех клиник, таких программ намного больше - возможно, даже несколько тысяч. Если говорить про успешные программы, то, я думаю, рождаются до двух тысяч детей. За последние 6 лет суррогатное материнство стало чисто коммерческим направлением. Есть клиники, которые ничем вообще не занимаются, кроме как суррогатным материнством - это выгодно. Учитывая их интерес, я не думаю, что это несколько процентов среди вспомогательных технологий.

Однако адвокат Елена Бабич говорит, что суррогатное материнство - это одна из программ лечения бесплодия, и не основная для многих клиник. Она занимает, по неофициальным данным, не более 3-5% от общего числа программ лечения бесплодия, применяемых клиниками.

К тому же она напоминает, что к правоотношениям биологических родителей с суррогатной матерью больницы не имеют отношения.

Если говорить о налогах, то обязанность оплачивать их из вознаграждения возлагается именно на суррогатную мать. Моя собеседница отмечает:

— Есть медицинская часть, а есть правоотношения между родителями и суррогатной матерью. С этими договоренностями клиника не имеет никакого отношения - например, где она будет жить. Поэтому я уверена, что клиника не может иметь отношение к договору - она оказывает ей медицинские услуги. Договор о вынашивании ребенка должен заключаться между биологическими родителями и суррогатной матерью, без участия клиники или третьих лиц.

Директор Центра медицинского и репродуктивного права Сергей Антонов рассказывает, что в сфере суррогатного материнства задействовано немало частных агентств.

Есть клиники, которые ничем вообще не занимаются, кроме как суррогатным материнством, - Сергей Антонов, директор Центра медицинского и репродуктивного права

Среди них много "надомников" или украинских мигрантов, которые самостоятельно делают сайты, на которых рекламируют и продают программы суррогатного материнства в Украине.

Они самостоятельно находят женщин, которые согласились бы родить ребенка другим людям, в закрытых специализированных группах в различных соцсетях и мессенджерах и предлагают им пары, ищущие такую возможность. 

— Есть посредники, которые занимаются только поиском суррогатных матерей - он получает от 500 до 1000 долларов, это его заработок с каждой кандидатуры, которую взяли в программу. Если юридические услуги - то 5-7 тысяч долларов. Кто делает все, зарабатывает больше - это 10-15 тысяч долларов.

По словам Сергея Антонова, среди клиентов на программы суррогатного материнства большинство - это иностранцы. Их долю он оценивает примерно в 70%.

Директор Центра медицинского и репродуктивного права утверждает, что многие посредники вообще не желают проводить программы для украинцев: 

— За последние два года я столкнулся с проблемой, когда украинские пары звонят и говорят, что “мы не можем найти, кто нам - агентство или клиника - проведет программу”. Мы видим в последнее время, что большинство посредников ориентированы на иностранцев - с ними проще работать, честно скажу, они хорошо платят, и суррогатные матери получают от иностранцев и подарки, и больше денег.

Исполнительный директор клиники Ilaya Виталий Крюков соглашается, что перекос в сторону иностранцев существует.

Он связывает это в первую очередь не с нехваткой суррогатных матерей для украинцев, а именно с низкой покупательной способностью наших граждан, которые не могут позволить себе подобные репродуктивные технологии:

— Программы эти дешевыми не могут быть априори, потому что практически все оборудование импортное, наилучшие медикаменты импортные, то есть затратная часть что в Европе, что в Украине - одинаковая.

 

Часть III. Суррогатная конкуренция

В Украинской ассоциации медицинского туризма утверждают, что репродуктивные технологии находятся в тройке самых популярных медицинских услуг в Украине среди иностранцев - после офтальмологии и стоматологии.

Поскольку Украина входит в тот ряд стран, где разрешается суррогатное материнство, казалось бы, она может побороться за клиентов из разных стран.

Хотя законы в Украине в этом отношении не либеральные, рассказывает директор Центра медицинского и репродуктивного права Сергей Антонов:

— Есть юрисдикции лучше, и Украина в "середнячках". Однако тут сработало несколько факторов: [в Украине] программы начали проводиться раньше, высокого уровня развития медицина, много клиник, есть возможность более легкого и спокойного оформления документов. Потому иностранцы выбирают Украину, обходя, например, ту же Грузию, где цены ниже и либеральнее по некоторым позициям - например, так называемому супружескому статусу.

Антонов уточнил, что для пар, которые обращаются по программам суррогатного материнства, в Грузии не нужно находиться в официальном браке, в отличие от требований украинского законодательства.

Многие клиенты-иностранцы все равно могли бы переориентироваться на Украину, особенно после запрета проведения таких программ для иностранцев несколько лет назад в Индии и Таиланде из-за ряда громких скандалов.

Кстати, подобный запрет недавно ввела и Мексика. Однако весь спрос на суррогатное материнство в Северной Америке на себя перетянули США, особенно штат Калифорния.

