Сладкой жизни захотел

24 мая, 2018
Как студент Алексей Филиппенков построил бизнес с миллионным оборотом без собственного капитала

Студент Алексей Филиппенков построил бизнес с миллионным оборотом без собственного капитала, зато имея мозги, руки и неудержимое стремление добиться своего

 

Александр Пасховер

 

 

В поисках своего места в бизнесе студент биологического факультета Запорожского университета Алексей Филиппенков за три года прошел путь длиной как минимум в 1 млн грн. Не имея в кармане ни гроша, если не считать студенческой стипендии размером в половину прожиточного минимума, Филлипенков понял: у него нет другого выбора, кроме как инвестировать в бизнес самого себя.

Начав с ряда авантюрных идей с элементами мальчишества и блефа, молодой запорожец в итоге вырос до партнера в двух стремительно развивающихся предприятиях. И, судя по хватке 22‑летнего предпринимателя, у него все только начинается.

Теперь он совладелец двух мастерских. Одна — по производству велокофеен Coffee Brew Bike, вторая — сетевой фастфуд Майстерня пончиков. В обоих направлениях у него крепкие деловые партнеры с большим стажем в малом бизнесе.

На главной фотографии к статье — Алексей Филиппенков и его старший партнер Алексей Пучков. Тезки демонстрируют НВ элементы своей новой, сладкой жизни, которую они масштабируют на всю страну и даже планируют выйти с ней за пределы государственных границ.

“У меня есть мечта, — патетично резюмирует Филиппенков. — Иметь свой гипермаркет. Когда я покупаю продукты в Ашане, спрашиваю у своей девушки: слышишь симфонию касс? Я представляю эти денежные потоки, которые льются через кассы”.

Путь капиталиста

НВ сидит с Алексеем Филиппенковым в торговом центре Аврора, ест только что приготовленные пончики, залитые здесь же приготовленным ягодным джемом. Вдвойне вкусными они кажутся после новости, которую сообщает Филиппенков. “Сегодня мы договорились [с компаньоном], что мой опцион будет составлять 20 % от франчайзинговой компании”.

Речь о сети Майстерня пончиков. Иными словами, корреспондент НВ, сам того не ведая, попал в Запорожье на день рождения нового предпринимателя. Торжественность момента украшает рассказ Филиппенкова о том, на какие только хитрости он не пускался, чтобы создать собственный бизнес.

Свой первый, смехотворный по величине капитал в 6 тыс. грн студент Запорожского университета заработал совсем недавно. В 2015 году он и его друзья договорились с руководством летнего кинотеатра в центре Запорожья по вечерам в выходные дни крутить фильмы.

Входной билет — 30 грн. Желающих собирали в соцсетях с помощью рассылок. Заработок приходил также от продажи в кинотеатре напитков и бургеров, которые готовил специально нанятый человек.

“Кайф был не в том, чтобы посмотреть фильм, а в том, чтобы посидеть на улице, под пледами. Поесть бургеры, попить колы”, — поясняет свой маркетинговый ход Филиппенков.

Проект жил несколько месяцев, но довольно скоро умер по объективным, но не зависящим от предпринимателя причинам. Во-первых, помешали частые непогоды, они срывали показы. Во-вторых, крутить нелицензионное видео долго невозможно.

Впрочем, первые полтора месяца были достаточно успешными, считает Филиппенков. Они не принесли больших дивидендов, но дали самое важное: вкус денег и прилив адреналина.

Этого немало, но все же недостаточно, чтобы осуществить свою мечту — построить собственный бизнес. До мечты оставалось совсем немного. Буквально еще одна авантюра.

В том же 2015 году запорожский студент вернулся из десятидневной поездки по Израилю. Там он впервые попробовал кофе с добавками кардамона. Восточный напиток запустил ток в мозгах Филиппенкова по нейронам, ответственным за предпринимательство.

По приезду домой он написал в Facebook местному мультипрофильному предпринимателю Виталию Ивахову, который, кроме всего прочего, специализируется на обжарке и продаже кофе под брендом ISLA. Сообщение было такое: “У меня есть кофе из Израиля. Хочу вам его продать. Я знаю, как наладить поставки”.

На самом деле ничего у Филиппенкова не было, кроме пачки кофе, купленного в израильском маркете. Чистый блеф.

“Прикольно. Приезжай”, — ответил Ивахов. Уже на месте бизнесмен показал своему юному гостю цех по прожарке зеленого кофе и впечатлил масштабом оборота. Теперь Филиппенкову стало ясно, какой наивной выглядит его идея продать Ивахову прожаренный, упакованный в Израиле кофе.

“Тогда он мне сказал: я тебя запомнил и к тебе обращусь”, — вспоминает Филиппенков. Так и случилось.

