О Кучме, Соросе и революциях. Три десятилетия Украины моими глазами

24 августа, 15:03
Эксклюзив НВ

Украина добилась огромного прогресса за три десятилетия своего существования в качестве независимого государства

Украина добилась огромного прогресса за три десятилетия своего существования в качестве независимого государства. В последние месяцы удивительно устойчивая реакция страны на российское вторжение показала, как далеко продвинулась Украина после хаотических первых лет постсоветской эры.

Видео дня

Этот прогресс будет в центре внимания 24 августа, когда украинцы отпразднуют 31-ю годовщину независимости, а также отмечать шесть месяцев с начала войны. Как человек, которому посчастливилось лично стать свидетелем пути государственного строительства Украины после последних лет существования СССР, я могу засвидетельствовать замечательную трансформацию, которая произошла за эти годы.

Впервые я посетил Киев в июне 1985 года, когда присутствовал на экономической конференции в Институте планирования народного хозяйства Госплана. Ее возглавлял академик Александр Емельянов, самый марксистско-ленинский экономист, которого я когда-либо встречал в Советском Союзе, а я встречал таких немало. Уже тогда Украина была явно чище и лучше организована, чем Москва. Меня также поразил тот факт, что Киев был гораздо более зеленый город, чем Москва.

За неделю до августовского переворота в Москве в 1991 году Джордж Сорос попросил меня и моего покойного друга профессора Олега Гаврилишина провести неделю в Киеве и встретиться со всеми политиками в области экономики. Я был потрясен тем, что услышал. Мы снова встретились с Емельяновым, который теперь был главным экономическим советником лидера советской Украины Леонида Кравчука и скромно заявлял, что поддерживает переход к рыночной экономике. Меня это не убедило, главным образом потому, что он, похоже, не понимал, что такое рыночная экономика.

Мы говорили со многими другими людьми в Киеве. Среди них преобладало мнение о том, что единственной реальной экономической проблемой Украины является Россия. Если бы Украина могла просто разорвать связи с Россией, экономические проблемы страны были бы решены. Никто, казалось, не интересовался деталями маркетизации, либерализации и приватизации, за единственным исключением младшего экономиста из демократической политической партии «Рух», который неплохо разбирался в экономике и даже говорил по-английски. В подавленном состоянии я проехал через Россию в Швецию за день до московского переворота. Олег Гаврилишин, который был очень патриотичным украинцем, хотел сделать все возможное и остался в Украине на должности заместителя министра финансов.

Сегодня украинская нация знает, что она часть Европы

Летом 1993 года я с некоторыми колебаниями отправился на Всемирный экономический форум в Киев. Украина тогда не имела экономической политики. Дефицит был ужасающим, и страна переживала разрушительную гиперинфляцию в 10 000%. Министры правительства того времени ясно знали, что они пропали, поэтому большинство из них даже не появились на мероприятии, как было до этого заявлено. Несколько присутствовавших иностранцев были просто поражены этим, а я нет. Это была очень низкая точка. Что-то явно должно было измениться.

В июле 1994 года Леонид Кучма был избран президентом. Мне понравилось то, что я увидел. Кучма говорил прямо и казался радикальным. Я связался с Соросом и сказал ему, что буду рад работать с Кучмой. Через несколько дней Сорос позвонил мне и сказал, что у него назначена встреча с Кучмой. Хотел бы я пойти вместе? «Конечно», — ответил я. Мы встретились с Кучмой в Киеве. Сорос предложил свои услуги. Кучма ответил: «Я готов». Впоследствии Сорос сказал мне: «Делайте то, что считаете нужным. Я плачу».

Я ожидал такого ответа и подготовил группу, которая прилетела через три дня. После восьми недель напряженной работы новое украинское правительство завершило свою первую программу МВФ, которая быстро устранила проблему гиперинфляции. Помимо самого Кучмы, нашими самыми значительными помощниками в украинском правительстве были министр экономики Роман Шпек и глава НБУ Виктор Ющенко. Наша группа расширилась до 27 человек, преимущественно состоящих из замечательных молодых украинцев. К сожалению, осень 1994 года была нашим звездным часом. К концу 1997 года мы тихо разъехались.

