2

29 июля 2015, 18:16
0

— Как вы сами оцениваете результаты вашей работы в Государственной фискальной службе?

— Этот вопрос мне задают довольно часто. Я считаю, что за время моей работы было сделано довольно много. И по оптимизации численности персонала, и по реорганизации и привлечению новых людей, и ряд нужных законов мы провели. Могу вам сказать, что далеко не все нам удалось. Проблема в том, что мы наивно думали, будто за год сможем все перестроить. Но проблема оказалась более серьезной и системной, чем мы предполагали.

.

— А где гарантия, что у вас что‑то получится в ФГИ?

— У нас все пока получается. У меня есть определенный карт-бланш — конструктивный диалог с премьером, президентом. В принципе, задача у всех одинаковая. Основное — это суперпрозрачная, показательная приватизация уже в этом году.

.

— Вы можете объяснить, зачем продавать госимущество сейчас, когда стоимость госактивов в Украине находится на историческом минимуме?

— Этот вопрос часто задают. У нас много государственных компаний, около 3,5 тыс. Думаю, половина из них еле живы. Еще больше за все время независимой Украины обанкротились. Или с ними произошли еще какие‑то непонятные вещи, которые свидетельствуют лишь о том, что государство является неудачным владельцем и менеджером любого актива.

Мы говорим, что у нас сегодня война или военные действия в стране, и потому цена активов низкая. Не могу с этим не согласиться. Но качество управления ими тоже низкое. У нас раньше не было денег, чтобы инвестировать в эти компании. Нет их и сегодня, а главное — нет людей, способных грамотно управлять этими структурами.

Все наши бизнесмены, конечно, хотят купить ОПЗ, но недорого

Сегодня мы говорим о нескольких стратегических предприятиях. Это Одесский припортовый завод (ОПЗ), Центрэнерго, шесть облэнерго, малая генерация [электростанции малой мощности], ТЭЦ. ОПЗ мы рассчитываем продать дорого. Стоимость Центрэнерго назвать не могу, но уверен, что мы найдем на него много претендентов. У нас состоялась встреча с представителями ЕС, они готовы привлечь такие компании, как Fortum, E.ON [международные энергетические компании] и другие, которые масштабно принимали участие в российской приватизации энергетики.

.

— Давайте перейдем к конкретным активам. Вы знаете, что группа Приват уже заявила, что они будут оспаривать конкурс по продаже ОПЗ? Как вы будете продавать завод, когда за него намечается масштабная драка?

— Драка за этот завод идет не первый год. Да, на сегодняшний день действительно есть претензии со стороны определенной группы. Фонд разбирательства в суде первой инстанции выиграл. Надеяться, что они не будут апеллировать, наверное, не стоит. Но и рассчитывать, что в наших украинских реалиях кто‑то не будет препятствовать приватизации, тоже наивно. У каждого предприятия есть какие‑то судебные процессы, кредиторская задолженность, своя история. Обо всех этих проблемах мы сообщим инвестору. А он будет взвешивать эти риски.

.

— А что со специальными условиями в конкурсе? Они будут?

— Квалификационных условий, которые были раньше, в этом году не будет. Мы от них отказались для того, чтобы расширить круг потенциальных инвесторов. Определяющими факторами будут цена и то, кем является инвестор. В конкурсах не смогут принимать участие офшорные компании, те, в которых 25 % и более имеет государство, а также юридические и физические лица, находящиеся под санкциями.

.

— Вы же знаете, что в цене продукции ОПЗ 90 % составляет стоимость природного газа. А тех, кто сможет обеспечить завод газом, не так уж много. Кто может купить этот завод?

— На сегодняшний день мы можем получить газ из России, Европы и даже из Украины. Есть масса предложений от поставщиков, например французской GDF, немецкой RWE, украинских компаний. То есть сегодня проблемы с газом нет.

.

— Предположим, в конкурсе победят украинские компании, которые могут поставлять газ, — Коломойского или Дмитрия Фирташа. Я просто называю тех, у кого есть газ. Вас это устроит?

— Если господин Коломойский заплатит $700–800 млн или $1 млрд за этот актив — наверное, это будет справедливо. Но я не хотел бы сейчас об этом говорить. Потому что, как правило, жизнь предполагает другие варианты. То есть все наши бизнесмены, конечно, хотят купить этот объект, но недорого. Меня бы больше устроил хороший западный инвестор. Я не очень верю, что украинский бизнес имеет достаточно свободных денег в том объеме, в котором мы ожидаем,— а это не менее $500 млн.

Главное

Страны

Сегодня, 04:35

thumb img
Стремительно подорожал. После отставки Назарбаева в Казахстане скупили все доллары
Геополитика

Сегодня, 06:06

thumb img
В США думают над новым пакетом ограничений для РФ после санкций за агрессию в Керченском проливе
Страны

Вчера, 15:07

thumb img
Назарбаев ушел с поста президента Казахстана