Ежегодно количество американских штатов, где такие программы разрешаются либеральными законами (вроде калифорнийских), увеличивается, несмотря на довольно высокую стоимость - программа суррогатного материнства в США стоит от 90 до 130 тысяч долларов.

Исполнительный директор клиники Ilaya Виталий Крюков подтвердил перераспределение потока клиентов после закрытия программ в ряде стран Южной Азии.

— Если говорить об общей тенденции, то она есть. И да, “закрытие” Таиланда прежде всего [отразилось] на китайском направлении, Индии, европейском, [поток клиентов] в какой-то степени перенаправлен на такие юрисдикции, как Украина, в Россию, Грузию, Грецию, то есть те юрисдикции, где суррогатное материнство регулируется законом. Украина имеет уникальный шанс быть лучшей в этом плане, потому что наш ВРТ-бизнес по качеству не уступает европейским стандартам. У нас достаточно хорошо прописано законодательство для проведения этих программ, сомнений у родителей, что они уедут полной семьей, не возникает, но есть другие сложности.

Виталий Крюков говорит, что сейчас большой прирост обращений по суррогатным программам идет именно в Грузию. Кстати, средняя стоимость подобной программы там составляет около 30 000 долларов.

Фото: freestocks.org / Unsplash

— Прежде всего, [это происходит из-за] отсутствия скандальных факторов, ценовой политики и простоты, которые внимание - по крайней мере, европейского рынка - переключают на Грузию. <...> По косвенным показателям Грузия начинает обходить Украину, хотя до последних нескольких лет Грузию рассматривали как крайний вариант.

Взрывной эффект в информационном поле имела пресс-конференция генерального прокурора Юрия Луценко в июле прошлого года относительно медицинского центра BioTexCom.

Тогда он заявил, что представителю клиники в Украине сообщено о подозрении в торговле людьми, а главному врачу - еще и в подделке документов. В начале 2011-го их клиентами стали итальянские супруги, нуждающиеся в помощи суррогатной матери.

Украинские правоохранители выяснили, что итальянцы не предоставили медицинскому учреждению биоматериал и отсутствовали в Украине на момент оплодотворения. То есть, по словам Луценко, фактически состоялась продажа украинского ребенка иностранцам.

Радио НВ направило запрос в Генпрокуратуру с вопросом, на каком этапе сейчас находится это дело. В силовом ведомстве ответили, что сейчас продолжается досудебное расследование в отношении сотрудников медицинского центра ООО BioTexCom.

"Сложность производства вызывает направление запросов о предоставлении международно-правовой помощи, ответы на которые еще не получены, и проведение генетических экспертиз, выполнение которых требует длительного времени", - сообщили в Генпрокуратуре.

— В основном все наши клиники, из-за того, что низкая покупательная способность у населения, достаточно серьезно посматривают на приток клиентов из-за рубежа, - рассказывает исполнительный директор клиники Ilaya Виталий Крюков. - Я не совсем понимаю функцию генерального прокурора из-за отсутствия юридического образования, [но он] неправильно себя позиционирует - есть суд, есть следствие. Мы слышим только одну сторону, и это имело эффект разорвавшейся бомбы. Достаточно сложно привлечь в Украину клиентов по ряду вопросов - и конфликт на Востоке, и вообще имидж страны неоднозначный. Когда генеральный прокурор выходит и заявляет такие вещи, то это однозначно имеет негативный эффект. <...> Я не говорю, правильно это или нет, но тем не менее - введение военного положения. Я могу сказать, что как клиника мы в валютной выручке недополучили около 40% по уже подписанным контрактам - люди просто не приехали. Они читают новости, они видят эту информацию, они не знают досконально всю ситуацию и получают информацию из прессы, каких-то комментариев. Представьте, у нас говорят, что все клиники чуть ли не надежные партнеры, потом военное положение - и до 40% отрасль недополучила валютной выручки, а это и налоги, и рабочие места.

На фоне этого скандала в прошлом году было зарегистрировано пять законопроектов относительно регуляции вспомогательных репродуктивных технологий, в том числе - суррогатного материнства.

Клиника не может иметь отношение к договору - она оказывает медицинские услуги, - Елена Бабич, адвокат

По словам адвоката Елены Бабич, одним из них предлагается разрешить применять вспомогательные репродуктивные технологии только гражданам Украины и иностранным гражданам, постоянно проживающим на территории нашей страны:

— Это означает, что если будет принят этот законопроект, медицинский туризм для иностранных граждан, применение вспомогательных репродуктивных технологий будет запрещено. Это противоречит инициативам по поддержке медицинского туризма. Запретят не только суррогатное материнство, но и другие ВРТ. Они приезжают именно за другими вспомогательными репродуктивными технологиями.

