Последние дни Алеппо. Завершается главная битва Сирийской войны

9 декабря 2016, 19:35
231
Цей матеріал також доступний українською
Последние дни Алеппо. Завершается главная битва Сирийской войны - фото

После четырех лет боев Алеппо в значительной части превратился в руины

Взятие Алеппо станет не окончанием конфликта, но переведет его в новую фазу

Поначалу мирное восстание в Сирии началось ранней весной 2011 года на юге страны, в окрестностях Дамаска, в городах Хама и Хомс. Однако крупнейший экономический центр этой страны, ее «северная столица» – Алеппо – более года оставался нетронутым. Большинство жителей одного из самых древних городов мира не были заинтересованы в кардинальной смене своего образа жизни.

Деловой и экономически динамичный Алеппо до войны был весьма пестрым с этнической и конфессиональной точки зрения – там жили и арабы, и туркоманы, и греки, и армяне, и курды, и ассирийцы, и представители других ближневосточных народностей. Сунниты, шииты, алавиты, езиды, друзы и прочие вполне мирно уживались в рамках светской системы, где конфессиональная принадлежность была личным делом каждого, а национальное законодательство главенствовало над религиозными догматами. Множество туристов со всего мира и потоки иностранных инвестиций поддерживали стабильный экономический рост и благосостояние жителей.

В это время Алеппо находился под иногда гипертрофированным влиянием примерно двух десятков богатых семей (преимущественно – суннитских), которые контролировали почти всю местную экономику и, соответственно, решали все возникающие в городе проблемы. Однако главную из них они упустили из виду.


Цитадели в центре Алеппо более тысячи летЦитадели в центре Алеппо более тысячи лет


С начала 2000-х годов в Сирии продолжается хроническая засуха. Отсталость ирригационных систем, нехватка пресной воды для орошения полей и опустынивание погнали в сравнительно преуспевающие города сотни тысяч малообразованных крестьян, которые просто не могли выжить, занимаясь привычным для себя трудом на все менее плодородной земле. На окраинах больших сирийских городов стали расти трущобы, которые правительство спешно перестраивало в микрорайоны из «советских» многоэтажек. Впрочем, работы и достатка всем новоприбывшим все равно не хватало – их низкая квалификация и высокая рождаемость давали о себе знать. В результате небогатые, но очень религиозные вчерашние крестьяне и стали главной движущей силой восстания. В том числе – и в Алеппо.

Начало войны там по времени подозрительно совпадает с появлением на свет «Исламского государства Ирака и Леванта», ныне сократившего название до просто «Исламского государства». Западные журналисты, которые тогда еще могли работать в Алеппо, сообщали о появлении среди повстанцев суровых бородатых людей из других государств – от Пакистана до Сенегала. Простые повстанцы на удивленные вопросы репортеров простодушно отвечали: «Мы им рады. Они очень отважные и умелые бойцы. Никого не боятся». Другие говорили, что радикальные исламисты могут стать проблемой, но скептиков никто не слушал.

Летом 2012 года эти самые бородачи, «черные человечки», при поддержке местной бедноты провели в Алеппо то, что сейчас принято называть «захватом административных зданий». Вооруженные люди неясной принадлежности врывались в офисы разных госструктур, вывешивали черные флаги и объявляли властью себя. Правительство Сирии, надеявшееся на то, что ситуацию в Алеппо удержат те самые богатые семьи, просчиталось. В город срочно перебросили войска, но удержать они смогли лишь его западную половину. В восточной началась «свобода» и законы шариата – Алеппо подвергся разграблению, предприятия остановились, люди несуннитского вероисповедания и связанные с правительством сунниты побежали оттуда в западную часть города.

В результате в подконтрольной повстанцам части Алеппо остались жить около 500 тысяч человек, в правительственной – полтора миллиона, хотя последняя по территории была существенно меньше первой. Как жаловались сами повстанцы, «в городе 70 процентов – за Асада, нас, в основном, поддерживает село». В Алеппо пришла война, которая стала близка к завершению только сейчас – спустя четыре года боев и десятки тысяч погибших людей.


Мечети в Алеппо взрывали наравне с прочими зданиямиМечети в Алеппо взрывали наравне с прочими зданиями


Позиционная война, развернувшаяся в городе, была особенно безжалостной по отношению к мирному населению. Обе стороны активно использовали артиллерию советского производства, точность которой очень примерная. Кроме того, для прорыва позиций противника исламисты применяли начиненные взрывчаткой автомобили со смертниками за рулем, а также заложенные в тоннелях тонны взрывчатки. В обоих случаях взрывами убивало не только военнослужащих, но и живущих рядом гражданских. Правительство для тех же целей использовало «бочковые бомбы» - бочки, наполненные тротилом, сбрасываемые с вертолетов. Результат – аналогичный: десятки погибших, по большей части – мирных граждан.