В декабре 2004 года я танцевал на улицах Киева с миллионом украинцев во время Оранжевой революции, когда страна переживала переломный момент в своей современной истории. После этого важного геополитического поворота для Украины и всего постсоветского региона я вместе с профессором Александром Пасхавером стал сопредседателем комиссии ООН по предложениям реформ.

Оглядываясь назад, я все еще горжусь отчетом, который мы подготовили. Мы всячески его продвигали, но единственным членом нового посторанжевого правительства, который действительно этим занимался, был министр финансов Виктор Пинзеник. Другие высокопоставленные политики, казалось, были заинтересованы только в том, чтобы стать премьер-министрами. Будущий мэр Киева Леонид Черновецкий сказал мне: «Вы не понимаете? Все они победители. Почему они должны кого-то слушать?» Как он был прав.

Главной проблемой после Оранжевой революции был хаос на высшем уровне, но было и много других проблем. Европейский союз не играл никакой реальной роли и не предлагал никакого направления. Количество украинцев старшего возраста, говорящих по-английски и имеющих международный опыт, оставалось крошечным. Экономическая идеология практически отсутствовала. Те немногие, кто был наверху, хотели личного процветания. Кроме того, все это казалось слишком простым. Оранжевая революция прошла мирно, как в сказке. Экономический рост Украины в 2003 году составил 12%. Чего переживать?

Несмотря на политические разочарования, последовавшие за восстанием 2004 года, оно остается чрезвычайно важным событием в национальной истории Украины. Самым важным долгосрочным преимуществом Оранжевой революции было создание сильного и энергичного гражданского общества. Это оказало глубокое влияние на последующий прогресс украинского государственного строительства.

Оранжевая революция также положила конец цензуре центрального правительства в кремлевском стиле и открыла новую эру свободы СМИ. Украинский медиа-ландшафт все еще далек от идеала и продолжает страдать от чрезмерного влияния олигархов, но ни одно последующее украинское правительство не смогло восстановить такой контроль, который власть осуществляла до Оранжевой революции.

Десять лет спустя миллионы украинцев снова вышли на улицы, чтобы защитить свое демократическое будущее. Хотя Революция достоинства 2014 года может внешне показаться похожей на Оранжевую революцию, она должна была подтвердить гораздо более серьезное противостояние, которое в конечном итоге спровоцировало прямое военное вмешательство России.

Российское вторжение вызвало тяжелый экономический кризис в первой половине 2014 года. К счастью, к тому времени Украина располагала достаточным человеческим капиталом, и многие молодые люди получили прекрасное образование за границей. Это разительно отличалось от ситуации в начале 1990-х или даже в 2004 году, когда отсутствие украинцев с международным опытом мешало усилиям страны по реформированию и развитию.

Украина также смогла подписать Соглашение об ассоциации с ЕС, которое предлагает как доступ к огромному европейскому рынку, так и детальную дорожную карту дальнейших реформ. В состав правительства были приглашены умелые и решительные реформаторы, и было принято много хороших законов о реформах. Этот процесс преждевременно замедлился в 2016 году, а затем ненадолго оживился в 2019 году. Несмотря на многочисленные неудачи, общее направление к большей прозрачности и евроатлантической интеграции оставалось четким.

Последние восемь лет российской агрессии против Украины помогли определить украинскую нацию. Это было очевидно уже в 2014 году после захвата Крыма и военной интервенции России на востоке Украины. Консолидация украинской национальной идентичности стала еще более выраженной за последние полгода после начала полномасштабного вторжения России в феврале 2022 года.

Сегодня украинская нация знает, что она часть Европы. Подавляющее большинство украинцев хотят вступить и в Евросоюз, и в НАТО. Это также означает, что украинское общество готово провести жизненно важные судебные реформы, которых все это время не хватало.

Экзистенциальные проблемы остаются. Украина должна еще преодолеть российскую агрессию и выиграть войну. И это далеко не определено. Тем не менее Украина подходит к 31-й годовщине независимости в этом месяце более сильной и сплоченной, чем многие в начале 1990-х годов осмелились бы поверить, и готовой к экономическому взлету, если удастся обеспечить устойчивый мир.

Перевод НВ

НВ обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Андерса Аслунда. Републикация полной версии текста запрещена.

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X