Исполнительный директор клиники Ilaya Виталий Крюков добавляет:

— На фоне выступления генерального прокурора поступает - я открытым текстом скажу - неадекватный закон, который раздувается на фоне скандала. Это формирует и мнение пациентов об Украине, и боязнь участников рынка в Украине принимать риски по таким программам. Чтобы вы понимали, если агентство проводит суррогатные программы - это 10-12 месяцев программа. Но никто не может сказать, что у нас случится завтра. После этого закона, общаясь с разными агентствами в Канаде, США, они практически переориентировали свое внимание на другие страны вместо Украины. 

Адвокат Елена Бабич говорит, что существующая законодательная база относительно вспомогательных репродуктивных технологий несовершенна.

Есть немало моментов, которые не определены и должны быть регламентированы именно на уровне закона, а не подзаконного нормативного акта. Однако Бабич подчеркивает, что сегодняшней нормативной базы достаточно для того, чтобы работать в правовом поле.

— Вспомогательные репродуктивные технологии - это ряд методик лечения бесплодия, и там очень много моментов нуждаются в правовой регламентации: и правовой статус доноров репродуктивных клеток, и статус эмбрионов, и постмортальная репродукция - в частности, например, она у нас не урегулирована, когда остаются репродуктивные клетки после смерти человека, кто ими может распоряжаться. Безусловно, закон нужен, но сегодняшней нормативной базы достаточно для того, чтобы работать.

Сегодня юрист советует как суррогатным матерям, так и генетическим родителям, сознательно и внимательно относиться к выбору клиники и посредника (если он есть).

Если они нашли посредника, например, в том же Интернете, то нужно убедиться, имеет ли он опыт и вообще - существует ли.

Фото: Cassidy Rowell / Unsplash

— Очень часто за сайтом ничего нет - там просто девочка или мальчик сидят, у которых даже нет опыта. Можно найти информацию на форумах, позвонить, договориться о встрече, чтобы удостовериться, что офис как минимум есть. Даже приходя в офис, [надо] спросить какие-то документы. Это не вид деятельности, который лицензируется, лицензии не будет, но [необходимо] понять, что это какое-то юридическое лицо: поговорить, пообщаться и составить свое впечатление. То же самое касается клиники - в клинике есть возможность проверить документы в уголке потребителя, что это действительно клиника, есть лицензия на медицинскую практику, отзывы, пообщаться с врачом, составить свое впечатление. Безусловно, медицинскую компетенцию не проверите, но общение, понимание и профессионализм, есть ли в этом опыт - по крайней мере может сложиться впечатление. И особое внимание я прошу обращать именно на договор, вообще на документ, который составляется при этой программе. Так как на законодательном уровне немало моментов не определено, именно договор является тем документом, который регламентирует права и обязанности сторон и будет защищать их, если что-то пойдет не так. Поэтому к договору нужно относиться очень внимательно, обращаться к юристу, если есть в этом потребность, проверять, внимательно его читать и видеть, что все условия есть - только тогда подписывать.

Директор департамента правовой и социальной помощи общественной организации Ла Страда Украина Марина Легенька советует суррогатным матерям даже отдельно прописывать все нюансы на бумаге. Уже при консультациях и подписании договора удобно иметь их "на руках", а не придумывать из головы.

Также следует просить и о постоянном сопровождении психолога, говорит Легенька. По ее словам, в основном именно суррогатная мать - "мишень" по всем показателям.

— У меня - всего общения с женщиной, которая собирается стать [матерью] или <...> беременна - один случай, который на самом деле очень положительный. Это девушка, которая достаточно давно стала суррогатной матерью, она месяц назад родила третьего ребенка. И первого ребенка она родила в крайне тяжелом положении: она развелась с мужем, и ей нужны были средства для того, чтобы жить со своим ребенком. Второго ребенка она родила в гораздо лучшем материальном положении, но ей нужны были средства на приобретение жилья. И третьего ребенка она уже родила, находясь в браке, абсолютно без денег - для своих знакомых из Украины, пары. Она сказала, что это сделала потому, что в конце концов поняла, что эта репродуктивная технология позволяет дать жизнь ребенку и стать родителями тем, кто вообще не имеет возможности по-другому стать родителями. Это не близкие друзья, это дальние знакомые. Но это исключение.

Заглавное фото: iakovenko123 via Depositphotos

Ирина Лопатина / Радио НВ

Подпишитесь на журнал НВ

Подписывайтесь на журнал НВ и читайте свежий номер прямо сейчас. Все подписчики также получают доступ к архивным выпускам журнала. Стоимость подписки на три месяца всего 59 гривен.

Подписаться и читать журнал

Подкасты Радио НВ

Пропустили любимую передачу? Не дослушали интервью? Хотите переслушать эфир из архива?

Подпишитесь на подкасты Радио НВ на Soundcloud. Слушайте, переслушивайте, делитесь!

Слушать подкасты