Украина должна быть готовой к тому, чтобы вернуть себе Крым, - польский диссидент Становски

12 декабря 2016, 08:34
8736
Цей матеріал також доступний українською
Украина должна быть готовой к тому, чтобы вернуть себе Крым, - польский диссидент Становски - фото
Почему оккупация Крыма не может длиться более чем четыре года и каким путем можно его вернуть, объясняет экс-вице-министр Польши, диссидент и президент Фонда Международной Солидарности Кшиштоф Становски

Поляк Кшиштоф Становски, президент Фонда Международной Солидарности, – в прошлом диссидент, оппозиционер времен коммунистической диктатуры в Польше, впоследствии, до 2012 года, вице-министр иностранных дел в правительстве Дональда Туска.

Он попал в тюрьму в 1980-х. Тогда, после введения военного положения, за решеткой оказались тысячи поляков, и вместе с ними Становски, который был одним из руководителей подпольной в то время Солидарности в Люблине.

В прошлом году, в июле, возглавляемый Становски Фонд наградил премией в размере 1 млн евро лидера крымских татар Мустафу Джемилева за его правозащитную деятельность. Часть тех денег Джемилев раздал родственникам погибших майдановцев.

НВ встретилось со Становски во время ежегодной конференции Украинской школы политических студий. Он рассказал о том, когда и при каких условиях Украина сможет вернуть оккупированный Крым под свой контроль.

Крым – это Украина, и это вопрос Украины. Он оккупирован. И надо его вернуть. Я никогда не был украинским министром. Но я 20 лет работал в Крыму. Там мы помогали строить первые татарские школы. Польские общественные организации помогали, чтобы крымско-татарские ученики могли учить украинский язык. И практически все татары, которые сегодня здесь, могут общаться на государственном украинском языке, потому что в то время, когда [часть] Украины не очень думала об этом, были люди, [которые думали].

Надо помнить, что без 26 февраля [2014-го] и без протеста татар и других крымчан против попытки решения парламента АР Крым на присоединение к России, было бы страшно. Потому что, мне кажется, что план был таким, что [одна] область [присоединится после] области, деревня после деревни «демократическим» путем референдума, и в такой ситуации было бы очень трудно что-то сделать.

Понятно, чтобы вернуть Крым в Украину, первое, украинцы должны за это заплатить. Надо быть готовым тогда, когда для этого наступит подходящий момент. Периодически есть такой момент, когда можно что-то изменить. История Польши, также Украины показывает, что это надо делать, когда другие игроки слабые. Так Польша начала свою независимость, так добилась независимости Украина, которая использовала момент,который был. Это урок, который надо иметь после Майдана. Польские реформы были сделаны прямо после выборов. Реформа Бальцеровича произошла через 90 дней после создания первого правительства, децентрализационная реформа местного самоуправления – через 180 дней после образования первого правительства независимой Польши.

Мой вопрос такой: готова ли Украина давать ответы, на вопрос о том, какой будет организация, как будем работать в Крыму на следующий день после того, когда появится такой шанс. Это – реальный вопрос. Мустафа Джемилев, которого я знаю и уважаю, говорил, что это не должно продолжаться больше четырех лет. Так и знаем ответ, в какой момент [что-то должно измениться]. Самый важный вопрос – это чтобы Украина была готова. Потому что это не будет так, что Южная Америка будет возвращать Крым в Украину, или Турция, или Польша будет возвращать. Нет. Это граждане Украины, которые работают на оккупированных территориях на Крым в этом плане.

Эти территории являются оккупированными, они признаются такими, нет ни одной европейской страны, как минимум, нет среди стран ЕС, которая говорила бы обратное. С другой стороны, как я знаю, в последнее время Москва навезла в Крым много людей. Не только военных, но и гражданских. К референдуму они могут быть готовы. И это не будет так просто сказать – «давайте сделаем еще раз референдум».

Тогда надо пользоваться опытом, который имела Латвия или Эстония, когда они решали вопрос независимости в условиях, где большая часть общества на тот момент были русскими. Если бы там был нормальный референдум, эти страны никогда бы не вернулись на карту мира. Это означает, что нужно креативно подходить к этому вопросу.

Интересно