Пусть моя отставка станет холодным душем для руководителей страны - первое интервью Абромавичуса после отставки

3 февраля 2016, 19:05
Цей матеріал також доступний українською
Через два часа после отставки министр экономразвития рассказывает, кто и как спускал ему "сверху" замов, навязывал кандидатов на руководство госкомпаниями и мешал истреблять коррупцию в них

Спустя два часа после заявления об отставке НВ встретилось с министром экономики Айварасом Абромавичусом в его кабинете на Грушевского. Разговор был коротким: министра вызвали на беседу с главой государства и премьером после того, как он назвал причиной ухода давление со стороны ближайшего соратника президента Игоря Кононенко.

Видео дня

Вслед за министром об уходе заявили трое его заместителей, Максим Нефьодов, Юлия Клименко и Наталия Микольская.

В прошлом успешный инвестбанкир, Абромавичус был назначен министром в декабре 2014 года. Ради кресла в украинском Кабмине гражданину Литвы пришлось получить украинский паспорт, хотя литовского гражданства в виде исключения его не лишили.

Всего лишь полтора месяца назад, в декабре 2015-го, НВ встречалось с министром Абромавичусом, который «отмечал» ровно год с момента начала работы в правительстве Арсения Яценюка. Тогда в беседе с НВ он сказал, что сто крупнейших госкомпаний страны, входящих в компетенцию его министерства, сгенерировали в прошлом году убыток в размере 115 млрд грн, что составляет пятую часть госбюджета.

Сегодня утром Абромавичус заявил, что Кононенко, правая рука и бизнес-партнер президента, навязывал ему «своих» людей на руководящие посты в те самые госкомпании, коррупцию в которых команда министра-литовца тщетно пыталась побороть.

В сегодняшнем интервью НВ хлопнувший дверью министр называет фамилии всех тех, кто саботировал изменения в его ведомстве. А кроме того, рассказывает, как к нему в кабинет приходили ходоки с требованием назначить их замами, потому что так решили «наверху».

- Когда вы впервые ощутили, что так называемые «серые кардиналы» пытаются повлиять на государственные предприятия и кто это был?

- Это достаточно быстро почувствовалось. Для меня это не было сюрпризом. Я этого ожидал. Но я ожидал, что будут какие-то старые интересы, а не новые. Я ожидал красных директоров, регионалов в стиле [Виктора] Бондика в Укрхимтрансаммиаке. Для меня большим сюрпризом стало то, что некоторые из новых политиков полезли в госкомпании.

- Кого конкретно вы имеете ввиду?

- Тех, кого я сегодня назвал и тех, кто недавно ушел в отставку.

- То есть Кононенко и Мартыненко.

- Никто же не сказал, что будет легко. Поэтому мы продолжали делать реформу госкомпаний, при этом понимая, что государство плохой собственник и только приватизация спасет от всего этого дерибана и политической коррупции. Появился хороший закон о финансировании политических партий из бюджета. Это сразу минимизирует надобность вытягивать из госкомпаний колоссальные денежные ресурсы, в том числе чиновниками ГФС [Государственной фискальной службы], чтобы потом играться деньгами на выборах. Мы придумали обязательный аудит, публиковать финансовую отчетность – этого же ничего не было. Можно было красть, как хочешь, и никто этого не видел. Мы все это поставили. Создали номинационный комитет [для отбора руководителей госкомпаний], который сначала встретил сопротивление со стороны олигархов, потом судами сбивали разного вида конкурсы, и это все действовало и действовало. Мы постоянно эти процессы пытались улучшить. Но это не работало. Был саботаж по назначению людей на руководящие должности в госкомпаниях.

Саботаж и политическое давление начиналось в линейных министерствах. Я этого не видел, но чувствовал. Подают таких кандидатов, что уже ясно, что это не из этой оперы. Когда номинационный комитет с иностранцами в составе видел этих людей, они все голосовали против. Поэтому в конце года мы еще раз решили улучшить эту систему и приняли постановление №777. Мы убрали возможность инициирования конкурса линейным министерством по топ-60 компаниям и забрали эту функцию под министерство экономики. И, конечно же, привлекательность должности министра экономики сразу же выросла. Туда еще НАК Нафтогаз добавили в управление. Это же не так, что НАК Нафтогаз решили из Министерства топлива и энергетики передать кому попало. Впереди реформы в НАК Нафтогаз идет EБРР [Европейский банк реконструкции и развития], который дал большущий кредит. Поэтому EБРР, который знает кто здесь и чем занимается, сказал [передать НАК Нафтогаз в управление] только в Министерство экономики. После чего привлекательность и важность должности министра экономики выросла до поднебесья. Это вылилось в начале этого года в желание порулить этими потоками. Давление сумасшедшее. Я решил в этом не участвовать.

- А премьер мог вас защитить от этого давления?

- Как?

- Саакашвили сегодня заявил, что и у премьера вы не находили поддержки.

- С премьером у нас чисто деловые отношения. Какого-то достаточного доступа к нему у меня нет. Я с ним обсуждал тематику проблемы руководства Электротяжмаша. Я с ним обсуждал проблему руководства ОГХК [Объединенной горно-химической компании], где все продается через фирмы-прокладки. Я сделал представление на увольнение Руслана Журила с должности главы ОГХК в конце прошлого года.

- Кто стоит за Электротяжмашем и ОГХК? Николай Мартыненко [бывший нардеп фракции Народный фронт, соратник премьер-министра Арсения Яценюка]?

- Я же за руку его не держал. Я в СБУ не работаю, у меня нет такого материала, но СМИ говорят, это так. Товарищ из Электротяжмаша зацепился за кресло и путем подкупа судов и других пытается там восстановиться. Если бы он получил команду от более влиятельных людей, чем я, его бы давно там уже и близко не было.

