Пять звезд и Саша. В Италии и Австрии прошли судьбоносные голосования

5 декабря 2016, 19:35
2428
Цей матеріал також доступний українською
Пять звезд и Саша. В Италии и Австрии прошли судьбоносные голосования - фото

Лидер "Пяти звезд" Беппе Грилло агитирует голосовать против конституционной реформы

Италия встала на путь перехода к «киберутопии», Австрия удержалась от избрания ультраправого президента

В минувшее воскресенье, 4 декабря, сразу в двух странах Евросоюза избиратели реализовывали свое базовое право быть услышанными властью. В Италии прошел референдум по вопросу о коренном изменении конституции (решили не менять), а в Австрии в президенты выдвигался человек, допускавший воссоздание Рейха «на других принципах» (решили не выбирать). Впрочем, оба результата представляют немалый интерес для понимания происходящих в Европе процессов.

Провал реформы

Премьер-министр Италии Маттео Ренци поставил весь свой политический капитал на успех референдума. В начале 2016 года его рейтинги были выше 50 процентов, молодой и энергичный политик пользовался большой поддержкой общества. Понадеявшись на личную популярность, он инициировал проведение самой серьезной политической реформы в стране за послевоенный период.

По словам Ренци, для проведения жизненно важных изменений в экономике страны, ему нужно было больше полномочий и меньше зависимости от прихотей депутатов парламента и местных властей. Суть предложенных им изменений в Конституцию сводилась к двум ключевым моментам. Во-первых, партия, победившая на выборах в парламент, должна была автоматически получать большинство, даже если она собрала менее половины голосов. Это должно было сделать более стабильным кабинет министров (за последние полвека в Италии сменилось полсотни правительств). Во-вторых, Ренци хотел перераспределить полномочия – отобрать часть у местных властей и Сената, передав их правительству. В общем, премьер настаивал на большей централизации и концентрации власти.

Оппоненты тут же обвинили Ренци в подготовке почвы для диктатуры и призвали сограждан подумать, что произойдет, если столь обширные полномочия окажутся в руках человека сомнительных моральных качеств. Так совпало, что почти сразу же в роли такого человека оказался сам Ренци.

В Италии разразился банковский скандал – выяснилось, что многие полумертвые банки пользовались щедрой поддержкой государства на основании личных связей между членами правительства и банкирами. Оппоненты премьера представили это в таком свете: коррупция и непотизм на самом верху цветут и пахнут, но ее покровители хотят навеки избежать ответственности, сконцентрировав в своих руках всю власть в стране. Итальянцев коррупцией не удивить, в эту версию событий поверило множество людей, рейтинг Ренци скатился до 40 процентов и продолжал ползти вниз.


Маттео Ренци признал поражение на рефенендумеМаттео Ренци признал поражение на рефенендуме


Тем не менее, премьер настаивал на необходимости изменить конституцию, обещая в противном случае уйти в отставку. На референдуме 4 декабря Ренци с треском проиграл: за реформу проголосовали лишь около 40 процентов, против – почти 60. Явка была довольно высокой – более 65 процентов, поэтому места для кривотолков не осталось: итальянцы выступили и против реформы, и против премьера, который уже объявил о скором уходе.

Победителями в этой истории стали две неортодоксальные политические силы. Первая – это «Лига Севера» - организация, выступающая за максимальную автономию богатых регионов страны, расположенных, как ясно из ее названия, на севере Италии. Помимо этого, «Лига» требует введения фактического запрета на иммиграцию из бедных стран Азии и Африки, улучшения отношений с Россией, а также кардинального пересмотра отношений Италии и ЕС. По сути дела, эта организация является местным аналогом французского «Национального Фронта» Марин ле Пен, но с щепоткой сепаратизма.

Вторым победителем референдума стало движение «Пять звезд», исповедующее все более модный ныне «киберутопизм». Это левая популистская партия, выступающая за «более справедливое» распределение доходов. Однако от классических левых ее отличает лютая ненависть по отношению к государству и его институтам. «Пять звезд» мечтает о постепенном отходе от представительной демократии с переходом к демократии прямой, реализуемой через голосования на «референдумах» в интернете. Проще говоря, вместо чиновников и депутатов все вопросы, по мнению сторонников «Пяти звезд», должны решать непосредственно граждане страны. При этом доступ к интернету в программе партии объявлен таким же правом человека, как, например, право на свободу совести или собраний. Собственно, отсюда и название – «киберутопизм». На ближайшую перспективу «Пять звезд» планируют референдум об участии Италии в еврозоне и других общеевропейских институтах.

По сути, они тоже являются евроскептиками, хотя и по причинам, отличающимся от «Лиги». Если правые недовольны «засильем мигрантов», необходимостью «содержать Брюссель и бедные страны ЕС», то левые ничего против мигрантов и бедных стран не имеют, но терпеть не могут «капиталистов и банкиров, контролирующих Евросоюз».