Постепенно центральная часть Алеппо и кварталы, прилегающие к линии соприкосновения, превращались в руины. Однако процесс этот пошел значительно быстрее, когда летом 2015 года в войну вступила Россия.

До этого времени дела у Башара Асада шли все хуже: самые разные повстанческие группировки теснили его на всех фронтах, включая, собственно, Алеппо. Повстанцы были очень близки к тому, чтобы взять западную часть города в полное окружение, отрезав миллион с лишним людей от любых источников снабжения. О своих планах относительно иноверцев и «пособников режима» оппоненты Асада не скрывали: всех мужчин предполагалось убить, а женщин и детей обратить в рабство.

Одновременно с этим западные журналисты практически перестали ездить в восточную часть Алеппо. Вся власть там перешла в руки «Фронта аль-Нусра» – местного отделения «Аль-Каиды». Эта организация крайне недоброжелательно относится к самой идее свободного распространения информации. Поэтому передвижение и работу иностранных репортеров там сначала серьезно ограничили, а потом дали понять: тот, кто сунется, отправится домой отдельно от собственной головы. Вместо этого миру был предложен годный пропагандистский продукт, согласно которому абсолютно все цели правительственных бомбардировок – школы и больницы, а все жертвы – женщины и дети.


Раненые не были в безопасности даже в больницахРаненые не были в безопасности даже в больницах


Уже более года никакой независимой информации о том, что происходит в восточной части Алеппо, нет. Кто руководит обороной – неизвестно, кто в ней участвует – тоже. Сколько людей там осталось жить, какие потери у вооруженной оппозиции, какова степень ее поддержки, какие у нее цели – все это тайна. Известно немногое: во-первых, законы там действуют шариатские – с отрубанием голов, рук и прочих выступающих частей тела. Во-вторых, люди, вырвавшиеся из зоны боевых действий, направляются на территории, подконтрольные правительству, а не в другие повстанческие регионы.

Вмешательство российской авиации в конфликт позволило войскам Башара Асада перейти в наступление, снять угрозу окружения западной части Алеппо и окружить восточную. После этого там начался кромешный ад. Кварталы, где окопались боевики, подвергались беспрестанным бомбардировкам. Исламисты, по своей старой привычке, размещали командные пункты и склады в школах и больницах, используя учеников и пациентов в качестве «живого щита». Это могло бы остановить американские или израильские ВВС, но не российские: все до единой больницы восточной части города были уничтожены ударами с воздуха.

Десятки тысяч простых людей, запертых в окружении, не имели возможности сбежать: исламисты под страхом смерти не выпускали их из своих районов, а правительственные войска сначала стреляли, а потом разбирались, кто там движется им навстречу. Альтернатива была одна: отсиживаться в подвале, надеясь, что в него не угодит шальная бомба. Гарантии, разумеется не было никакой.

В обратном направлении – из восточного Алеппо в западный – неслись ракеты «Град» и минометные мины. Из-за намного большей плотности населения в правительственной части города они причиняли сопоставимое число жертв.


Условия жизни в Алеппо сейчас весьма далеки от идеальныхУсловия жизни в Алеппо сейчас весьма далеки от идеальных


Успешное наступление войск Башара Асада и его союзников – ливанской «Хизбаллы», а также шиитских формирований из Ирака и даже Афганистана – большим облегчением не стало. Дело в том, что все мужчины, вырывающиеся из восточной части города, попадают в руки «мухабарат» – сирийской госбезопасности, которая «на глазок» определяет, сражался ли этот человек за боевиков или нет. Пленных они не берут: при возникновении сомнений человека тут же расстреливают. Планы боевиков по уничтожению всех «неправильных» мужчин и рабству для их женщин и детей в несколько «облегченной» версии реализует правительство Сирии. Задача его проста: вычистить из Алеппо всех потенциально нелояльных людей.

Битва за город, переживший гражданскую войну, режим шариата, бомбардировки, смертников, блокаду, осаду и массовые чистки, подходит к концу: под контролем оппонентов Башара Асада осталась примерно десятая часть его территории на самом юге. Судя по темпам развития правительственного наступления, долго исламисты не продержатся.

Восстание против режима потерпит главное поражение за всю свою историю, потеряв крупнейший (и последний) крупный населенный центр, находившийся под его контролем. Впрочем, войну это не остановит. Уже сейчас ясно, что после этой битвы развернется ожесточенное сражение за город Аль-Баб, расположенный в 30 километрах к северо-востоку от Алеппо. Сейчас этот город в руках Исламского государства, но с севера к нему уже подобралась турецкая армия, с востока и запада идут курды, а войска Асада уже начали собираться к юго-западу.

Тем не менее, самое кровавое сражение этой войны завершается. Пожалуй, это хорошо.

Интересно