Тот аэродром не соответствовал европейским стандартам. Экс вице-министр Польши - о возобновлении расследования авиакатастрофы под Смоленском

9 декабря 2016, 14:46
1859
Цей матеріал також доступний українською
Тот аэродром не соответствовал европейским стандартам. Экс вице-министр Польши - о возобновлении расследования авиакатастрофы под Смоленском - фото

Александр Медведев

Почему Польша вернулась к расследованию катастрофы под Смоленском, в которой погиб президент Лех Качиньский, объясняет вице-министр страны Кшиштоф Становски

В течение последних двух месяцев в мировых СМИ активно поднимается тема авиакатастрофы в Смоленске, в которой 10 апреля 2010 года погиб президент Польши Лех Качиньский и ряд высокопоставленных польских чиновников. Напомним, 15 ноября в Польше провели эксгумацию тел Качиньского и его жены Марии, которая погибла вместе с ним. Поводом для эксгумации стало заявление заместителя польского генпрокурора о том, что 90% документов, которые РФ предоставила как результаты экспертизы, содержат ошибки.

Сегодня же Национальная прокуратура Польши заявила о подмене тел в могилах: существует большая вероятность, что в могиле бывшего председателя Национального олимпийского комитета Польши Петра Нуровского на самом деле похоронена другая жертва этой катастрофы. Окончательные результаты будут обнародованы после завершения всех экспертиз.

Действительно ли стоит искать в этой авиакатастрофе «российский след» и почему самолет разбился, в комментарии НВ рассказывает польский диссидент и бывший вице-министр Кшиштоф Становски:

Потерять лидерство страны – это страшно.

В этом году под Смоленском [на месте катастрофы] был [действующий польский] президент [Анджей Дуда], было много министров, лидеров всех политических партий. Президенту было очень важно там быть.

Катынь (деревня в Смоленском районе РФ, где сейчас расположен мемориальный комплекс в память о массовых расстрелах здесь поляков в 1939 году. Туда направлялся самолет с Качиньским, - НВ) – это место памяти для всех поляков. К сожалению, там произошла эта трагедия. Была очень нелетная погода. И все эксперты говорят, что надо было идти на запасной аэродром.

Я не эксперт в этом вопросе. Но есть так: этот аэродром не соответствовал стандартам европейских аэродромов. Это был польский самолет с польскими пилотами, и это было их решение [совершить посадку], решение поляков. И поэтому произошла эта катастрофа. Однако, я не чувствую, что это была провокация, как в Украине, например, в ситуации с Крымом. Что это, например, был взрыв, что это российские войска намеренно сбили этот самолет. Нет таких доказательств. С другой стороны – это трагедия для семей, и понятно, они это переживают.

Это польский самолет, польский президент, польский пилот. И все согласны, что там была плохая погода, аэродром, на который при такой погоде ни в коем случае не надо было лететь. Но это не был «военный» случай. Да, есть ситуации, когда летишь и понимаешь, что этот полет – рискованный. Этот же полет в целом таким не был.

Интересно