Новая украинская линия обороны. Что изменилось на передовой

6 июля, 11:25
Эксклюзив НВ

Последние несколько дней происходит много всего, так что позвольте мне сразу перейти к делу

Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков повторил условия своего хозяина для прекращения войны: по сути, это требование капитуляции и разоружения Украины, не предлагающее ничего взамен. Советник Зеленского Михаил Подоляк повторил украинские условия: немедленное прекращение огня, вывод всех российских войск из Украины, возвращение похищенных украинцев, экстрадиция военных преступников и система военных репараций. Думаю, этим сказано все о состоянии любых «переговоров» между Киевом и Москвой, и пока что-то кардинально не изменится на передовой, в этом плане тоже ничего не изменится.

Видео дня

Воздух/Ракетная война

Учитывая, сколько Х-22 было развернуто за последние три недели, и серию ударов этими ракетами 29−30 июня, неудивительно, если сейчас возникает ощущение, что боеспособные ракеты этого типа у ВКС (Воздушно-космические силы, Россия) закончились. По крайней мере, кажется, что новых ударов такого рода не было с 1 июля, когда одна из ракет попала в базу отдыха в Белгород-Днестровском районе, убив троих мирных жителей (в том числе одного ребенка) и ранив одного.

Вечером 2 июля Су-30 ВКС РФ выпустил одиночную противорадиолокационную ракету Х-31 по одному из украинских комплексов ПВО в районе Одессы. Насколько известно, ракета попала в другую базу отдыха, причинив материальный ущерб, но без жертв.

Вечером 3 июля Ту-22М-3 с авиабазы ​​Шайковка появились в небе над Черным морем, но не выпустили никаких ракет (разумеется, ничего не принимая на веру, украинские власти объявили воздушную тревогу над всей центральной Украиной).

В период с 1 по 4 июля ВВС Украины ежедневно наносили до 16 авиаударов, в основном по российским складам боеприпасов и командным пунктам. Россияне заявили, что один самолет был сбит над Запорожской областью, но видео, которое они предоставили в качестве «доказательства», оказалось снятым еще в апреле.

Этим сказано все о состоянии любых «переговоров» между Киевом и Москвой

Гораздо эффективнее всех операций российской и украинской авиации была серия ударов украинских M142 HIMARS по российским складам боеприпасов. Например: один в районе Попасной, затем один в Мелитопольском аэропорту (откуда в результате пожара в город было обрушено несколько ракет и снарядов), один в Чернобаевке (западная окраина Херсона), еще один (а затем ещё один особо крупный) в Снежном (Донецк). Херсонский аэропорт, который является одной из крупных российских военных баз в этой части Украины, вечером 2 июля подвергся сильному обстрелу украинской артиллерии. В свою очередь, россияне обстреляли Николаев, в результате чего погиб как минимум один мирный житель.

Кстати, русские заявили о нанесении «украинского удара» по Белгороду и распространяют видеозаписи последствий. Извините, не куплюсь на это: по крайней мере, слишком много кристально чистых видео той «украинской атаки» — снятых с разных направлений. Всякий раз, когда украинцы действительно наносят удары по России — как со своими БПЛА (беспилотниками) примерно неделю назад — либо нет видео, либо они только спонтанно сняты.

Битва за Донбасс

Харьков. Последние четыре дня россияне при поддержке ВКС (Воздушно-космические силы, РФ) пытались продвинуться дальше на юг, в первую очередь в районе Прудянки. Насколько я могу сказать, две их атаки были отбиты. Конечно, они обстреляли не только Харьков, но и многие села к северу от него.

Славянск. За последние три дня украинцы отразили по крайней мере две, а возможно, и три крупные атаки россиян на Долину, но русские, кажется, захватили большую часть Богородичного (т.е. только южная сторона все еще находится в руках украинцев). Возможно, «в отместку» (за свои неудачи) россияне затем обстреляли Славянск и Краматорск — очевидно, из РСЗО БМ-30 «Смерч», — что привело к многочисленным жертвам среди гражданского населения и большому ущербу нескольким зданиям.

Лисичанск. Когда пытаетесь понять, что там происходило последние 7−8 дней в районе Лисичанска, имейте в виду: проведение организованного отхода — одна из самых сложных военных операций, какие только можно себе представить. Настолько, что, например, многие военные эксперты считают вывод германо-итальянских войск под командованием знаменитого фельдмаршала Эрвина Роммеля из Эль-Аламейна в Египте вплоть до Мерса-эль-Брега в Ливии (около 1000 км) что-то вроде «его лучшей операцией». Главным образом потому, что ему удалось вывести массу своих войск.