 

 

ДВА В ОДНОМ: Алексей Филиппенков (слева) и Алексей Пучков — бизнес-партнеры в быстроразвивающемся бизнесе со смешным названием Майстерня пончиків

Конь педальный

Идея для реализации в Запорожье, предложенная Иваховым, заключалась в том, чтобы собрать велокофейню и продавать с нее напитки. Такие мобильные кофейни 50‑летний предприниматель увидел в США. Ему показалось, что произвести такую машину и продавать с нее кофе по плечу его новому 19‑летнему знакомому.

На разработку и сборку велокофейни у Филиппенкова ушло три месяца. Затем ему пришлось освоить профессию бариста и самоорганизоваться. Например, устанавливать свой кофебайк на всевозможных фестивалях, выставках, конгрессах, чтобы поить гостей напитком. Нужно было вести переговоры с организаторами, как это было на книжном форуме Толока. Все затраты на стартап были отбиты за три месяца. В итоге родился малый бизнес.

Но Филиппенкову показалось, что на одном велосипеде далеко не уедешь. И тогда он организовал цех по производству таких байков и их продажу. В итоге занялся масштабированием бизнеса, а также продвижением своего ноу-хау через специализированные выставки, соцсети и другие доступные ему ресурсы. В новом деле он получал долю в 50 %. Вот тогда‑то отечественная биология потеряла молодого ученого, зато деловой мир приобрел боевую амбициозную единицу.

В кратчайшие сроки Филиппенков наладил новое дело — Coffee Brew Bike. Велокофейни заколесили по всей Украине — Запорожью, Одессе, Киеву и т. д.

Сейчас Филиппенков выполняет заказ для США. Его полностью оборудованная “тачанка” обходится заказчику до $ 2 тыс. Недорого, считает Филиппенков. Кроме того, он видит в своем деле еще одну важную миссию: “Идея в том, чтобы создать бизнес, который может позволить себе каждый. $2 тыс. могут позволить себе многие”.

Популярный в стране шоумен Дмитрий Чекалкин — один из них. “Такой велосипед я купил для своего родственника в Киеве, — рассказывает он. — Он стоит на выходе из универмага Украина. Люди подходят, берут кофе”.

Всего Чекалкин купил три кофебайка — так глубоко его проняла запорожская идея.

Несмотря на то что сама идея вышла на оборот в 1 млн грн, в ней проявилось множество проколов. Встать на улице и торговать кофе — почти во всех городах это сопряжено с необходимостью собирать уйму документов, разрешений, лицензий. Не всем по силам этот марафон с препятствиями. К тому же сама кофемашина потребляет 5 кВт, и автомобильные аккумуляторы тут не спасают. Подключение к электросети — тяжелейшая в оформлении процедура.

Вот еще одна проблема, совершенно неожиданная — сопротивление рынка. Филиппенков обзвонил более тысячи торговых и деловых центров, частных клиник, музеев, магазинов. “Девочки, что сидят на телефонах (в call-центрах ТЦ), устали принимать такие звонки, — рассказывает Филиппенков. — Я объясняю: у нас не совсем кофейня, другой формат. Европейский. Экологически чистый. Самый мягкий ответ был: нет мест”.

Даже Чекалкин, окрыленный идеей, подключился к процессу продвижения нового формата в торговые сети. Например, провел беседу с руководством Эпицентра, так как хорошо знает их. “В Эпицентре мне сказали, что у них есть свои точки, — пересказывает суть Чекалкин. — Это [новый формат] противоречит нашим интересам”.

Сам Филиппенков не стал ждать милости от call-центров и пошел протаптывать дорожки к собственникам торговых центров. Одним из них оказался Гарик Корогодский, совладелец ТЦ Dream Town в Киеве. “Он меня проконсультировал по многим вопросам, в том числе как попасть в ТЦ, — рассказывает Филиппенков. — Фишка в том, что никак. Торговые центры забиты кофейнями. Примерно 30 % из них принадлежит владельцам ТЦ”.

Корогодский также пояснил новичку, что нужно максимально конкретно формулировать свои предложения: какая нужна квадратура, сколько хотите платить и обращаться напрямую к директорам, а не к менеджерам и администраторам.

“Презентовать. Добиваться. Может быть, вы проскочите. Хотя маловероятно”, — цитирует Филиппенков своего ситуативного наставника.

Этот урок для запорожского предпринимателя зря не прошел. Если он и готов был сложить крылья, то вскоре у него появилась причина их расправить.

ОН СКАЗАЛ "ПОЕХАЛИ!": Вот с таких кофебайков Алексей Филиппенков стартовал в малом бизнесе, чтобы в конечном счете добраться до бизнеса большого

Что‑то новенькое

Алексей Пучков пришел в бизнес примерно тогда, когда Алексей Филиппенков родился. Теперь они деловые партнеры в проекте Майстерня пончиков.

“Я думаю, талант Леши за месяца четыре сэкономил компании $15–20 тыс., — говорит Пучков. — Поэтому мы и решили дать Алексею другой статус — не наемный работник, а бизнес-партнер”.