- Если бы вы работали в инвестиционном бизнесе или поставили бы себя на место руководства МВФ, как бы вы считали – стоит в такой ситуации этой стране давать деньги?

- Я уже сказал несколько дней назад: мы или в двух шагах от прорыва или в двух шагах от провала. Некоторые следующие назначения в правительстве будут очень сильно влиять, куда мы движемся дальше. Если технократы не нужны, а нужны управленцы…

Много ума, чтобы яму на дороге заделать не надо. «Папередники» делали, рапортовали, сколько собрали урожая, как все выехали на посевную. Сейчас нужны совсем другие подходы и моральные принципы. К сожалению, у нас кризис ценностей, и когда видишь список людей, которые ничего общего не имеют с нормальными моральными ценностями, тогда ты понимаешь, что все-таки мы ближе к провалу.

Но опять же. Мы столько всего сделали все вместе. И по энергетическому сектору, и по банковскому сектору, и по дерегуляции вместе с Министерством транспорта и Министерством аграрной политики. Чего стоит только наша инициатива по госзакупкам. Сэкономили на куче коррупционных схем от Укрэкоресурсов до разного вида сертификации.

- Извините, что перебиваю, но сейчас важно назвать вещи своими именами.

- Я их уже назвал. Наверное, больше назвал, чем еще кто-либо.

- Вы сегодня перечислили, что Кононенко влияет на Укрхимтрансаммиак, Госвнешинформ, предприятия порошковой металлургии, Нацагентство по аккредитации Украины.

- Не везде влияет, но везде пытается влиять. Сюда ходит товарищ от БПП, подконтрольный Кононенко.

- Кто?

- Товарищ [нардеп БПП Геннадий] Чекита. Например, по порошковой металлургии, ходит, лоббирует своих людей.

- А как это происходит? Он приходит в министерство?

- По закону у народного депутата есть полномочия заходить, куда угодно и когда ему угодно. Это полный бред. Заходить чуть ли не на внутренние совещания. Есть люди, которые на самом деле чаще ходят в министерство (куда их не приглашают), нежели в Верховную раду.

- То есть он приходит, когда проходит конкурс?

- Приходит и сидит. Настоятельно рекомендует каких-то старых людей из министерства. Например, по поводу этого аккредитационного бюро. Мы их [старых людей] прогнали, а он пытается их поставить. Причем у самого есть какая-то компания по сертификации, и он пытается тему сертификации двигать. Я вообще не понимаю, как депутат может пытаться влиять на государственные компании. У него же есть какие-то полномочия. Мы – исполняющая власть. У нас есть подконтрольные предприятия. Мы там формируем какую-то политику. Причем здесь депутаты и государственные компании? Мне это непонятно.

- Расскажите про ситуацию с двумя замами, которых вам хотели назначить. По оборонной промышленности и по Нафтогазу и госпредприятиям. Как это происходило?

- Вообще смешная ситуация. У меня сейчас есть одна вакансия. Вакансия заместителя. В понедельник с пакетом документов пришел товарищ. Я сказал ему, что так быстро не принимаю решения, давайте посмотрим, что будет с правительством. А он говорит: «Нет, нет, все согласовано наверху, я из команды Кононенко, готов приступать к должности». Я ему отвечаю: я вас хорошо не знаю. А он: «Так вот документы, больше и узнаете».

- Кто это? Назовите фамилию [нардеп БПП Сергей Лещенко сегодня заявил, что на пост одного из двух замов, о которых говорит Абромавичус, лоббировали Сергея Пинькаса].

- Это не имеет большого значения.

Или приходит человек 1960-го года рождения, в два раза чуть ли не старше, чем у меня средний возраст заместителей. В резюме – ни одной работы на руководящей должности, несмотря на возраст, только «консультант» и «советник». Человек сам в интервью, которое проводили мои HR-специалисты, признает, что даже не хочет работать, но говорит «мне сказали» [идти работать].

- Он приходил в министерство с этим пакетом документов?

- Раньше многие кандидатуры предлагались. Это нормальный процесс. Чтобы принять решение и назначить замов, я просмотрел CV 200 людей. С 50-60 встретился. Но ненормально, когда тебе говорят, что у тебя нет другого выхода и ты только этого человека должен брать. В итоге я сказал: освободите меня от всего этого дела, я не хочу быть частью всего этого.

- Как вы считаете, МВФ продолжит выплачивать Украине транши [после скандала]?

- Мы должны продолжить исполнять те требования, которые нам поставили. У нас очень много талантливых, ответственных людей, давайте их дальше привлекать. Люди, которые готовы помогать стране, они есть, но нужно создать условия.

- Что дальше будет? Если фракция БПП проголосует за снятие мандата с Кононенко и если Рада провалит голосование за вашу отставку, вы останетесь министром?

- Я частью этой системы не хотел бы быть. Это не только Кононенко. Он только одно из действующих лиц. Есть какой-то конкретный алгоритм вещей, которые нужно было бы сделать. Мы же не побороли коррупцию не только в госкомпаниях. Мы не побороли беспредел в судах, в прокуратуре. Там же все остались те же самые. А ГФС чего стоит! Самое простое требование – бизнес хочет получить свои деньги обратно, дайте вовремя, в полном объеме возвращать НДС и без отката. Это самые базовые вещи.

- Так что? Революция? Перевыборы?

- Надо нескольких людей, которые хотят все сломать и поменять, назначить на очень ответственные должности.

- Так вы же и были одним из таких.

- Я хотел бы, чтобы [моя отставка] стала холодным душем для руководителей страны и чтобы страна двигалась дальше.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X