Суть в Лисичанске была примерно такая: ВСУ успешно завершили вывод из Лисичанска всех оставшихся войск, и всех желающих выйти мирных жителей. Они сделали это уже в ночь с четверга на пятницу (29−30 июня). Задача состояла в том, чтобы вывести действительно все войска: никого не оставить, как это произошло при отступлении из Золотого-Гирского, когда по меньшей мере 41 солдат были захвачены русскими. Это важно еще и потому, что русские и их «фан-группа» за границей, все время объясняли, что украинские офицеры бросили свои войска и убежали первыми.

Задача была не из легких, так как оставался только один путь отхода (дорога через Белогоровку и Серебянку на Северск), и она находилась под постоянным обстрелом россиян. Несомненно: бывали ситуации, когда у войск (в том числе у офицеров и унтер-офицеров) не было другого выхода, кроме как в буквальном смысле «бежать». Особенно «последняя глава» этой драмы была «на грани». В конце концов, к утру пятницы (1 июля) все вернулись в Северск. Насколько я могу сказать (или насколько мне известно на данный момент), все слухи о том, что в центре Лисичанска остались какие-то войска, ничем не подтверждены. Несомненно, остались десятки уничтоженных или сильно поврежденных автомобилей и большое количество легкого оружия. Это просто «нормально» в таких условиях войны.

Далее произошло следующее: когда в субботу, 2 июля, русские переправились через Северский Донец у Белогоровки и встретились со своими войсками, наступавшими со стороны Приволья (к северу от Лисичанска) и с войсками, наступавшими со стороны Верхнекаменки (разрушенный нефтеперерабатывающий завод), — они обнаружили «карман» пустым. Поняв это, они ворвались в Лисичанск и объявили об «освобождении» города — только для того, чтобы найти его таким же пустым, если не считать тех из местного населения, кто решил остаться на месте (по-видимому, немало «сочувствующих» россиянам и сепаратистам).

Теперь вопрос: где теперь новая украинская линия обороны?

Согласно десяткам разных украинских источников, она как минимум «должна была пройти» от Белогоровки по Северскому Донцу на севере до Спорного, затем до Берестового и до Белогоровки по Т1302. На Спорном произошла следующая драма, когда в пятницу, 1 июля, русские атаковали и чуть его не взяли. Украинцы говорят, что отразили эту атаку и сохранили Спорное. Если бы русским удалось занять это место с первой попытки, украинцам пришлось бы отступить к своей следующей линии обороны, соединяющей Северск с Бахмутом, что, в свою очередь, сделало бы вывод последних войск из Лисичанска гораздо более длительным и сложным делом.

При этом по состоянию на вчерашний день русские утверждают, что захватили Белогоровку, вроде бы вошли в Верхнекамянское, снова атаковали Спорное и ситуация там «неясная», а их штурм Берестового был отбит. Это может означать: та новая украинская линия обороны была не линией обороны, а линией удержания, и бои сейчас идут в направлении Северска, Федоровки, Бахмута, т. е. в направлении дороги ТТ0513.

Остальная часть линии контроля… все еще держится. Авдеевка сильно обстреливается и подвергается почти постоянным ударам с воздуха — только вчера их было более 20, — но атаки на Победу и Марьинку были отбиты.

Юг

В очередной раз почти все болтают о том, что происходит на линии фронта между Херсоном и Угледаром. Восточнее Днепра: есть несколько сообщений о «большом сражении» над Пологами в последние 2−3 дня, но без подробностей. 2 июля был взорван железнодорожный мост на линии Мелитополь-Токмак, по которому россияне подвозили припасы для своих войск на передовую. В результате поезд сошел с рельсов.

Западнее Днепра: россияне пытались контратаковать украинцев в Потемкино и Мирном, но безуспешно. Тем не менее, к настоящему времени очевидно, что русские превратили каждую деревню вдоль линии фронта в «укрепление». Как уже описывалось ранее, украинцы пытались восполнить недостаток тяжелого вооружения, проводя ночные атаки спецназа, за которыми следовала обычная пехота. Первые две недели это работало, но потом россияне стали к этому адаптироваться. Они начали контратаковать с мощной артиллерийской поддержкой при первых же признаках неприятностей. Таким образом, к моменту, когда украинская пехота следует за своим спецназом, обычно наступает утро, и тогда они оказываются под испепеляющим огнем противника, возникают проблемы с подвозом подкреплений и припасов и т. д.

Иными словами: ситуация там сильно напоминает ситуацию в середине ирано-иракской войны 1980−1988 годов, когда КСИР ночью проникали на позиции иракской армии, а утром оказывались под огнём мощнейших контратак.

И именно поэтому украинцы так долго добирались до Чернобаевки, то есть до западных пригородов Херсона. Обратите внимание: это не должно означать, что вот-вот произойдет фактическое освобождение города. Это значит лишь то, что украинцы прорвали, по крайней мере, первые две из трех российских линий обороны к западу от города. Остальное займет некоторое время.

Перевод НВ

Текст опубликован с разрешения автора. Впервые напечатано на medium.com

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X