Сейчас и те, и другие находятся на гребне волны собственной популярности, и требуют от президента Италии Серджио Маттареллы проведения досрочных выборов, поскольку правительство «получило вотум недоверия от населения». Если такие выборы состоятся, то, с очень большой вероятностью, большинство в парламенте страны получат силы, мечтающие о выходе Италии из еврозоны и о радикальном улучшении отношений с Россией. Чтобы не допустить этого, Маттарелла, скорее всего, попытается протащить через парламент «временного» премьера из числа «традиционных политиков». Впрочем, пока президент решения не принял – он, очевидно, не хочет становиться могильщиком существующей политической системы, но и игнорировать мнение большинства населения тоже как-то не очень.

Тем не менее, вполне возможно, что Италии предстоит период политической неопределенности и весьма вероятные реформы, обратные по смыслу тем, что предлагал Ренци – децентрализация власти, передача полномочий от правительства на места и простым гражданам. Кроме того, сохранение Италии в зоне евро в долгосрочной перспективе представляется несколько туманным.

Саша вместо фюрера

Одновременно с итальянцами в воскресенье голосовали и граждане соседней Австрии. Там прошел «третий тур» выборов президента, на котором победил Александр ван дер Беллен - бывший руководитель партии «Зеленых», который в последние годы является независимым политиком, не представляющим ни одну из местных партий. Интересна история его происхождения: предки Ван дер Беллена были голландцами, переехавшими в Российскую империю. После событий 1917 года они благоразумно вернулись в Европу, но «русское» прошлое нового президента ни для кого не секрет: в Австрии его часто называют Саша.

Первые два тура выборов состоялись еще весной, однако Верховный суд Австрии постановил провести второй тур еще раз. Дело в том, что в мае при подсчете голосов обнаружились небольшие нарушения, а разница между кандидатами была менее одного процента. Чтобы не вызывать у кого-либо сомнений в справедливости результата, австрийцы приняли решение проголосовать еще раз.

На этот раз кандидат от правой Партии свободы – Норберт Хофер – проиграл с чуть более заметным отрывом (около четырех процентов), после чего немедленно признал свое поражение и пожелал оппоненту успехов в работе главой государства. Хофера вообще часто называют «улыбающимся лицом ультраправого движения». Он не лезет на рожон, ведет себя подчеркнуто корректно, избегает резких высказываний, ведет себя дружелюбно и умеет расположить публику. Вместе с этим он постоянно посылает своему избирателю сигналы, которые иностранец часто не способен считать. Он использует особые слова и обороты, аксессуары в одежде, ссылается на источники, поет песни, которые ассоциируются с нацистским прошлым.

Например, цветок василька в петлице пиджака для непосвященного человека выглядит совсем безобидно, но для ультраправых австрийцев это знак: «Я свой». Рассуждения Хофера о том, что он «понимает» людей, выступающих за объединение его страны с Германией, в контексте интеграции ЕС звучат почти нормально, но для австрийцев, переживших аншлюс 1938 года, такие заявления очень тревожны.


Президентом Австрии стал проевропейский политик по прозвищу СашаПрезидентом Австрии стал проевропейский политик по прозвищу Саша


Вздох облегчения, вырвавшийся у европейских левых и центристов после победы Саши, вполне объясним. Приход к власти в Австрии латентного сторонника Рейха ультраправых убеждений породил бы самые темные ассоциации с событиями первой половины прошлого века. Тем не менее, радоваться тут особенно нечему.

Дело в том, что в Австрии президент никакой реальной властью не обладает, руководство страной осуществляет канцлер, определяемый по итогам парламентских выборов. В следующий раз эти выборы состоятся в 2018 году, и Партия свободы сейчас выглядит однозначным фаворитом – за ее кандидата проголосовала почти половина избирателей. Если ультраправые повторят этот успех через два года, то, с большой вероятностью, именно она сформирует правительство страны. В этом случае проевропейский президент-либерал будет не очень большим утешением.

Такой исход сейчас исключать никак нельзя. Росту своей популярности местные правые обязаны волне мигрантов, прокатившейся по Австрии в 2015 году. Именно тогда их идеи о закрытии границ и о «австрийской идентичности» (еще одно кодовое слово, отсылающее к 1940-м годам), вышли из подполья и стали обычной темой для политических дебатов.

Сейчас Евросоюз подвергается шантажу со стороны Турции, которая обещает вновь открыть границы для беженцев, если ЕС не предоставит ее гражданам безвизовый режим. Проще говоря, ситуация 2015 года может повториться и в 2017, причем в даже большем масштабе. Для ультраправых по всему ЕС это было бы настоящим подарком. Впрочем, их устроит и обратное решение – предоставление безвиза Турции и наплыв беженцев с турецкими паспортами.

Судя по всему, 2017 год окажется для Европы довольно неспокойным и турбулентным. Причем воспользоваться этим собираются именно радикалы – как левые, вроде итальянского движения «Пять звезд», так и правые, как австрийская Партия свободы.

Интересно