Сама идея построить сеть по продаже пончиков, что готовятся на глазах у клиентов, родилась два года назад. Первые инвестиции — около $ 30 тыс. Они уже практически окупились. До полной окупаемости осталось не более полугода. Новый парт­нер взялся за развитие как собственно сети, так и франчайзинга. Иными словами, похожая история, случившаяся с велокофейней – производить продукт, который позволяет расширять бизнес за счет новых предпринимателей. Филиппенков с азартом бросился развивать как франчайзинг, так и собственную сеть компании в торговых центрах страны.

Ирония судьбы в том, замечает молодой предприниматель, что теперь он звонит в те же торговые центры, что и раньше. Однако теперь, прослышав о новом формате, они охотнее ведут переговоры.

“Вот вам пример: ТЦ Аврора, где мы сейчас сидим, — первый торговый центр, который меня послал с велокофейней. И это первый торговый центр, который взял нас с пончиками”.

— То есть сейчас вы понимаете, что они были правы? — спрашивает НВ.

— Да, они имели абсолютное основание мне отказать. Просто не нужно было матом.

Так Филиппенков усвоил азбуку капитализма: в мире акул бизнеса нет места для сантиментов — это раз. И второе: незанятых ниш на рынке еще довольно много.

“Они [менеджеры ТЦ] говорят мне: мол, мы хотим уникальный формат,— объясняет предприниматель. — Мы отвечаем: ок! Пончики. Мы делаем их на ваших глазах. Джемы варим сами”. И это сработало.

В планах компании — масштабировать сеть на всю Украину и выходить на зарубежье — Молдову, Беларусь, Грузию, Польшу. Чтобы сказку сделать былью, кроме энтузиазма старшего и младшего Алексея, нужен живой оборот капитала. Все, что теперь просит Пучков от государства, — это внедрить в оборот программы компенсации кредитных ставок. 20 % годовых, что выдают банкиры на развитие бизнеса, — это дорого.

Он [Корогодский] меня проконсультировал, как попасть в ТЦ. Фишка в том, что никак. 

“Вот сегодня был звонок из Мариуполя,— приводит пример Пучков.— Человек говорит: мне не хватает средств. Если бы было софинансирование банков, я бы запустил вашу Майстерню пончиков в Мариуполе”. Этот глас вопиющего в Мариуполе пока не услышан.

Парадокс же украинской действительности заключается в том, что деньги у банкиров есть. Руслан Черный, управляющий парт­нер консалтинговой компании Financial Club, отмечает: банки держат в гривневых ОВГЗ 244 млрд грн. Все эти деньги (за вычетом обязательных резервов) теоретически могли бы пойти на кредитование новых клиентов. Этого более чем достаточно, чтобы развернуть большую стройку малого капитализма. На одних только корреспондентских счетах мертвым грузом лежат 52 млрд грн.

“Когда год назад на корсчетах было 40 млрд грн, все кричали: у банков куча денег, нужно их куда‑то девать”, — говорит Черный.

И вот кажется дело сдвинулось с мертвой точки. Один из самых заметных трендов финансового сектора Украины в 2018‑м — кредитование малого и среднего бизнеса (МСБ). Уже в этом году, прогнозирует эксперт из Financial Сlub, портфель займов вырастет на треть.

Как поясняет Черный, несколько лет банковская система несла огромные убытки. Отрасль пребывала в глубоком кризисе. Никто не строил планы всего на три-пять лет вперед.

“Теперь, когда банковская система очищена и больше не коллапсирует, они первые начали это делать, — говорит Черный. — И многие решили пойти в МСБ”.

Это совсем не означает, что деньги подешевеют, хотя бы потому, что учетная ставка НБУ, который таким образом борется с инфляцией, все еще достаточно высокая — 17 %.

Сделать деньги доступными помогают сейчас не государственные или даже муниципальные программы, а в основном международники. Например, немецко-украинский фонд (НУФ), который активно сотрудничает с национальной банковской системой. На первой странице его сайта висит баннер: “Мы готовы предоставить € 36 млн для поддержки малого и среднего бизнеса”.

“Партнером НУФ может стать любой украинский банк, для которого сотрудничество с малыми и средними предприятиями является одним из приоритетов”, — указано здесь же на портале.

Черный приводит в пример и программы Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР). Вскоре, говорит Черный, ЕБРР выпустит гривневые облигации, ставки по которым будут порядка 7–9 %. Соответственно, банкиры получат возможность выдавать займы, например, под 11‑12 %.

Кроме того, в сельскохозяйственном секторе в оборот входят так называемые аграрные расписки. Они частично заменят агрокредитование, а значит, освободится большая денежная масса, и она попытается прорваться на новые рынки.

Такой поверхностной бухгалтерией Черный иллюстрирует банальную истину: в Украине нет дефицита средств, есть дефицит идей, программ и людей, способных их генерировать в легальном поле и качественно реализовывать. Вот почему такие как Филиппенков и есть настоящий золотой запас Украины.

паралакс